Особенности духовной жизни современной кубани скачать презентацию. Духовная жизнь славянского населения Кубани конца XVIII-XX вв.: динамика и традиции народной культуры Чурсина Валентина Ивановна. темы - истории становления и развития духовной жизни

Подписаться
Вступай в сообщество «tvmoon.ru»!
ВКонтакте:

Л.Д. Федосеева
кандидат исторических наук
доцент кафедры Отечественной истории, заместитель декана по учебно-воспитательной работе
Адыгейского государственного университета

На этапе переселения Черноморского казачества складывается его самобытная культура, которая вобрала в себя традиции материальной и духовной жизни народов, населяющих этот край. Это нашло отражение в формировании системы образования, просветительских учреждений, кубанской литературы, искусства. Этническая общность региона формировалась на основе синтеза культуры славянских племен, проживавших на территории Украины, соседних народов-белорусов, молдаван, болгар, греков. Каждый народ принес на кубанскую землю свой национальный фон. Культура казачества очень богата и неповторима.

Черноморцы отличались своей религиозностью и приверженностью к православной религии. Девизом черноморцев была борьба за веру. Они шли на Кубань охранять русские границы от людей иной веры.

Духовной основой жизни черноморцев было православие. Перебираясь на Кубань, казаки везли с собой и походную церковь, которую подарил им Г.А.Потемкин. Но у черноморцев на Кубани не было священников, поэтому было решено подготовить священнослужителей в своей среде. Для этого привлекались наиболее благопристойные люди, не связанные с воинской службой. Было организовано свое казачье духовенство. «Синод, по приказу императрицы Екатерины II, указом от 4 марта 1794 года, постановил причислить Черноморию к Феодосийской епархии и дал общие указания об устройстве церквей и организации духовенства».1 Епископ следил за количеством церквей, чтобы их не было в избытке. А.Головатый решил обзавестись и ближайшим духовным начальством. Им стал его родственник Роман Порохня. Шло строительство церквей. К 1799 г. на Кубани уже было построено 16 церквей и 9 были в стадии завершения.

Заложен был войсковой собор в Екатеринодаре. «Начало этому, можно сказать, положено было Екатериной II . Письмом от 2 марта 1794 г. на имя кошевого Чепеги граф Платон Зубов известил, что Государыня пожертвовала на построение храма в Екатеринодаре 3000 рублей и богатую церковную утварь».2 Церковь должна была быть пятиглавой с железной крышей. Лес был привезен с Волги, поэтому собор вышел дорогим. Строительство было завершено в 1802 г. Более скромный облик имела Екатериненская церковь, построенная в 1814 г.

Важным памятником XVIII в. был Екатерино-Лебяжий мужской монастырь – первый черноморский монастырь, учрежденный по многочисленным просьбам казаков Указом Екатерины II от 24 июля 1794 г. «Снисходя на прощение Нашего верного Войска Черноморского войскового правительства и старшины, Всемилостивейше позволяем: в селениях сего войска, в избранном ими месте, устроить монашескую пустынь, в которой бы престарелые и раненные на войне казаки, по богоугодному желанию своему, могли воспользоваться спокойною в монашестве жизнею…».3 Вследствие этого Указа предписывалось Синоду сделать конкретные шаги для основания монастыря. Это был целый комплекс, включавший звонницу, многочисленные хозяйственные и церковные постройки. Он был построен без единого железного крепления. В соборе был установлен богатый иконостас, над ним трудились – Никофор, Чеусов и Иван Селезнев. Этот собор красовался на кубанской земле более 70 лет и был разобран в 1879 г. по ветхости.

При большом стечении простого люда и войсковой старшины 21 сентября 1849 г. в день св. Димитрия Ростовского Чудотворца был открыт первый женский православный монастырь в Черномории – Марии-Магдалинская пустынь. Основан по ходатайству наказного атамана Г.А.Рашпиля. Монахини занимались благотворительностью, при монастыре была открыта школа для девочек. Монастырь просуществовал до 1917 г. Так удовлетворяло свои религиозные потребности казачество.

Традиционным в семейно–бытовых обрядах казаков было хоровое пение. Особое место занимали войсковые певческие и музыкальный хоры в 1811-1917 гг. Наряду с произведениями духовного содержания, певческий хор исполнял большое количество русских и украинских народных песен в обработке местных кубанских музыкальных деятелей.

В 1811 г. у черноморцев появляется Войсковой певческий хор. Его создание связано с именем К.В.Россинского. В его письменном ходатайстве перед войсковой канцелярией от 2 августа 1810 г., в частности, сказано: «Для благолепнейшего богослужения при здешней соборной церкви нужно иметь певческий хор, на содержание коего должно определить ежегодно по крайней мере тысячу рублей, к чему доходы церковные суть недостаточны. Не благоугодно ли будет войсковой канцелярии назначить сию сумму из войсковых доходов…».4 Понимая необходимость хора для исполнения религиозного песнопения, усиления эмоционального воздействия на верующих, художественного украшения культа, канцелярия удовлетворила просьбу К.В. Россинского. Главенствующее место в творческой деятельности войсковых хоров занимала пропаганда церковной музыки. Главным служебным местом коллектива стал собор, где хор своим пением сопровождал церковные обряды. С Войсковым певческим хором связаны и начинания в области сбора и изучения кубанского казачьего фольклора.

Первым дирижером хора стал дворянин Константин Гречинский. И пробыл он в этой должности до 1815 г. Далее этим хором руководил Г. Пантюхов, М. Лебедев, Ф. Дунин, Г. Концевич, Я. Тараненко. Значение певческого хора скоро стало выходить за пределы Черномории. О нем хорошо отзывался князь М.С. Воронцов. А в 1861г. хор удостоился хорошей оценки от императора Александра II.

По инициативе атамана Ф.Я. Бурсака был создан еще один хор – Войсковой музыкальный. «22 декабря 1811 г. император Александр I издал указ о заведении в Черноморском казачьем войске духовой музыки из 24 музыкантов».5 Этот хор способствовал развитию военно-прикладной музыки. Она сопровождала казаков в военных походах, воспитывала мужество и патриотизм. Долгое время оркестр возглавлял Павел Родионенко. П.П. Кривоносов занимал эту должность с 1844 по 1852 г. Он за один год готовил до 200 трубачей, барабанщиков и горнистов для казачьих частей. Развитию коллективного пения и инструментального исполнения способствовали различные факторы. Во-первых, – богатство народнопесенного творчества. Во-вторых, – певческий опыт коллективного исполнения, который сложился в быту и в период прохождения военной службы. В-третьих, – красота южной природы. И, наконец, – вольная жизнь черноморского казачества.

Все перечисленное и влияло на формирование самобытной духовной культуры казачества, вобравшей в себя традиции и культурный опыт народов, населявших Кубань.

Примечания:

1. Щербина Ф.А. История Кубанского казачьего войска: в 2 т. Т.2. – Краснодар, 1992. – С. 587.
2. Ратушняк В.Н. История Кубани. – Краснодар, 2000. – С. 192.
3. См.: Раздольский С.А. Черноморская Екатерино-Лябяжская Николаевская пустынь // Сб. работ преподавателей гуманитарных наук. – Краснодар, 1994; Кияшко И.И. Екатерино-Лябяжская св. Николая пустынь // Кубанский сборник. Т. 15. – Екатеринодар, 1910.
4. Государственный архив Краснодарского края. Ф.250, Оп. 2, Д. 189.
5. Трехбратов Б.А. Новая история Кубани. – Краснодар, 2001. – С.83.

-- [ Страница 1 ] --

Для заказа доставки диссертации введите ее название в форму поиска на сайте

https://mydisser.com/ru/search.html?srchwhat= .

На правах рукописи

ЧУРСИНА

Валентина Ивановна

ДУХОВНАЯ ЖИЗНЬ НАСЕЛЕНИЯ КУБАНИ В КОНЦЕ ХVIII

ХХ в.в.: ДИНАМИКА И ТРАДИЦИИ НАРОДНОЙ КУЛЬТУРЫ

Специальность 07.00.02 Отечественная история

Диссертация на соискание ученой степени

доктора исторических наук

ВВЕДЕНИЕ.............................................................................. 3-26

ГЛАВА I. ПРАВОСЛАВИЕ И НАРОДНАЯ КУЛЬТУРА КАК

БАЗОВЫЕ ЭЛЕМЕНТЫ ДУХОВНОЙ ЖИЗНИ

ВОСТОЧНОСЛАВЯНСКОГО НАСЕЛЕНИЯ КУБАНИ. ТЕОРИЯ И

ГЕНЕЗИС

1.1. Православие как первооснова духовной культуры …….27-51

1.2. Генезис духовной жизни и народная культура ……… 51-

1.3. Диалектика традиционного и современного

в фольклоре..........................................................................….. 57-66

1.4.Эволюция этнокультурных традиций …………………...66-74

1.5. Сценические формы народного искусства............……...74-94

ГЛАВА II. ТРАДИЦИИ И ДИНАМИКА КАЛЕНДАРНОЙ

ОБРЯДНОСТИ И ЗАГОВОРНОЙ КУЛЬТУРЫ

2.1. Календарная традиция...........................………….. ……...94-116

2.2. Календарный обрядовый фольклор в эпоху

социализма и постсоветской истории................……………..116-124

2.3. Заговорно-обрядовая культура...............................……...124-142

ГЛАВА III. ЭВОЛЮЦИЯ ПОВСЕДНЕВНОСТИ (СЕМЕЙНЫЕ

ОБЫЧАИ И ОБРЯДЫ ЖИТЕЛЕЙ КУБАНИ)

3.1. Система традиционного семейно-бытового фольклора…142-162

3.2. Современные семейные обряды и праздники......……… 162-172

3.3. Историческая и генетическая связь календарного,

семейно-бытового и внеобрядового фольклора …………….... 172-182

ГЛАВА IV. ПРОЦЕССЫ ТРАНСФОРМАЦИИ ВО

ВНЕОБРЯДОВЫХ ХУДОЖЕСТВЕННЫХ ФОРМАХ НАРОДНОЙ

КУЛЬТУРЫ

4.1. Народная культура в контексте изменения

исполнительских жанров …………..……………………182-234

4.2.Устное народное творчество как катализатор

трансформации духовной жизни …………………………235-258

4.3.Традиции и инновации в игровой народной культуре.….258-269

4.4. Культурная эволюция изобразительного и

декоративно-прикладного творчества….…………………… 269-287

ЗАКЛЮЧЕНИЕ...................................................................... 292-301

ПРИМЕЧАНИЯ………………………………………………

СПИСОК ИСТОЧНИКОВ И ЛИТЕРАТУРЫ…………302-332

ПРИЛОЖЕНИЕ……………………………………………..333-344

ВВЕДЕНИЕ

Актуальность проблемы. В эпоху глобализации культурные

символы, формы поведения стремительно перемещаются от одного

общества к другому. Электронификация коммуникационных средств



позволяет передавать визуальную информацию на большие расстояния,

способствуя формированию культурных стереотипов общемирового

масштаба. Расширение сферы трансграничных взаимодействий людей,

предприятий, рынков ведет к нивелированию этических культур. Ощущая

угрозу своей культурной идентичности, человечество все сильнее

испытывает потребность в сохранении национальной и региональной

специфики. В связи с этим особенно актуализируются проблемы локальной

истории культуры, ее эволюции и традиций.

В современных условиях все более заметным становится

противоречие, выражающееся, с одной стороны, утверждением в

общественном сознании неких общих культурных норм и ценностей, а с

другой, - в осознании людьми своей этнокультурной принадлежности. Эту

тенденцию выявила Всероссийская перепись населения 2002 года: идея

создания единой нации «советский народ» оказалась несостоятельной.

Опрос показал, что в обществе сильна тяга к национальному самосознанию

и самобытности. Появились такие варианты самоопределения, как «казак»,

«помор», «печенег», «половец». Сплочение и духовное обогащение россиян

видится в достижении культурного многообразия. В этих условиях

изучение и распространение историко-культурного опыта в его духовной

сфере приобретает особое звучание.

Вместе с тем следует признать, что в обществе сильны негативные

настроения. Утрата социально-культурных ориентиров, несовпадение

систем ценностей и уровней жизни создают ощущение катастрофичности

бытия, вызывают чувство неполноценности и агрессию. Все это неизбежно

ведет к социальной, религиозной и этнической напряженности. Решению

проблемы мешает отсутствие научно обоснованной культурной политики.

Совершенно очевидно, что выработка такой политики должна строится с

учетом уроков прошлого.

Возможности формирования новой мировоззренческой парадигмы в

российском обществе напрямую зависят от того, как сохраняются

национальные корни. В этой связи, необходимо создание условий для

саморазвития традиционных этнических культур, способных служить

нравственным ориентиром для новых поколений. Расширение сферы

культурной жизни может и должно происходить за счет включения в

социокультурное творчество различных слоев населения, обогащение

интересов и развитие инициатив. Именно поэтому, особую актуальность

приобретают исследования исконных традиций народной культуры и ее

эволюции.

Динамика этнокультурных процессов в регионах во многом зависит от

того, как функционируют те или иные каналы, передающие культурную

информацию. В качестве механизма трансляции социокультурного опыта

выступают традиции, позволяющие сохранять духовное наследие

достаточно длительное время. Большую роль в решении этой проблемы

исследовании народной культуры, направленные на обоснование путей

оптимизации этнокультурных процессов в российских регионах. Отсутствие

масштабных исторических работ в этой области предопределило выбор

темы - истории становления и развития духовной жизни

восточнославянского населения Кубани на примере фольклора региона в

единстве его содержательной и динамической сторон.

Духовная жизнь, народная культура и ее проявления изучаются

разными научными дисциплинами гуманитарного профиля исторической

наукой, философией, культурологией, искусствоведением,

фольклористикой, этнографией, эстетикой и др. Каждая из них стремится

сформировать свой предмет исследования. Специфической особенностью

изучения данного объекта является то, что фольклор служит основным

источником для выявления трансформации духовной жизни в его базовой

составляющей. Именно поэтому, в качестве объекта исследования мы

избрали духовную жизнь восточнославянского населения Кубани в

процессе ее исторического развития, начиная с конца ХVIII до начала ХХI

века в ее основании народной культуре.

Предмет исследования: взаимосвязь традиций и динамики народной

культуры как составной части духовной жизни и эволюции

восточнославянского фольклора Кубани.

Хронологические рамки диссертации охватывают более чем

двухсотлетний период: с конца ХVIII века до начала III тысячелетия. Выбор

данных временных параметров обусловлен тем, что с начала колонизации

края, в духовной жизни славян Кубани, как и в целом в России, произошли

качественные изменения. Некогда самобытная национальная культура,

основанная на Православной вере, составляла фундамент российского

государства. Идеалами русского народа были церковь, семья, традиционные

ценности. Отказ от исконных духовных традиций в пользу

наднациональных, универсальных, насильственная атеизация образования и

воспитания в ХХ веке привели общество к опустошению и упадку.

Отрицание религиозных основ культуры и фольклорных традиций

прошлого в годы советской власти, навязывание народу либеральных идей

запада в постсоветский период пример того, как обезличивается и

искусственно уничтожается духовный базис общества. Будущее страны,

ее безопасность, социально-экономическое развитие и положение в мире

следует рассматривать в неразрывной связи с восстановлением

исторической памяти русской цивилизации, возрождением и укреплением

национально-консервативного мировоззрения.

В исследовании дореволюционного состояния проблемы мы

ограничивались географическими границами Кубанской области,

включавшей Черноморскую губернию (Черноморию) в период с конца

ХVIII - до 1917 года. В советское время административно-территориальное

деление характеризовалось чрезвычайной неустойчивостью. В первые

послереволюционные годы область носила название Кубано-Черноморской.

По решению Президума ВЦИК РСФСР в 1922 году за счет части

Краснодарского края и Майкопского отдела была создана Черкесская

(Адыгейская) автономная область, вошедшая в состав Кубано-

Черноморской области. Большая часть Баталпашинского отдела была

передана Терской области и Карачаево-Черкесской автономной области.

В 1924 году Дон, Кубань, Терская и Ставропольская губернии, город

Грозный, входивший на правах округа, Кабардино-Балкарская, Карачаево-

Черкесская, Адыгейская и Чеченская автономные области объединились в

Юго-Восточный край с центром в Ростове-на-Дону. В том же году край

переименовали в Северо-Кавказский. В 1934 году край разукрупнили. В

состав Азово-Черноморского с центром в Ростове-на-Дону вошли

некоторые районы Кубани и Адыгейской автономной области. Центром

Северо-Кавказского края стал город Пятигорск. В сентябре 1937 года Азово-

Черноморский край был разделен на Краснодарский край и Ростовскую

область.(1) В 1991 году Адыгейская автономная республика стала

самостоятельным субъектом Российской Федерации. Кубанью принято

называть территорию бывшей Кубанской области и нынешний

Краснодарский край за исключением части восточных районов, отошедших

в советское время Ставропольскому краю и части южных районов,

находяшихся в составе Карачаево-Черкессии.

Историография проблемы. Проблемы становления и развития

духовной культуры русского народа нашли отражение в

культурологических концепциях славянофилов К.С. Аксакова,(2) А.С.

Хомякова,(3) Н.Я. Данилевского, (4) ориентированных на учение

Православной церкви о взаимодействии божественного и человеческого в

личности. Фундаментальное значение имели для нас идеи о слиянии

общинности и соборности как важнейших предпосылок формирования

национального самосознания русского народа.

Теоретические подходы к пониманию культуры как специфического и

целостного организма активно исследовались представителями религиозной

метафизики, в частности, П.А.Флоренским,(5) П.Б.Струве,(6) В.С.

Соловьевым. (7) Выработанные ими идеи надисторичности и

надсоциальности духовных начал позволили нам глубже проникнуть в суть

произведений народной прозы и песенного фольклора христианского

В изучении и описании символов, культов, универсальной категории

творчества большую роль сыграл опыт феноменологического анализа А.Ф.

Лосева, (8) М.М. Бахтина, (9) и П.А. Флоренского.(5) Философия культуры

представлялась ими как основа, на которой гуманистические ценности и

принципы историзма способны органично вписываться в новую

мировоззренческую парадигму.

Большой вклад в изучение истории религии методами герменевтики

внес французский культуролог М. Элиаде. (10) Разработкой теории

культурогенеза этносов и субэтносов занимались и другие западные ученые.

Опыт К. Леви-Строса в изучении культурных структур позволил

представить ритуалы, тотемы, мифы, как особого рода знаковые системы и

выявить множественность культурных форм.(11) К. Малиновский считал,

что различия между культурами проявляются в закрепляемых способах

удовлетворения и характере передаваемых потребностей. Культура в таком

виде выступает как совокупность артефактов. В диссертации

использовались разработанные им теоретические подходы к

функциональному анализу культуры.(12) В изучении этапов в развитии

культуры мы опирались на философские труды Г. Спенсера, (13) О.

Шпенглера, (14) Э. Тайлора, (15) П.Сорокина.(16)

Неоспорима ценность взглядов на жанровую природу произведений

устного народного творчества В.Г. Белинского (17) и его

единомышленников Чернышевского (18) и Н.А. Добролюбова.(19)

Разработанные ими принципы научного сбора фольклора стали

основополагающими в дореволюционной отечественной фольклористике и

не потеряли своего значения до сих пор.

Осмысливая материал по истории русского фольклора, нельзя пройти

мимо трудов родоначальника мифологической школы в России Ф.И.

Буслаева, создавшего собственную концепцию мифа. (20) Одним из первых

в отечественной науке ученый убедительно доказал, что прошлое для

традиционного сознания является областью универсальных идей и

нравственных ценностей. Мифология рассматривалась им как часть

исторической памяти народа.

Обширному исследованию мифотворчества посвящен

фундаментальный труд А.Н. Афанасьева «Поэтические воззрения славян на

природу». (21) Ученый первым поставил вопрос о происхождении мифа в

тесной связи с мышлением. Безусловно, ценным следует признать вклад

исследователя в систематизацию и издание русских народных сказок. Его

современник филолог-славист А.А. Потебня по-своему сформулировал и

выдвинул ряд убедительных аргументов в пользу мифа, как способа

мыслительной деятельности человека.(22) В диссертации использовалиcь и

труды главы сравнительной школы, литературоведа А.Н. Веселовского, (23)

обнаружившего внутренние эволюционные закономерности в отдельных

жанрах и областях фольклора. Не утратили научного значения выводы,

сделанные им при сопоставлении духовных стихов с календарными

обычаями и обрядовым фольклором. Большое значение для нас имели

труды Д.К. Зеленина, иссследовавшего цикл календарных троицких обрядов

с помощью ретроспективного анализа. (24)

Философские аспекты теории и истории культуры изучались во второй

половине ХХ в. и особенно активно в 70 - е и последующие годы

советскими учеными Ю.М. Лотманом,(25) С.Н. Артановским, (26) С.Н.

Иконниковой,(27) М.С. Каганом,(28) Л.Н. Коганом,(29) Э.В.

Соколовым.(30)

При всем многообразии концепций ученые едины в том, что культура

есть сложная система, являющаяся подсистемой бытия. Сформулированные

приоритетные направления в исследовании проблем исторической

культурологии служат ориентиром в современных научных поисках.(31)

Общетеоретические проблемы фольклора исследовались Ю.М.

Соколовым, (32) В.Я. Проппом,(33) Д.С.Лихачевым,(34) К.С.

Давлетовым,(35) В.Е. Гусевым. (36) Особую значимость для нас имели

труды, посвященные вопросам частного характера. К числу наиболее

отнести П.Г. Богатырева,(37) И.И. Земцовского,(38) Ю.Г. Круглова,(39)

И.А. Морозова,(40) А. Ф. Некрылову, Н. И. Савушкину,(41) К.В. Чистова.

(42) Их опыт позволил понять логику исторической и структурной

трансформации фольклора.

Важную роль в исследовании народной культуры казачества сыграло

созданное в 1896 году общество любителей изучения Кубанской области

(ОЛИКО), объединившее историков, писателей, деятелей искусства.

Активное участие в его деятельности принимали архивариус

Кубанского областного правления М.А. Дикарев, регент Войскового

казачьего войска» Ф.А. Щербина. Вышедший в Екатеринодаре в 1910 г.,

1913 г. труд историка, содержит обширные сведения о нравах и

межэтническом взаимодействии кубанцев.(43) Работа оказалась

незавершенной, ученый вынужден был покинуть родину и жить в

эмиграции. Главным наследием общества, просуществовавшего до 1932

года, явились печатные издания местных авторов.

проблеме составляют историко-этнографические материалы, относящиеся

ко второй половины Х1Х началу ХХ веков, в которых представлены едва

ли не все жанры и виды народного творчества Кубани. Многообразие тем,

художественных образов, поэтических приемов, яркий колоритный язык

характеризуют этот пласт народной художественной культуры. Благодаря

усилиям собирателей и исследователей спасены от забвения тысячи

памятников - подлинных шедевров народного искусства. Работой по

Решающую роль в культурной жизни Кубани в 1920-1930-е гг. играла большевистская партия и органы советской власти. Партийное строитель­ство на Кубани охватило широкие круги населения. Численность членов партии неуклонно росла. Только в 1922 г. коммунистами стали 2028 человек. Боль­шевики, коммунисты Кубани активно участвовали в общественной жизни стра­ны. В работе 1-го съезда Советов СССР приняли участие 30 делегатов от Кубано-Черноморской области и 5 - от Адыгейской автономной области. Среди них: А.И. Микоян - секретарь Юго-Восточного бюро ЦК РКП(б), А.К. Аболин - секретарь Кубано-Черноморского обкома, В.Н. Толмачев - пред­седатель облисполкома, Д.П. Жлоба - герой Гражданской войны, Ш.У. Хакурате - председатель исполкома Адыгейского областного Совета, А.И. Мелещенко - наборщица, А. В. Лебедева-Репина - фельдшер-акушер, и др. В числе избранных в члены ЦИК СССР были и кубанцы: Я.В. Полуян, А.К. Аболин, В.Н. Толмачев, Ш.У. Хакурате. В партийный аппарат обком ЦК РКП(б) направил Р.С. Землячку, ветерана революционного движения, А. Булыгу-Фадеева, активного партийного работника Дальнего Востока. Летом 1924 г. он избирается первым секретарем Краснодарского городского комитета партии.

Большевики активно вовлекали молодежь в общественно-политичес­кую жизнь. 28 марта 1920 г. в летнем театре городского сада Екатеринодара состоялось собрание пролетарской молодежи. Руководители партийной организации города и политработники гарнизона рассказывали о целях и задачах Союза пролетарской молодежи. Ячейки Союза молодежи в том же году возникли в Армавире, Новороссийске, Сочи, Ейске, в Кавказском и Тимашевском отделах. В середине апреля началось становление организа­ций в Новороссийске. 1 августа состоялся I Кубано-Черноморский област­ной съезд комсомола. К этому времени комсомольская организация вырос­ла почти до 10 тыс. человек. Детская пионерская организация Кубани воз­никла в 1923 г.

Из числа первых вожаков коммунистической молодежи выросли впос­ледствии крупные работники партии, военачальники, деятели культуры. А. Чуднов стал работником ЦК КПСС, секретарем Волгоградского обкома, был председателем обороны города-героя в дни Сталинградской битвы. П. Ломако, получивший комсомольский билет в 1920 г., много лет был мини­стром, заместителем Председателя Совета Министров СССР. П. Пономаренко, вожак кореновских комсомольцев, много лет находился на государ­ственной и партийной работе, во время Великой Отечественной войны вы­полнял обязанности начальника штаба партизанского движения страны. Л. Ильичев, рабочий завода «Кубаноль», многие годы был редактором газеты «Правда». Г. Фиш, организатор комсомольских ячеек в Новороссийске, стал известным писателем. В Армавире появление первых ячеек связано с име­нем Н,И. Подвойского, одного из руководителей Октябрьского вооруженного восстания в Петрограде.



Огромное значение советская власть придавала развитию народного образования. Сразу после Гражданской войны развернулась работа по лик­видации неграмотности («ликбез»). В 1920-1921 гг. приступили к строитель­ству новой общеобразовательной школы. I съезд Советов Кубано-Черноморской области постановил «задачи народного просвещения признать ударны­ми». Созданные чрезвычайные комиссии открывали школы и пункты по обу­чению неграмотных. В интересах кампании по развитию народного образо­вания проводилась национализация книжных складов и магазинов, изыма­лись книги для нужд новых школ у частных лиц, высвобождались помещения для новых школ. Учебный процесс претерпел серьезные изменения. По по­становлению Кубано-Черноморского ревкома преподавание религиозных ве­роучений во всех государственных и общественных, а также частных учеб­ных заведениях прекращалось.

Результаты политики советской власти по ликвидации безграмотности поразительны. На Кубани в 1920 г. не знали грамоты 468 766 детей школьно­го возраста. А в 1937 г. уже было 2498 школ, в которых обучались все дети.

В 1924 г. в ст-це Славянской возникла первая школа крестьянской моло­дежи в которой учили и земледельческому труду. Обучение взрослых людей осуществлялось не менее ударными темпами. Активную работу вело общество «Долой неграмотность». Уже в 1931 г. 85% населения овладели грамотой.

Не обходилось и без перегибов. Так следует отметить насильственную украинизацию Кубани в 1920-е гг., затронувшую все сферы общественной жизни, в том числе и школу. В 1932 г. было принято решение о прекращении украинизации Кубани, запрещен выпуск 20 украинских газет и журналов, пре­кратилось радиовещание на украинском языке, закрыто несколько школ, уп­разднялись «украинские» институты. Книги на украинском языке изымались. В 1933 г. были репрессированы многие литераторы, профессора, студенты пединститута и украинского отделения рабфака, в том числе писатели В. Потапенко, Г. Доброскок, С. Грушевский. Некоторые эмигрировали позже, в том числе в 1940-е годы (В. Очерет, Н. Щербина и др.).

Большая работа была проведена по развитию образования в горских районах. В Адыгее в 1922 г. вводится письменность (на основе кириллицы), давшая возможность начать обучение на родном языке, а в 1931 г, среди адыгов уже была ликвидирована неграмотность.

После установления советской власти началась организация высшего и среднего профессионального образования. В 1920 г. был открыт первый на Кубани университет. После реорганизации на его основе возникли медицин­ский, педагогический и сельскохозяйственный институты. К 1937 г. велись занятия в 11 техникумах и училищах, 4 институтах. Численность кубанских студентов равнялась 4196.

3 вузах читали лекции известные в стране ученые. Первым ректором Ку­банского государственного университета являлся Н.А. Маркс, крупный ученый палеограф. Организатором сельскохозяйственного института явился А.А. Ярилов. Лекторами и преподавателями были известные ученые С.А. Захаров, М.В. Клочков, М.Н. Коваленский, Н.А. Маркс, Н.Ф. Мельников-Разведенков, П.Е. Никишин, И.Г. Савченко, С.В. Очаповский, В.С. Пустовойт, Б.Л. Розинг. Следует отметить, что в 1930-е гг. дореволюционная профессура подвергалась гонениям по политическим причинам, однако именно профессиональные кадры «дореволюционной закваски» сыграли решающую роль на начальном этапе ста­новления и развития советской интеллигенции. Уже в 1932 г. научный потенци­ал Кубани позволил открыть Всесоюзный научно-исследовательский институт масличных культур, вскоре ставший всемирно известным.

В 1920-е годы создан Кавказский государственный заповедник - один из самых больших и известных в мире.

В 1920-е гг. продолжали работать художественные коллективы из числа творческой интеллигенции, прибывшей на Кубань в годы Гражданской войны. Ее представители стали организаторами советского искусства, возглав­ляли отделы народного образования: музыканты М. Эрденко, С. Богатырев, Г. Концевич; художники С. Воинов, А. Юнгер, П. Краснов; литераторы С. Мар­шак, Е. Васильева, Б, Леман. Подотдел искусств Новороссийска возглавлял режиссер В. Мейерхольд, там же работал поэт А. Ростиславцев.

1 мая 1920 г. в Екатеринодаре открылся «Первый советский театр». Те­атральным делом руководил будущий знаменитый артист и режиссер В.Э, Мейерхольд. С.Я. Маршак организовал детский театр, работу которого горячо одобрил А.В. Луначарский. В 1937 г. в крае ставили спектакли в 11 театрах, действовало около 800 киноустановок, функционировали 71 дом культуры, более 1600 клубов. 1 октября 1920 г. открылась Кубанская государственная консерватория.

В годы нэпа государственное финансирование культурных учреждений сократилось. Около трети работников искусства оказались безработными. Распался оркестр Кубанского казачьего войска (с 1920 г. - государствен­ный). Учебные заведения были сняты с государственного бюджета. Не вып­лачивалась зарплата. К середине 1920-х гг. многие приехавшие на Кубань творческие люди покинули регион.

Ситуация изменилась в годы коллективизации и сталинской модерниза­ции. В конце 1930-х гг. в крае издавалось 154 газеты с общим тиражом 350 тыс. экземпляров. Из центральной прессы особой популярностью пользо­вались «Знамя труда», «Красное знамя», «Известия», «Правда», «Рабочая га­зета», «Голос рабочего», журналы «Красная деревня», «Безбожник», «Кроко­дил», «Красная нива», «Крестьянка», «Коммунистка».

Развивалась сеть радиовещания. 58 районов края были радиофициро­ваны 218 радиоточками. В 39 районах были созданы редакции районного вещания, выпускавшие последние известия 10-15 раз в месяц. На каждые 66 человек приходилась радиоточка.

В конце 1930-х гг. на Кубани действовало 1157 библиотек, в каждой книж­ный фонд в среднем составлял 1-2,5 тыс. книг. При комплектовании библио­течного фонда серьезное внимание уделялось общественно-политической ли­тературе - произведениям К. Маркса, Ф. Энгельса, В.И. Ленина, И.В. Сталина.

Особое значение в начальный период развития советской культуры иг­рали агитационно-массовое искусство и монументальная скульптура. Искус­ство оформления революционных праздников, ориентированное на выпол­нение агитационной функции в 1920-х гг., в 1930-е гг. перерастает в про­славление достижений советской власти. Искусство скульптуры на Кубани до революции не было распространено, а в первое десятилетие после рево­люции в городах Кубани повсеместно устанавливаются типовые гипсобетонные скульптуры, монументы в честь революции и ее вождей.

Интенсивно развивалась советская литература. На Кубани жили и рабо­тали крупные советские писатели. В. Вишневский начал заниматься литера­турой в Новороссийске. События Гражданской войны нашли отражение в произведениях А. Серафимовича и Д. Фурманова. А. Фадеев в Краснодаре написал первые главы книги «Разгром». В Новороссийске и Сочи жил и рабо­тал автор книг «Как закалялась сталь» и «Рожденные бурей» Н. Островский. С Кубанью были связаны жизнь и творчество А. Гайдара, В. Маяковского, А. Первенцева, писателя-сатирика Л. Ленча, Ц. Теучежа.

На Кубани успешно решались задачи культурной революции: ликвида­ция неграмотности, строительство новой советской школы, подготовка спе­циалистов из рабочих и крестьян. Существенно менялся быт населения Ку­бани. Многие населенные пункты получили новые названия в духе времени, переименовывались улицы. Например, в ст-це Крымской 1 мая 1921 г. ис­полком принял решение о переименовании улиц: Николаевскую - в им. Ленина, Гетмановскую - в Советскую, Евдокимовскую - в им. К. Либкнехта, Багратионовскую - в Коммунистическую и т.п. В станицах местными творческими коллективами ставятся революционные пьесы, развивается ки­нематограф.

Большое место в культурной политике большевиков играла антирелиги­озная пропаганда, поскольку атеизм стал государственной политикой. Со­ветский декрет «О свободе совести, церковных и религиозных обществах», принятый 23 января (5 февраля) 1918 г., лишал церковь права юридического лица, возможности заниматься благотворительной и воспитательной деятель­ностью, преподавать вероучение в школе. В феврале 1922 г. ВЦИК принял постановление об изъятии церковных ценностей на борьбу с голодом. С 1918 по 1928 г. в Кубанской области число церквей уменьшилось с 667 до 510, все 3 монастыря были закрыты.

К январю 1926 г. на территории Кубани и Черноморья отмечено 201 антисоветское выступление по религиозным мотива

Современная Россия мало чем похожа на монархическую Русь начала прошлого столетия, иные условия жизни, иная политическая система, идеология и режим. Вместе с тем проблемы, стоящие сегодня перед российским обществом, во многом созвучны тем вопросам, которые решала Россия в начале ХХ века. Сегодня, как и сто лет назад, актуально духовное возрождение нации, ее консолидация, выбор генерального курса дальнейшего развития страны. В связи с чем, вновь злободневна проблема взаимоотношения Церкви и государства, определения роли и места православия в жизни российского общества.

Общероссийские проблемы наиболее хорошо просматриваются сквозь призму регионального подхода. К началу ХХ века, православие в России имело два статуса. С одной стороны эта была самая многочисленная религиозная конфессия, с другой в результате целенаправленной многовековой политики, проводимой монархической властью православие выполняло функцию государственной идеологии. Не случайно все политические теории России носили православный акцент.

Консервативное (как правило, состояло из коренного черноморского духовенства, полковых священников, черного духовенства) выступало за сохранение верности канонам Православия и немедленного восстановления патриаршества. Негативно относилось к революционным событиям.

Радикальное, (на Кубани оно было не многочисленным, в него входили в основном высшие чины белого духовенства и некоторые представители черного), во многом соглашаясь с консерваторами, представители этого течения призывали к более решительным действиям. По их мнению, именно православное духовенство должно возглавить борьбу с революционным движением и оказать содействие восстановлению монархии. Многие из этой среды стали участниками таких организаций как Общество Архангела Михаила и Черная сотня.

Вместе с тем, несмотря на все выше сказанное, по сравнению с центральными губерниями России, позиции Православной Церкви на Кубани были по-прежнему крепки, чему во многом способствовало наличие казачьего населения, большая часть которого оставалась глубоко верующими людьми. В это время единственным разногласием среди духовенства и казачества был материальный вопрос. Казаки не очень хотели содержать свое духовенство, недовольство вызывало и наделение священнослужителей землей из станичного пая. Но конфронтаций на этой почве было не много.

Не случайно, несмотря на негативные последствия манифеста о веротерпимости, позиции православия здесь были все еще сильны, хотя и подверглись некоторым изменениям.

Подводя итог всему вышесказанному, можно сделать следующие выводы:

1. главным фактором, сыгравшим важную роль в развитии революционных событий, стало ослабление духовности в обществе.

2. нравственному кризису в немалой степени способствовали следующие моменты:

— превращение Церкви в одно из ведомств государства;

— образование двух ипостасей Православия: религиозного и идеологического. Превращение православия в государственную идеологию подрывало доверие к нему как к религии;

— увлечение политической элиты России демократическими лозунгами и ценностями западного общества и широкая их пропаганда;

— ослабление государственной системы патриотического воспитания.

Библиографический список.

1. Государственный архив Ставропольского края (далее ГАСК) – Ф.135. – Оп.56. – Д.264. – Л.18.

2. ГАСК. – Ф. 135. – Оп. 47. – Д.5. – Л. 57.

3. ГАСК. – Ф. 135. – Оп. 41. –Д.24. –Л. 7.

4. Ставропольские епархиальные ведомости 1905.

5. Ставропольские епархиальные ведомости 1906. № 34-35. Отдел неофициальный.

6. Ставропольские епархиальные ведомости 1907. № 46-47. Отдел неофициальный.

7. Ставропольские епархиальные ведомости. Ставрополь, 1917. № 13-14. Отдел неофициальный.

М.Ю. ГОРОЖАНИНА

к.и.н., доцент Кубанского государственного университета

Материал опубликован: Горожанина М.Ю. Деятельность православного духовенства Кубанского казачества в начале XX века [Электронный ресурс] // Научный журнал КубГАУ. № 111 (07). 2015. URL: https://ej.kubagro.ru/2015/07/pdf/02.pdf (Дата обращения: 18 марта 2016 г.)

В 2016-2017гг. в конце учебного года в классах школ Краснодарского края с 1 по 11 вводится новый раздел предмета «Кубановедение» - «Духовные истоки Кубани». На них выделят четыре часа в мае, говорится в Методических рекомендациях для образовательных организаций Краснодарского края о преподавании учебного предмета «Кубановедение» в 2016-2017 учебном году.

«Реализация раздела предполагает вовлечение родителей, активное взаимодействие с представителями РПЦ и других социальных институтов», - поясняется в документе.

Программа «Духовных истоков Кубани» создавалась в тесном взаимодействии с Русской православной церковью, рассказала РБК Юг министр образования и науки Кубани Татьяна Синюгина.

«Мы разрабатывали эти уроки вместе с нашей епархией, институтами, учителями истории и кубановедения. Выбор тем серьезно обсуждался с протоиереем, руководителем религиозного образования и катехизации Екатеринодарской епархии Александром Игнатовым. В итоге мы отобрали темы, которые с одной стороны, достаточно интересны и насыщены с исторической точки зрения, с другой - передают духовно-нравственные традиции. Например, детям расскажут о первых храмах на Кубани или православных традициях кубанской семьи», - пояснила она.

В рамках одного учебного года каждый из четырех часов будет выделен для отдельной темы. Например, в первом классе предлагается рассказывать о послушании родителям, традициях казачьей семьи, воскресной школе и духовных святынях малой Родины. Второклассники узнают про поклонные кресты, «духовные родники жизни», красные углы в избах и священный долг по защите Родины. Ученикам третьего класса расскажут о святых источниках Кубани, особенностях архитектуры православных храмов, святых покровителях и о материнском подвиге Пресвятой Богородицы. Затем темы будут усложняться и углубляться - так, со старшеклассниками обсудят «смысл жизни в понимании христианина» и основы социальной концепции РПЦ.

Декан факультета педагогики, психологии и коммуникативистики КубГУ Вероника Гребенникова считает введение курса духовных истоков полезным. «Такие разделы и предметы нужны. Другой вопрос, как они будут реализовываться на практике. При составлении программы, в частности, требуется учитывать возраст детей», - поделилась она.

Появление курса «Духовных истоков Кубани» в школе является положительной тенденцией, уверен православный активист Роман Плюта.

«Это нововведение я оцениваю только положительно. Что может быть плохого в том, что наши дети станут чище и духовно богаче? Последние исследования показали, что школьники сейчас плохо знают русскую классическую литературу. В советские времена был целый блок, в рамках которого не только читали, а изучали моральные проблемы, которые закладывали авторы. А сейчас проходят в сокращенной программе, просто пробегают произведения. Может быть, хотя бы таким путем школьники получат дополнительные знания», - говорит он.

По мнению же историка и краеведа Виталия Бондаря, необходимости в дополнительном разделе нет.

«Я вижу в этом проекте идеологическую подоплеку. У нас уже есть история, география и литература, в рамках которых можно изучать Кубань во всех ракурсах. Есть тут некие двойные стандарты. Сейчас Россия - это светское государство, и религиозное образование возможно вне школы. А этот предмет входит в основную программу и не является факультативом. С другой стороны, Краснодарский край позиционируется как многонациональный и мультиконфессиональный регион. И подобные предметы не учитывают взгляды представителей других религий или атеистов», - прокомментировал он.

«Мне кажется некорректным и название. Что значит «Духовные истоки Кубани»? Черноморское побережье уже давно дистанцируется от Кубани и отделено даже географически. Там другой менталитет, другой экономический уклад, несмотря на то, что мы относимся к одному региону. Если же говорить о духовной истории региона, то у нас есть богатейший пласт, существовавший до христианства. В частности, коренное население - это черкесы, изначально язычники, которые впоследствии приняли мусульманство. С исторической точки зрения некорректно игнорировать это», - отмечает Виталий Бондарь.

Напомним, в начале августа 2016г. губернатор Кубани Вениамин Кондратьев сообщил о том, что во всех общеобразовательных учреждения региона создадут казачьи классы. На тот момент в Краснодарском крае уже создано более 1700 казачьих классов, в которых учится порядка 40 тысяч детей.

← Вернуться

×
Вступай в сообщество «tvmoon.ru»!
ВКонтакте:
Я уже подписан на сообщество «tvmoon.ru»