Национальное дерево латвии. Художественные промыслы латвии. Другие достопримечательности Латвии

Подписаться
Вступай в сообщество «tvmoon.ru»!
ВКонтакте:

Могучий, крепкий, несгибаемый - как сама Латвия. Он живет уже тысячу лет и на своем долгом веку повидал многое. Символ мужского начала и наше национальное достояние, уникальный Кайвский дуб, которому нет равных не только во всей нашей стране, но и в Литве, Эстонии и даже Польше. Кайвский дуб и другие уникальные деревья, растущие на территории Латвии - в центре внимания сегодняшней программы "100 природных сокровищ".

Деревья – одно из самых главных и самых уникальных природных чудес. Дубы и липы в Латвии – везде. В природе, в дайнах, на картинах. Даже самую популярную латвийскую купюру – пятилатовую, украшало изображение раскидистого векового дуба. В латвийской мифологии дуб – символ мужского начала. Липа – символ женственности. Между прочим, в нашей стране растет самое большое в Балтии число вековых дубов и лип. И самый огромный, толстый и древний дуб – тоже наш.

И у него есть имя - Kaives senču ozols (Древний Кайвский дуб). Он растет в Тукумском крае у северной окраины местечка Кайве неподалёку от хутора Сенчи. В старину язычники почитали его как настоящий волшебный артефакт. В наши дни легендарный дуб так же тщательно охраняет государство. Дерево, похожее скорее на огромный ветвистый баобаб, чем на дуб, находится под присмотром латвийского центра петроглифов – он занимается исследованием исторических и природных памятников и объектов. Кайвский дуб – определенно один из важнейших и самых значимых сокровищ Латвии, говорит руководитель центра Андрис Гринбергс.

Мы время от времени осматриваем его и на данный момент могу сказать, что окружность его ствола составляет 10 метров 52 сантиметра. Это самое большое вековое дерево не только в Латвии, но и во всей Балтии.

В Литве растёт ближайший конкурент нашего дуба – Стелмужский дуб, окружность его ствола составляет 9 метров 80 см, так что наш на 70 с лишним сантиметров более могучий", - подчёркивает Гринбергс.

Возраст таких деревьев – дубов и лип, растущих в нашем регионе, можно определить довольно просто: надо окружность ствола в сантиметрах разделить на 2. То есть, получается, что возраст Кайвского дуба – примерно 530 лет. Есть информация, что ему за тысячу лет, но это скорее всего не правда. И про Стелмужский дуб в туристических буклетах пишут, что ему за 2 тысячи лет, но это глупости, - по окружности можно сказать что ему меньше 500 лет. Это научно доказано, измеряя окружности дубов мы замечаем, что в наших условиях дуб за год «толстеет» в среднем на 2 сантиметра. Такие темпы роста у всех наших деревьев, кроме сосен, которые растут на болотах или в дюнах. Вот у них годовой прирост поменьше.

Вообще, надо сказать, что мы можем по праву гордиться обилием у нас вековых деревьев. В Литве и Эстонии их намного меньше.

Скажем, если взять топ-20 балтийских дубов, то в этой двадцатке номер второй – это крупнейший дуб Литвы. А крупнейший дуб Эстонии и вовсе где-то на пятнадцатом месте, если не ниже. Он в обхвате всего где-то 8 с половиной метров. Остальные 18 крупнейшие вековые деревья Балтии – наши!

Нам повезло с климатом, он очень нравится дубам. В Польше, кстати, тоже много дубов, но там они не вырастают такими крупными. У них есть много восьми- и девятиметровых дубов, а вот дерево больше 10 метров в окружности всего одно – 10 метров, 10 сантиметров, так что до нашего тоже не дотягивает. Был у них один дуб больше Кайвского, но его несколько лет назад сожгли хулиганы.

Есть у нас и другие выдающиеся деревья-старожилы. Самая крупная липа в нашей стране растет в Курземе, в городке Валдемарпилс – на окраине. Ее окружность почти 9 метров, примерно 8 метров и 80 сантиметров. Она по балтийским меркам одна из самых крупных.

С соснами сложнее: они часто с возрастом становятся многоствольными, и вырастая слишком высокими ломаются под натиском ветра. Поэтому крупнейшая сосна Латвии – сосна Аллю в Курземе, в обхвате составляет «всего» 4 метра и 44 см, при высоте 24 с лишним метра, что для сосны весьма неплохой результат».

Сосна Аллю, о которой говорит руководитель латвийского центра петроглифов Андрис Гринбергс, находится на левом берегу реки Стенде под Вентспилсом. А самая старая липа, которая растет в 14 км от Талси на окраине Валдемарпилса, видела еще герцога Екаба. У нее тоже есть имя – Элку, липа Идолов.

Член правления предприятия "Ригас Межи" Улдис Зоммерс – большой фанат Кайвского дуба и очень жалеет, что столица не может похвастаться такими многовековыми богатырями. Зато по его словам,

в Риге есть растения, которых не увидишь больше нигде в Латвии. Эту традицию внедрил сто лет назад знаменитый ландшафтный архитектор Георг Куфальдт,

будучи директором садов и парков Риги, он посадил в ее зеленых зонах немало экзотических цветов, кустарников и деревьев. Сегодня, спустя век, даже в самом обычном сквере, можно порой наткнуться на удивительные растения, которые никак не ассоциируются с нашими краями.

На Вашингонской площади с легкой руки посольства США вот уже 6 лет растет тюльпанное дерево. В обычых условиях оно может вырасти даже до 50 метров. Напротив оперы, в сквере Латвийского университета растет самое древнее дерево на планете, которое сохранилось неизменным с мезозойской эры – это гинкго. В Риге первые деревья этого вида сажал лично легендарный Куфальдт. А у оперы растет саженец, подаренный Риге жителями Германии.

Швейцарец Шахверди Ахадов сажает грецкие орехи по всей Европе. С его легкой руки в зиепниеккалнском парке Эбельмуйжас и на Даугавском променаде растут орехи выведенного во франции сорта Франкетт.

А некий житель Плаканциемса, сибиряк по происхождению, подарил Риге настоящий сибирский кедр. Его можно посмотреть в столичном парке Победы. А еще в Риге есть магнолии. Раньше эти экзотические деревья росли только в ботаническом саду. А сейчас магнолия, визитная карточка субтропиков, растет и цветёт в рижских парках: Верманском, Кронвальда и сквере возле оперы.

Но самое экзотическое для наших широт растение – кентуккийское кофейное дерево, оно же мыльное, оно же бундук двудомный, растет прямо на набережной Pижского канала.

Неподалёку от домика бобра Аскольда. Оно появилось в Риге еще в 60-е годы прошлого века и часть саженцев не просто прижилась, но даже дает плоды – коричневые стручки с бобами и зеленой гелеобразной субстенцией.

Несмотря на название бобы бундука – не кофейные, в сыром виде они даже ядовиты. А вот гелевая начинка стручков хорошо мылится и американские аборигены использовали её вместо моющих средств.

Кстати, тем из латвийцев у которых возникнет желание подарить столице или другому городу какое-нибудь дерево, "Ригас межи" советует согласовать местоположение подарка с компаниями, которые управляют зелёными насаждениями. А всем остальным желает наслаждаться живыми сокровищами Латвии бережно – не срывать листья, беречь их от вандалов, чтобы их смогли увидеть еще многие поколения латвийцев.

Материал 2004 года

Флаг

Письменные свидетельства о красном флаге с белой полосой восходят ко второй половине XIII столетия, когда с таким флагом древние племена латгалов воевали с эстонскими племенами (в союзе с немцами, следует заметить) . Эти сведения позволяют причислить латышский флаг к самым старинным флагам мира. В конце 60-х годов XIX века упоминание о красно-бело-красном флаге в прошлом в “Рифмованной хронике “ Ливонского ордена нашел латышский студент Екабс Лаутенбахс-Юсминьш - исследователь фольклора, впоследствии ставший профессором. В “Рифмованной хронике” описаны события, происходившие на территории Латвии до 1290 года, прославляются заслуги крестоносцев за обращение к христианской вере язычников проживавших на территории Латвии. Исходя из вышеупомянутых исторических сведений, художник Ансис Цирулис в мае 1917 года разработал современный дизайн государственного флага Латвии. Красный цвет флага Латвии имеет особый темный (кровавый, для нервных - вишнёвый) тон. Пропорциональное распределение цветов флага следующее: 2:1:2 (нижняя и верхняя красная часть флага всегда в два раза шире средней - белой), а пропорции длины и ширины 2:1. Государственный флаг Латвии в таком виде и герб утверждены особым постановлением парламента 15 июня 1921 года.

Герб

Государственный герб Латвии создан после провозглашения независимости Латвийской Республики как символ независимой государственности. Герб объединяет как символы национальной государственности, так и старинные символы исторических регионов. Национальную государственность Латвии символизирует солнце в верхней части щита герба. Во время Первой мировой войны призванные в армию Российской империи солдаты - латышские стрелки - начали использовать стилизованное изображение солнца как знак отличия и национальной принадлежности. В годы Первой мировой войны солнце изображали с 17 лучами, символизировавшими 17 населенных преимущественно латышами уездов. Три звезды над щитом государственного герба воплощают идею включения в состав единой Латвии исторических регионов (объединенной Курземе-Земгале, Видземе и Латгале). Культурно-исторические регионы характеризуются также еще более старинными геральдическими образами, появившимися уже в XVI столетии. Красный лев символизирует Курземе и Земгале (западную и юго-западную часть Латвии). В гербе бывшего Курляндского герцогства лев появился уже в 1569 году. Видземе и Латгале (северную и юго-восточную часть Латвии) символизирует сказочный крылатый серебристый зверь с головой орла - гриф. Этот символ появился в 1566 году, когда нынешняя территория Видземе и Латгале попала в подчинение Польско-Литовского государства. Государственный герб Латвии создал латышский художник Рихардс Зариньш.

Область использования государственного герба Латвии строго регламентирована. Используются три вида государственных гербов - большой, малый дополненный и малый герб.

Государственный гимн

"Боже, благослови Латвию" - это государственный гимн Латвии. Автор текста и музыки гимна - латышский композитор Карлис Бауманис (Бауманю Карлис). Песня "Боже, благослови Латвию" сочинена во второй половине XIX века, когда начался процесс национального пробуждения латышского народа. Карлис Бауманис был первым латышским композитором, который осмелился в тексте песни упомянуть слово “Латвия”. Несмотря на то, что в то время латышский народ еще не отваживался мечтать о создании совершенно самостоятельного и не зависящего от Российской империи государства, песня "Боже, благослови Латвию" способствовала укреплению самосознания народа. Употребление в песне слова "Латвия" следует оценивать как яркое подтверждение осознания латышской национальной идентичности, однако Российскую империю это не удовлетворяло. Поначалу органы власти России даже запретили упоминать слово "Латвия" в названии и в тексте песни, и его нужно было заменить словом "Балтия". Впервые эту песню, впоследствии ставшую гимном Латвии, исполнили на Первом Всеобщем латышском празднике песни в конце июня 1873 года в Риге, а как государственный гимн - 18 ноября 1918 года во время акта провозглашения Латвийской Республики. 7 июня 1920 года песня "Боже, благослови Латвию" официально утверждена как государственный гимн.

Использование официальных символов Латвии - флага, герба и гимна было запрещено с июня 1940 года, когда Латвию оккупировал коммунистический СССР. (На деле, флаг отменяли несколько дольше. - Э.Б.) В качестве официальных государственных символов они заново утверждены 15 февраля 1990 года.

Другие символы Латвии

Национальная птица

Национальная птица Латвии - это белая трясогузка (Motacilla alba). С апреля до октября в Латвии очень часто можно видеть эту грациозную птицу. Белая трясогузка водится вблизи населенных пунктов и различных водоемов. Обычно трясогузка проворно бегает по земле, покачивая вверх и вниз длинным узким хвостом. Гнездо она вьет под стрехой, в поленницах дров, в грудах камней и в птичьих клетках. Зимует в Южной Европе и в Северной Африке. Белую трясогузку в 1960 году национальной птицей Латвии утвердил Международный Совет по защите птиц.

Национальное насекомое

Национальным насекомым Латвии является двухточечная божья коровка (Adalia bipunctata). Двухточечная божья коровка известна как полезное насекомое, оберегающее растения от вредителей. По своему характеру это насекомое довольно медлительное, однако оно умеет хорошо защищаться. Благодаря своему внешнему виду и поведению, это насекомое широко известно и любимо в Латвии.
Название этого насекомого на латышском языке - синоним латышского древнего божества Маара, воплощающего земную силу. Двухточечная божья коровка утверждена национальным насекомым Латвии в 1991 году Обществом Энтомологов Латвии.

Национальный цветок

Национальным цветком Латвии считается дикорастущая ромашка (Leucanthemum vulgare, ранее также называемая Chrysanthemum leucanthemum). В климатических условиях Латвии обыкновенные или дикорастущие ромашки цветут с июня до сентября. Ромашки - любимые цветы, их часто дарят.

Национальные деревья

Национальными деревьями Латвии считаются липа (Tilia cordata) и дуб (Quercus robur). Дуб и липа - это характерные элементы ландшафта Латвии. Оба дерева и в наши дни используются в лечебных целях. Из липовых соцветий и из дубовой коры изготавливают лечебные средства для настоек. В латышских народных песнях (дайнах), которые выражают исконные народные понятия морали и этики, среди других деревьев чаще всего упоминаются липа и дуб.

В латышских народных поверьях и в фольклоре липу традиционно считают символом женственности, а дуб - символом мужского начала. О пиетете народа к этим деревьям свидетельствует деревенский ландшафт, где часто могучий вековой дуб или величественная липа оставлены нетронутыми или даже огорожены среди обработанного поля.

Янтарь

Уже издавна янтарь считали драгоценным камнем, характерным для территории восточного побережья Балтийского моря. Сами латыши Балтийское море иногда называют "Янтарным морем", таким образом подчеркивая символическое значение янтаря в истории народа и страны. В отличие от других драгоценных и полудрагоценных камней, образовавшихся в результате неорганических химических процессов, балтийский янтарь образовался из органических веществ - из окаменевшей смолы хвойных деревьев. Поэтому янтарь перенимает теплоту тела, и его легко обрабатывать.

В далеком прошлом территория Латвии была широко известна как место добычи янтаря, хотя нынче его стало значительно меньше . Янтарь с побережья Балтийского моря использовали в качестве сырья в ювелирном искусстве, а также как средство торгового обмена в Древнем Египте, Ассирии, Греции и Римской империи. В некоторых местах его ценили даже выше золота. И в старину, и в наши дни янтарь в основном используют как украшение. С древних времен в Латвии и в других местах мира из него делают амулеты, подвески, пуговицы, ожерелья, а также очень сложные ювелирные изделия и украшения. Янтарь использовали и до сих пор используют для медицинских целей, так как содержащаяся в нем янтарная кислота считается уникальным биостимулятором.

Символ судьбы Латвии - Даугава

Национальной рекой Латвии в народе принято считать Даугаву. Даугава - это самая большая река, протекающая через Латвию (обшая длина 1005 километров, из них 352 километров на территории Латвии). Уже со времен романтизма в латышской литературе Даугаву принято считать рекой “судьбы”, или “матушкой рекой”, которая влияет на историю народа. В течение многих столетий Даугава была важной транспортной артерией, источником средств к существованию и источником энергии (на Даугаве находятся самые крупные гидроэлектростанции Латвии). В прошлом и в настоящее время Даугава разграничивает различные исторические регионы, она отделяет Курземе и Земгале от Видземе и Латгале.

Символ независимости - памятник Свободы

Символом независимости Латвии бесспорно стал памятник Свободы в столице Риге. Он был воздвигнут с 1931 по 1935 год на пожертвования народа. Памятник изваял латышский скульптор Карлис Зале. Скульптурные группы в основании монумента иллюстрируют отдельные важные события в истории Латвии, а завершается памятник образом Свободы - женской фигурой, символизирующей идею суверенности Латвии.

У подножия памятника Свободы всегда цветы, которые здесь кладут в знак глубокого уважения к тем, кто создавал государство и в боях за независимость отдал свои жизни во имя национального государства и благополучия народа.

Янов день

Самым значительным латышским традиционным праздником в народе считают Янов день или праздник Лиго. Для латышского народа этот праздник приобрел глубокий символический смысл и известен за пределами Латвии.

Вечер Лиго отмечают 23 июня, а Янов день - на следующий день, 24 июня. Праздник совпадает с периодом летнего солнцестояния, и его празднуют, соблюдая многие старинные традиции. Празднование Лиго в основном выражается в собирании трав, цветов, в этот день вьют венки из дубовых листьев и цветов, украшают дикорастущими цветами и растениями дворы, постройки и домашних животных, вечером жгут костры и поют особые песни “лиго”. Ритуальное угощение - это Янов сыр и ячменное пиво.

Текст: Раймондс Церузис

Винцевич В. Резекне Кисе П. Резекне Ваза и вазочка 1978

Художественные промыслы Латвии. Издавна, уже с I века н. э., здесь были известны художественная обработка металлов, дерева, керамика и ткачество. Художественные промыслы в различных районах Латвии развивались неравномерно, и это было связано со многими природными и историческими условиями.

Северо-западная часть Латвии - Курземе, исстари населенная древним народом - ливами, с XIII века часто переживала нашествия шведов и немцев. Но и на этих многострадальных землях развивалось художественное творчество народа.
Интерьеры жилищ были небогаты: простая деревянная мебель, скромно украшенная резьбой, шкафчики с росписью масляными красками, сундуки с металлическими накладками и цветочной росписью. Большое своеобразие жилищу придавали кованые изделия из черных металлов, прежде всего это были различного рода светильники. Металл искусно прорабатывался в изделии, его формы смотрятся строго и сдержанно, цвет темный, линии силуэта просты.
Керамика. Такой же скромной была и керамика. Горшки, миски, кувшины, кружки, трубки были почти без декора. Но их формы красивы, пластичны. Особенно интересны сосуды-«двойнята» - два соединенных боками небольших горшочка с одной верхней ручкой.
Их изготовляют и сегодня.

Производственное объединение «Дайльраде» Министерства местной промышленности Латвийской ССР Рига Комбинат прикладного искусства «Максла» Художественного фонда Латвийской ССР Рига Юлите Э. Броши-подвесы, выполненные по национальным мотивам 1978

На юго-востоке Латвии находится Латгале. Латгалы - древние поселенцы латышской земли. Здесь, на этих территориях, было многолюдно, потому что и земля была получше, и жить было безопаснее. Но из-за многолюдности участки земли были крохотные. К началу XX века 80% населения составляли крестьяне, из которых две трети были безземельными. Широкого распространения достигли художественные ремесла. Металла было мало, и даже рукомои делали из глины. Промысла художественной обработки металла, по существу, не было, а вот гончарный процветал. Самым крупным центром изготовления керамики в Латгале был Силаяии. Занимались ею и в Андрупене, местечках Виляки н Лудзе.
Латгальская художественная керамика далеко выходит за пределы промысла местного значения. Она представляет собой уникальное явление и вошла в общесоюзный фонд художественных ценностей. Для этой керами ки характерны большое разнообразие форм, сочетание в одном изделии работы на гончарном круге и свободной ручной лепки. Формы изделий мягки, округлы, пластичны, поэтому они производят впечатление таких уютнодомашних. Декор изделий включает в себя гравировку поверхности, поливу, иногда надписи, лепнину ручек, волнистого мягкопластичного края, скульптурные изображения веселых птах и зверюшек. Иногда забавы ради сосуды делались и со свистком. Часто посуду украшали налепами не только рельефного, но и высокого горельефного характера. Такие лепные украшения на сосудах выполнены исключительно декоративно. Цвет был звучный, красивых сочетаний зеленого, желтого и золотисто-коричневого.
Керамический промысел Латгале имеет ярко выраженный народный характер. В изделиях, которые и теперь изготовляют тут в большом изобилии, практическая функция органично и естественно сочетается с декоративным праздничным оформлением. Эта посуда привносила в дом человека радость, а иногда и забаву. Бесполезных вещей не было, каждой вещи народный мастер придавал красоту и занимательность. Иногда эта посуда была попроще, а иногда - довольно трудоемкого изготовления, отличалась сложностью композиционного решения.

Комбинат прикладного искусства « Максла» Художественного фонда Латвийской ССР Рига Мастера Визулес А. Лиепиньш В. Коробки для бытовых мелочей 1976-1979

Казалось бы, керамическое искусство мастеров Латгале всегда сохраняло мир светлых идеалов, в гармонию безоблачных образов не вторгалась драматическая нота. А ведь в это Е.ремя параллельно, рядом существовал устный народный фольклор, в котором именно в Латгале особую заостренность приобрела тема безвозвратности, отрицания всего светлого в жизни, всякой надежды. Особенного трагизма эти темы достигли в прощальных песнях невест - этом уникальном памятнике народного творчества. В этих песнях столько человеческой боли, что на керамических домашних изделиях птица уже не воспринимается только декоративным элементом, а все более и более настойчиво возникает ассоциация ее с птицей-девушкой.
Конечно, в декоративном, бытовом искусстве невозможно обнаружить драматические ноты. Прежде это искусство создавалось не столько для отражения, сколько для противовеса жизненным явлениям. Сегодня латгальская керамика - это замечательное латышское народное искусство - сохранила свой светлый чистый декоративный образ.
Художественная обработка дерева. Если в Курземе преимущественно развивалось кузнечное дело, а в Лат- гале - керамика, то в Земгале, южной части республики, традиционным художественным промыслом была обработка дерева.
Формы национальной мебели, домашней утвари и посуды были массивными, тяжеловесными. Традиционны до сегодняшнего времени и стулья с высокими резными деревянными спинками и мягкими плетеными сиденьями. С резными деревянными деталями изготовляли шкафы и кровати с ножками-колонками.
На протяжении очень длительного времени формы мебели и посуды не менялись. Помимо мебели и посуды, красивой и обильной резьбой украшались сани. Большое распространение с XIX века получило искусство украшать деревянные изделия выжиганием. С таким декоративным оформлением изготовляли многие предметы украшения жилища и стола. Деревянная посуда имела красивые простые формы и скромный декор.
Ткачество. В Видземе - другой культурно-исторической области Латвии - сформировались особенно мощные центры кустарного ткачества. В Яунпиебалге, Вецпиебалге, Рауне из льна и шерсти ткали превосходные ткани, которые пользовались по всей Латвии большим спросом. А вот привозные ткани, даже довольно краси вые, у жителей не имели успеха. В документах XIX века часто отмечается отсутствие спроса на фабричные привозные ткани, которые «не соответствуют вкусам местного населения». Консерватизм художественных пристрастий был своеобразной реакцией неприятия всего инородного, привнесенного, иноземного, и это имело свои положительные черты, так как позволило народному искусству сохранить традиции и национальное своеобразие. Любовное отношение к своему, понятному, близкому приводило к довольно медленной изменчивости традиционных форм декора произведений.

Ушпелис А. Село Гейлиши, Прейльский район Подсвечник 1978

В домашних условиях ткали скатерти, половики, занавески, ткани для одежды, пояса. Ткачество к середине XIX века было довольно сложных техник: атласное, ремизное, саржевое. Попроще - полотняное. И все эти техники обогащались приемами втянутых петель, применением различной толщины ниток, вплетением бахромы. Ткани для юбок были двух видов - просто полосатые и узорно-полосатые. К концу XIX века техника ткачества еще более усложняется. Кроме узорных цветных тканей, много изготовлялось тонкого льняного отбеленного полотна с красивыми переплетениями геометрического орнамента. Из таких тканей делали нарядные скатерти и полотенца.
К концу XIX века в Видземе, так же как и в других областях Прибалтики, возрастают декоративность тканей, их цветность за счет применения химических красителей. Появляются узорные скатерти, настенные занавески, многоцветные фактурные покрывала со сложным рисунком. Начинают отдавать предпочтение растительным орнаментам. Распространяется жаккардовое ткачество, появляются различные сложные виды саржевого переплетения специфически латышских видов тканей, не известных в других республиках Прибалтики.
С 1880-х годов в латышском домашнем ткачестве рисунки становятся все более изощренными, а красочная гамма все интенсивнее.
Костюм. Национальный женский костюм состоит из рубахи белого полотна со стоячим небольшим воротничком, юбки, безрукавки и головного убора. Что касается оформления женской одежды, то в ней использовалась вышивка, но лишь оттеняющая детали одежды, исключительно скромная. Вообще вышивка не характерна для художественных промыслов Латвии. В вышивку нередко добавляют стеклярус. В Курземе имели широкое распространение вышитые бисером манжеты со строгими геометрическими рисунками черного, белого, серого и синего цветов. Юбка была клетчатая, чаще с преобладанием красного цвета, или полосатая. Безрукавка была в цвет юбке. Дополнением к костюму служила вязаная
шерстяная шаль с кистями. Шаль могла быть с металлическими подвесками. Самой отличительной характерной особенностью костюма является традиционное длинное, почти до полу, наплечное покрывало - «виллайне». Покрывало нередко переходило по наследству от матери к дочери и сохранило древние мотивы орнаментации.
В одном из погребений VHI века дошел до нас костюм девушки-латышки. Хорошо сохранилось наплечное шерстяное покрывало-виллайне, украшенное бронзовыми спиральками. Виллайне XIII-XV веков имели в украшениях розетоподобные оловянные пуговки, бусины и раковины далекого Индийского океана - каури. Современные виллайне могут быть белыми с красивой полосой декоративной отделки, вышивкой крупных геометрических орнаментов, клетчатые бело-красные, однотонные.

Производственное объединение «Дайльраде» Министерства местной промышленности Латвийской ССР Рига Женское нагрудное украшение.

С конца XIX века покрывала выполняются в достаточно широкой гамме цвета, однако сближенных тонов, например, бордо с синим и темно-зеленым, темно-зеленый с черным и бордо.
Женский костюм обычно завершает платок или намитка, а у девушек традиционным является венчик из позумента или из металлических пластин, соединенных несколькими рядами металлических спиралек. Венчик из позумента украшался цветным стеклярусом, вышивкой шелком и шерстью белого, красного и желтого цветов. От металлической полосы наголовного венчика спускались по бокам длинные обильные подвески: спиральки, бубенчики, металлические пластинки, по форме напоминающие лезвия топориков. Бусы круглого крупного янтаря завершали костюм.
Во всей Латвии издревле был широко распространен художественный промысел вязания из шерсти. Высоким вкусом и своеобразием отличаются латышские ажурные шали. Они чаще бывают одноцветными, и если вводится второй цвет, то он, как правило, сочетается в красивой сдержанной гамме: серебристо-серый с белым, серый с красным. Более декоративно, но реже употребляемо сочетание красного и черного цветов. В других вязаных изделиях в отличие от эстонских, например, предпочтение также отдается одному цвету.
Ювелирное искусство. Еще от IV века дошли до нас женские украшения из бронзы с точечным и круглым
с точкой, глазковым, орнаментами. От несколько более позднего времени сохранились нашейные металлические гривны и перстни. В том погребении VIII века, о котором мы вспоминали, были украшения: спиралевидные перстни, манжетовидные широкие браслеты, наголовный венчик из полосы металла, подвески венчика с характерными бубенчиками, которые и сегодня носят девушки, спустя вот уже более тысячи лет. Можно представить себе облик той далекой, отделенной от нас многими веками девушки в длинном виллайне и бронзовых украшениях.
Чем были характерны те, традиционные ювелирные украшения, которые еще в начале XX века присутствовали в женском костюме? Из простого металла делали нагрудные крупные броши - сакты с сочной гравировкой и насечками, кроме того браслеты, перстни, налобньге украшения и подвески. Нередко металл обогащался цветными камнями, преимущественно красным сердоликом, янтарем или цветным стеклом. Наплечные сакты были конусовидной формы, очень крупного размера, но без камней. Эти наплечные сакты, или фибулы, как их называют, ведут свое происхождение в Латвии с очень давних времен. Наиболее интересными их прообразами являются крупные, так называемые арбалетообразные фибулы земгалов VI века. Они красивы своей массивностью, суровой простотой полированного металла, отсутствием декора. Лишь тонкая веревочка скани и гра- неность самой поверхности являются декоративным оформлением фибул.
В настоящее время народные мастера входят в объединение при Союзе художников Латвии. Этому объединению предоставлены возможности широкой творческой инициативы. Опыт работы в республике с народными мастерами заслуживает самого широкого распространения именно в наше время активных поисков наиболее оптимальной организационной системы. Объединение «Дайльраде» и комбинат «Максла» выпускают широкий ассортимент изделий народного искусства, пользующихся большим спросом и доброй репутацией. Тут следует прежде всего отдать должное великолепным вязаным изделиям, предметам ручного ткачества и изделиям из дерева и лозы. В этих произведениях сохраняются лучшие традиции народного искусства Латвии.

Производственное объединение «Дайльраде» Министерства местной промышленности Латвийской ССР Рига Комбинат прикладного искусства «Максла» Художественного фонда Латвийской ССР Рига Юлите Э. Броши-подвесы, выполненные по национальным мотивам 1978 Винцевич В. Резекне Кисе П. Резекне Ваза и вазочка 1978 Группа народных мастеров Варежки. 1978 Капостиньш А. Резекне Кувшин для пива 1978
Капостиньш А. Резекне Кувшины для молока 1978 Паулан А. Село Шембаш, Прейльский район Кувшин (со свистком) для пива 1973 Паулан А. Село Шембаш, Прейльский район Кувшин (со свистком) для пива, 1973. Паэгле М. Валмиера Янсоне А. Тукумс Одеяла-покрывала 1977
Производственное объединение «Дайльраде» Министерства местной промышленности Латвийской ССР Рига Варежки женские 1980

Помимо официальных символов, определённых конституцией и законами Латвийской Республики, существует несколько неофициальных. К ним относятся:

Символом судьбы Латвии является крупнейшая река республики - Даугава . Считается, что она влияет на историю латышей , называющих её «матушкой-рекой» .

Памятник Свободы , расположенный в центре Риги , является ещё одним символом Латвии.

Напишите отзыв о статье "Национальные символы Латвии"

Примечания

  1. Latvijas enciklopēdija . - Rīga: Valērija Belokoņa izdevniecība, 2007. - Т. 4. - 520 с. - ISBN 978-9984-9482-4-9 .
  2. (рус.) (02.11.2010). Проверено 14 мая 2015.
  3. (латыш.) . Проверено 14 мая 2015.
  4. (латыш.) . Проверено 14 мая 2015.
  5. (рус.) . Министерство иностранных дел Латвийской Республики.
  6. (рус.) . Министерство иностранных дел Латвийской Республики.
  7. (рус.) . Министерство иностранных дел Латвийской Республики.
  8. (рус.) . Министерство иностранных дел Латвийской Республики.
  9. (рус.) . Министерство иностранных дел Латвийской Республики.
  10. (рус.) . Министерство иностранных дел Латвийской Республики.

Отрывок, характеризующий Национальные символы Латвии

Ежели бы этот человек был одарен хоть сколько нибудь способностью понимать чувства других и догадывался бы об ощущениях Пьера, Пьер, вероятно, ушел бы от него; но оживленная непроницаемость этого человека ко всему тому, что не было он сам, победила Пьера.
– Francais ou prince russe incognito, [Француз или русский князь инкогнито,] – сказал француз, оглядев хотя и грязное, но тонкое белье Пьера и перстень на руке. – Je vous dois la vie je vous offre mon amitie. Un Francais n"oublie jamais ni une insulte ni un service. Je vous offre mon amitie. Je ne vous dis que ca. [Я обязан вам жизнью, и я предлагаю вам дружбу. Француз никогда не забывает ни оскорбления, ни услуги. Я предлагаю вам мою дружбу. Больше я ничего не говорю.]
В звуках голоса, в выражении лица, в жестах этого офицера было столько добродушия и благородства (во французском смысле), что Пьер, отвечая бессознательной улыбкой на улыбку француза, пожал протянутую руку.
– Capitaine Ramball du treizieme leger, decore pour l"affaire du Sept, [Капитан Рамбаль, тринадцатого легкого полка, кавалер Почетного легиона за дело седьмого сентября,] – отрекомендовался он с самодовольной, неудержимой улыбкой, которая морщила его губы под усами. – Voudrez vous bien me dire a present, a qui" j"ai l"honneur de parler aussi agreablement au lieu de rester a l"ambulance avec la balle de ce fou dans le corps. [Будете ли вы так добры сказать мне теперь, с кем я имею честь разговаривать так приятно, вместо того, чтобы быть на перевязочном пункте с пулей этого сумасшедшего в теле?]
Пьер отвечал, что не может сказать своего имени, и, покраснев, начал было, пытаясь выдумать имя, говорить о причинах, по которым он не может сказать этого, но француз поспешно перебил его.
– De grace, – сказал он. – Je comprends vos raisons, vous etes officier… officier superieur, peut etre. Vous avez porte les armes contre nous. Ce n"est pas mon affaire. Je vous dois la vie. Cela me suffit. Je suis tout a vous. Vous etes gentilhomme? [Полноте, пожалуйста. Я понимаю вас, вы офицер… штаб офицер, может быть. Вы служили против нас. Это не мое дело. Я обязан вам жизнью. Мне этого довольно, и я весь ваш. Вы дворянин?] – прибавил он с оттенком вопроса. Пьер наклонил голову. – Votre nom de bapteme, s"il vous plait? Je ne demande pas davantage. Monsieur Pierre, dites vous… Parfait. C"est tout ce que je desire savoir. [Ваше имя? я больше ничего не спрашиваю. Господин Пьер, вы сказали? Прекрасно. Это все, что мне нужно.]
Когда принесены были жареная баранина, яичница, самовар, водка и вино из русского погреба, которое с собой привезли французы, Рамбаль попросил Пьера принять участие в этом обеде и тотчас сам, жадно и быстро, как здоровый и голодный человек, принялся есть, быстро пережевывая своими сильными зубами, беспрестанно причмокивая и приговаривая excellent, exquis! [чудесно, превосходно!] Лицо его раскраснелось и покрылось потом. Пьер был голоден и с удовольствием принял участие в обеде. Морель, денщик, принес кастрюлю с теплой водой и поставил в нее бутылку красного вина. Кроме того, он принес бутылку с квасом, которую он для пробы взял в кухне. Напиток этот был уже известен французам и получил название. Они называли квас limonade de cochon (свиной лимонад), и Морель хвалил этот limonade de cochon, который он нашел в кухне. Но так как у капитана было вино, добытое при переходе через Москву, то он предоставил квас Морелю и взялся за бутылку бордо. Он завернул бутылку по горлышко в салфетку и налил себе и Пьеру вина. Утоленный голод и вино еще более оживили капитана, и он не переставая разговаривал во время обеда.

← Вернуться

×
Вступай в сообщество «tvmoon.ru»!
ВКонтакте:
Я уже подписан на сообщество «tvmoon.ru»