Сказка Бой на Калиновом мосту. Русская народная сказка. Русские богатыри. Былины. Героические сказки. Бой на Калиновом мосту Кто автор бой на калиновом мосту

Подписаться
Вступай в сообщество «tvmoon.ru»!
ВКонтакте:

Страница 0 из 0

A- A+

В некотором царстве, в некотором государстве жили-были царь с царицей. Была у царицы любимая подружка – попова дочь, была у царицы любимая служанка – Чернавушка. Вот скоро ли долго ли, родилось у каждой по сыну молодцу. У царицы – Иван Царевич, у Поповны – Иван Попович, у Чернавки – Ванюшка – крестьянский сын. Стали ребятки расти не по дням, а по часам. Выросли богатырями могучими.

Вот раз возвращались они с охоты, выбежала царица из горенки, слезами заливается:

Сыны мои милые, напали на нашу страшные враги, змеи лютые, идут на нас через речку Смородину, через чистый Калинов мост. Всех людей кругом в плен взяли, землю разорили, огнём пожгли.

Не плачь, матушка, не пустим мы змея через Калинов мост.

Словом-делом, собрались - поехали.

Приезжают к реке Смородине, видят - всё кругом огнём сожжено, вся земля Русская кровью полита. У Калинова моста стоит избушка на курьих ножках.

Ну, братцы, - говорит Иван-царевич, - тут нам и жить и сторожить, не пускать врагов через Калинов мост. В черед караул держать.

В первую ночь стал сторожить Иван-царевич. Надел он золотые доспехи, взял меч, в дозор отправился. Ждёт - пождёт - тихо на речке Смородине. Лёг Иван-царевич под ракитовый куст, да и заснул богатырским сном. А Ванюшке в избушке не спится, не лежится. Встал Ванюшка, взял дубинку железную, вышел к речке Смородине и видит - под кустом Иван-царевич спит-храпит.

Вдруг в реке воды заволновались, на дубах орлы раскричались: выезжает Чудо-юдо - шестиглавый змей. Как подул на все стороны - на три версты все огнём пожёг! Вступил его конь ногой на Калинов мост. Вскочил тут Ванюшка, размахнулся дубинкой железной - три головы снёс, размахнулся ещё разок - ещё три сшиб. Головы под мост положил, туловище в реку столкнул. Пошёл в избушку да и спать лёг.

Утром-светом вернулся с дозора Иван-царевич. Братья его и спрашивают:

А что, царевич, как ночь прошла?

Тихо, братцы, мимо меня и муха не пролетела. Сидит Ванюшка, помалкивает.

На другую ночь пошёл в дозор Иван-попович. Ждёт - пождёт - тихо на речке Смородине. Лёг Иван-попович под ракитов куст и заснул богатырским сном. Среди ночи взял Ванюшка железную палицу, пошёл на речку Смородину. А у Калинова моста, под кустом, Иван-попович спит-храпит, как лес шумит.

Вдруг в реке воды взволновались, на дубах орлы раскричались: выезжает Чудо-юдо - девятиглавый змей. Под ним конь споткнулся, ворон на плече встрепенулся, сзади пёс ощетинился. Рассердился девятиглавый змей:

Что ты, собачье мясо, спотыкаешься, ты, воронье перо, трепещешь, ты, пёсья шерсть, щетинишься? Нет для меня на всём свете противника!

Отвечает ему ворон с правого плеча:

Есть на свете тебе противник - русский богатырь, Иван - крестьянский сын.

Иван - крестьянский сын не родился, а если родился, то на войну не сгодился, я его на ладонь посажу, другой прихлопну, только мокренько станет.

Рассердился Ванюшка:

Не хвались, вражья сила! Не поймав ясного сокола, рано перья щипать, не побившись с добрым молодцем, рано хвастаться.

Вот сошлись они, ударились - только земля кругом застонала. Чудо-юдо - девятиглавый змей Ивана по щиколотку в землю вбил. Разгорячился Ванюшка, разошёлся, размахнулся дубинкой - три головы змея, как кочны капусты, снёс.

Стой, Иван - крестьянский сын, дай мне, Чудо-юдо, роздыху!

Какой тебе роздых, вражья сила! У тебя девять голов - у меня одна!

Размахнулся Иванушка - ещё три головы снёс, а Чудо-юдо ударил Ивана - по колена в землю вогнал. Тут Ванюшка изловчился, захватил горсть земли и бросил Змею в глаза.

Пока Змей глаза протирал, брови прочищал, Иван - крестьянский сын сшиб ему последние три головы. Головы под мост положил, туловище в воду бросил.

Утром-светом вернулся с дозора Иван-попович, спрашивают его братья:

А что, попович, как ночь прошла?

Тихо, братцы, только комар над ухом пищал.

Тут Ванюшка повёл их на Калинов мост, показал им змеиные головы.

Эх вы, сони непробудные, разве вам воевать? Вам бы дома на печи лежать!

На третью ночь собирается в дозор Ванюшка. Обувает сапоги яловые, надевает рукавицы пеньковые, старшим братьям наказывает:

Братья милые, я на страшный бой иду, лежите - спите, моего крика слушайте.

Вот стоит Ванюшка у Калинова моста, за ним земля Русская. Прошло время за полночь, на реке воды взволновались, на дубах орлы раскричались. Выезжает Змей Горыныч, Чудо-юдо двенадцатиглавое. Каждая голова своим напевом поёт, из ноздрей пламя пышет, изо рта дым валит. Конь под ним о двенадцати крылах. Шерсть у коня железная, хвост и грива огненные.

Въехал Змей на Калинов мост. Тут под ним конь споткнулся, ворон встрепенулся, сзади пёс ощетинился. Чудо-юдо коня плёткой по бёдрам, ворона - по перьям, пса - по ушам.

Что ты, собачье мясо, спотыкаешься, ты, воронье перо, трепещешь, ты, пёсья шерсть, щетинишься? Али вы думаете, Иван - крестьянский сын здесь? Да если он народился, да и на войну сгодился, я только дуну - от него прах останется!

Рассердился тут Ванюшка, выскочил:

Не побившись с добрым молодцем, рано, Чудо-юдо, хвастаешь!

Размахнулся Ванюшка, сбил Змею три головы, а Змей его по щиколотку в землю вогнал, подхватил свои три головы, чиркнул по ним огненным пальцем - все головы приросли, будто век не падали. Дыхнул на Русь огнём - на три версты всё поджёг кругом. Видит Ванюшка - плохо дело, схватил камешек, бросил в избушку - братьям знак подать. Все окошечки вылетели, ставенки в щепы разнеслись - спят братья, не слышат.

Собрал силы Ванюшка, размахнулся дубиной - сбил Змею шесть голов. Змей огненным пальцем чиркнул - приросли головы, будто век не падали, а сам Ванюшку по колена в землю вбил. Дыхнул огнём - на шесть вёрст Русскую землю сжёг.

Снял Ванюша пояс кованый, бросил в избушку - братьям знак подать. Разошлась крыша тесовая, подкатились ступеньки дубовые - спят братья, храпят, как лес шумит.

Собрал Ванюшка последние силы, размахнулся дубинкой, сшиб Змею девять голов. Вся сыра земля дрогнула, вода всколебалася, орлы с дубов попадали. Змей Горыныч подхватил свои головы, чиркнул огненным пальцем - приросли головы, будто век не падали, а сам Ванюшку по пояс в землю вогнал. Дыхнул огнём - на двенадцать вёрст Русскую землю сжёг.

Снял Ванюшка рукавицу пеньковую, бросил в избушку - братьям знак подать. Раскатилась избушка по брёвнышку. Проснулись братья, выскочили. Видят: вздыбилась речка Смородина, с Калинова моста кровь бежит, на Русской земле стон стоит, на чужой земле ворон каркает. Бросились братья на помощь Ванюшке. Пошёл тут богатырский бой. Чудо-юдо огнём палит, дымом дымит. Иван-царевич мечом бьёт, Иван-попович копьём колет. Земля стонет, вода кипит, ворон каркает, пёс воет.

Изловчился Ванюшка и отсёк Змею огненный палец. Тут уж стали братья бить-колотить, отсекли Змею все двенадцать голов, туловище в воду бросили.

Отстояли Калинов мост.

Бой на Калиновом мосту - русская народная сказка, любимая детьми и взрослыми. В ней говорится о том, как у трёх женщин разных сословий, связанных дружбой, родилось по сыну: один был царевичем, другой родился поповичем, а третьим был крестьянский сын. Росли они вместе. Однажды узнали они от царицы, что лютый Чудо-Юдо идёт к ним, чтобы разорить русскую землю. Обещали названые братья, что не пустят змея через Калинов мост. Чем закончится сражение героев со злодеями, узнайте вместе с детьми. Сказка учит смелости, любви к Родине, понятию равенства между людьми.

В некотором царстве, в некотором государстве жили-были царь с царицей. Была у царицы любимая подружка - попова дочь, была у царицы любимая служанка - Чернавушка. Вот скоро ли долго ли, родилось у каждой по сыну молодцу. У царицы - Иван Царевич, у Поповны - Иван Попович, у Чернавки - Ванюшка - крестьянский сын. Стали ребятки расти не по дням, а по часам. Выросли богатырями могучими.

Вот раз возвращались они с охоты, выбежала царица из горенки, слезами заливается:

— Сыны мои милые, напали на нашу страшные враги, змеи лютые, идут на нас через речку Смородину, через чистый Калинов мост. Всех людей кругом в плен взяли, землю разорили, огнём пожгли.

— Не плачь, матушка, не пустим мы змея через Калинов мост.

Словом-делом, собрались — поехали.

Приезжают к реке Смородине, видят — всё кругом огнём сожжено, вся земля Русская кровью полита. У Калинова моста стоит избушка на курьих ножках.

— Ну, братцы, — говорит Иван-царевич, — тут нам и жить и сторожить, не пускать врагов через Калинов мост. В черед караул держать.

В первую ночь стал сторожить Иван-царевич. Надел он золотые доспехи, взял меч, в дозор отправился. Ждёт — пождёт — тихо на речке Смородине. Лёг Иван-царевич под ракитовый куст, да и заснул богатырским сном. А Ванюшке в избушке не спится, не лежится. Встал Ванюшка, взял дубинку железную, вышел к речке Смородине и видит — под кустом Иван-царевич спит-храпит.

Вдруг в реке воды заволновались, на дубах орлы раскричались: выезжает Чудо-юдо — шестиглавый змей. Как подул на все стороны — на три версты все огнём пожёг! Вступил его конь ногой на Калинов мост. Вскочил тут Ванюшка, размахнулся дубинкой железной — три головы снёс, размахнулся ещё разок — ещё три сшиб. Головы под мост положил, туловище в реку столкнул. Пошёл в избушку да и спать лёг.

Утром-светом вернулся с дозора Иван-царевич. Братья его и спрашивают:

— А что, царевич, как ночь прошла?

— Тихо, братцы, мимо меня и муха не пролетела. Сидит Ванюшка, помалкивает.

На другую ночь пошёл в дозор Иван-попович. Ждёт — пождёт — тихо на речке Смородине. Лёг Иван-попович под ракитов куст и заснул богатырским сном. Среди ночи взял Ванюшка железную палицу, пошёл на речку Смородину. А у Калинова моста, под кустом, Иван-попович спит-храпит, как лес шумит.

Вдруг в реке воды взволновались, на дубах орлы раскричались: выезжает Чудо-юдо — девятиглавый змей. Под ним конь споткнулся, ворон на плече встрепенулся, сзади пёс ощетинился. Рассердился девятиглавый змей:

— Что ты, собачье мясо, спотыкаешься, ты, воронье перо, трепещешь, ты, пёсья шерсть, щетинишься? Нет для меня на всём свете противника!

Отвечает ему ворон с правого плеча:

— Есть на свете тебе противник — русский богатырь, Иван — крестьянский сын.

— Иван — крестьянский сын не родился, а если родился, то на войну не сгодился, я его на ладонь посажу, другой прихлопну, только мокренько станет.

Рассердился Ванюшка:

— Не хвались, вражья сила! Не поймав ясного сокола, рано перья щипать, не побившись с добрым молодцем, рано хвастаться.

Вот сошлись они, ударились — только земля кругом застонала. Чудо-юдо — девятиглавый змей Ивана по щиколотку в землю вбил. Разгорячился Ванюшка, разошёлся, размахнулся дубинкой — три головы змея, как кочны капусты, снёс.

— Стой, Иван — крестьянский сын, дай мне, Чудо-юдо, роздыху!

— Какой тебе роздых, вражья сила! У тебя девять голов — у меня одна!

Размахнулся Иванушка — ещё три головы снёс, а Чудо-юдо ударил Ивана — по колена в землю вогнал. Тут Ванюшка изловчился, захватил горсть земли и бросил Змею в глаза.

Пока Змей глаза протирал, брови прочищал, Иван — крестьянский сын сшиб ему последние три головы. Головы под мост положил, туловище в воду бросил.

Утром-светом вернулся с дозора Иван-попович, спрашивают его братья:

— А что, попович, как ночь прошла?

— Тихо, братцы, только комар над ухом пищал.

Тут Ванюшка повёл их на Калинов мост, показал им змеиные головы.

— Эх вы, сони непробудные, разве вам воевать? Вам бы дома на печи лежать!

На третью ночь собирается в дозор Ванюшка. Обувает сапоги яловые, надевает рукавицы пеньковые, старшим братьям наказывает:

— Братья милые, я на страшный бой иду, лежите — спите, моего крика слушайте.

Вот стоит Ванюшка у Калинова моста, за ним земля Русская. Прошло время за полночь, на реке воды взволновались, на дубах орлы раскричались. Выезжает Змей Горыныч, Чудо-юдо двенадцатиглавое. Каждая голова своим напевом поёт, из ноздрей пламя пышет, изо рта дым валит. Конь под ним о двенадцати крылах. Шерсть у коня железная, хвост и грива огненные.

Въехал Змей на Калинов мост. Тут под ним конь споткнулся, ворон встрепенулся, сзади пёс ощетинился. Чудо-юдо коня плёткой по бёдрам, ворона — по перьям, пса — по ушам.

— Что ты, собачье мясо, спотыкаешься, ты, воронье перо, трепещешь, ты, пёсья шерсть, щетинишься? Али вы думаете, Иван — крестьянский сын здесь? Да если он народился, да и на войну сгодился, я только дуну — от него прах останется!

Рассердился тут Ванюшка, выскочил:

— Не побившись с добрым молодцем, рано, Чудо-юдо, хвастаешь!

Размахнулся Ванюшка, сбил Змею три головы, а Змей его по щиколотку в землю вогнал, подхватил свои три головы, чиркнул по ним огненным пальцем — все головы приросли, будто век не падали. Дыхнул на Русь огнём — на три версты всё поджёг кругом. Видит Ванюшка — плохо дело, схватил камешек, бросил в избушку — братьям знак подать. Все окошечки вылетели, ставенки в щепы разнеслись — спят братья, не слышат.

Собрал силы Ванюшка, размахнулся дубиной — сбил Змею шесть голов. Змей огненным пальцем чиркнул — приросли головы, будто век не падали, а сам Ванюшку по колена в землю вбил. Дыхнул огнём — на шесть вёрст Русскую землю сжёг.

Снял Ванюша пояс кованый, бросил в избушку — братьям знак подать. Разошлась крыша тесовая, подкатились ступеньки дубовые — спят братья, храпят, как лес шумит.

Собрал Ванюшка последние силы, размахнулся дубинкой, сшиб Змею девять голов. Вся сыра земля дрогнула, вода всколебалася, орлы с дубов попадали. Змей Горыныч подхватил свои головы, чиркнул огненным пальцем — приросли головы, будто век не падали, а сам Ванюшку по пояс в землю вогнал. Дыхнул огнём — на двенадцать вёрст Русскую землю сжёг.

Снял Ванюшка рукавицу пеньковую, бросил в избушку — братьям знак подать. Раскатилась избушка по брёвнышку. Проснулись братья, выскочили. Видят: вздыбилась речка Смородина, с Калинова моста кровь бежит, на Русской земле стон стоит, на чужой земле ворон каркает. Бросились братья на помощь Ванюшке. Пошёл тут богатырский бой. Чудо-юдо огнём палит, дымом дымит. Иван-царевич мечом бьёт, Иван-попович копьём колет. Земля стонет, вода кипит, ворон каркает, пёс воет.

Изловчился Ванюшка и отсёк Змею огненный палец. Тут уж стали братья бить-колотить, отсекли Змею все двенадцать голов, туловище в воду бросили.

Отстояли Калинов мост.

В некотором царстве, в некотором государстве жили-были царь с царицей. Была у царицы любимая подружка – попова дочь, была у царицы любимая служанка – Чернавушка. Вот скоро ли долго ли, родилось у каждой по сыну молодцу. У царицы – Иван Царевич, у Поповны – Иван Попович, у Чернавки – Ванюшка – крестьянский сын. Стали ребятки расти не по дням, а по часам. Выросли богатырями могучими.

Вот раз возвращались они с охоты, выбежала царица из горенки, слезами заливается:

Сыны мои милые, напали на нашу страшные враги, змеи лютые, идут на нас через речку Смородину, через чистый Калинов мост. Всех людей кругом в плен взяли, землю разорили, огнём пожгли.

Не плачь, матушка, не пустим мы змея через Калинов мост.

Словом-делом, собрались - поехали.

Приезжают к реке Смородине, видят - всё кругом огнём сожжено, вся земля Русская кровью полита. У Калинова моста стоит избушка на курьих ножках.

Ну, братцы, - говорит Иван-царевич, - тут нам и жить и сторожить, не пускать врагов через Калинов мост. В черед караул держать.

В первую ночь стал сторожить Иван-царевич. Надел он золотые доспехи, взял меч, в дозор отправился. Ждёт — пождёт - тихо на речке Смородине. Лёг Иван-царевич под ракитовый куст, да и заснул богатырским сном. А Ванюшке в избушке не спится, не лежится. Встал Ванюшка, взял дубинку железную, вышел к речке Смородине и видит — под кустом Иван-царевич спит-храпит.

Вдруг в реке воды заволновались, на дубах орлы раскричались: выезжает Чудо-юдо - шестиглавый змей. Как подул на все стороны - на три версты все огнём пожёг! Вступил его конь ногой на Калинов мост. Вскочил тут Ванюшка, размахнулся дубинкой железной - три головы снёс, размахнулся ещё разок - ещё три сшиб. Головы под мост положил, туловище в реку столкнул. Пошёл в избушку да и спать лёг.

Утром-светом вернулся с дозора Иван-царевич. Братья его и спрашивают:

А что, царевич, как ночь прошла?

Тихо, братцы, мимо меня и муха не пролетела. Сидит Ванюшка, помалкивает.

На другую ночь пошёл в дозор Иван-попович. Ждёт — пождёт - тихо на речке Смородине. Лёг Иван-попович под ракитов куст и заснул богатырским сном. Среди ночи взял Ванюшка железную палицу, пошёл на речку Смородину. А у Калинова моста, под кустом, Иван-попович спит-храпит, как лес шумит.

Вдруг в реке воды взволновались, на дубах орлы раскричались: выезжает Чудо-юдо - девятиглавый змей. Под ним конь споткнулся, ворон на плече встрепенулся, сзади пёс ощетинился. Рассердился девятиглавый змей:

Что ты, собачье мясо, спотыкаешься, ты, воронье перо, трепещешь, ты, пёсья шерсть, щетинишься? Нет для меня на всём свете противника!

Отвечает ему ворон с правого плеча:

Есть на свете тебе противник - русский богатырь, Иван - крестьянский сын.

Иван - крестьянский сын не родился, а если родился, то на войну не сгодился, я его на ладонь посажу, другой прихлопну, только мокренько станет.

Рассердился Ванюшка:

Не хвались, вражья сила! Не поймав ясного сокола, рано перья щипать, не побившись с добрым молодцем, рано хвастаться.

Вот сошлись они, ударились - только земля кругом застонала. Чудо-юдо - девятиглавый змей Ивана по щиколотку в землю вбил. Разгорячился Ванюшка, разошёлся, размахнулся дубинкой - три головы змея, как кочны капусты, снёс.

Стой, Иван - крестьянский сын, дай мне, Чудо-юдо, роздыху!

Какой тебе роздых, вражья сила! У тебя девять голов - у меня одна!

Размахнулся Иванушка - ещё три головы снёс, а Чудо-юдо ударил Ивана - по колена в землю вогнал. Тут Ванюшка изловчился, захватил горсть земли и бросил Змею в глаза.

Пока Змей глаза протирал, брови прочищал, Иван - крестьянский сын сшиб ему последние три головы. Головы под мост положил, туловище в воду бросил.

Утром-светом вернулся с дозора Иван-попович, спрашивают его братья:

А что, попович, как ночь прошла?

Тихо, братцы, только комар над ухом пищал.

Тут Ванюшка повёл их на Калинов мост, показал им змеиные головы.

Эх вы, сони непробудные, разве вам воевать? Вам бы дома на печи лежать!

На третью ночь собирается в дозор Ванюшка. Обувает сапоги яловые, надевает рукавицы пеньковые, старшим братьям наказывает:

Братья милые, я на страшный бой иду, лежите - спите, моего крика слушайте.

Вот стоит Ванюшка у Калинова моста, за ним земля Русская. Прошло время за полночь, на реке воды взволновались, на дубах орлы раскричались. Выезжает Змей Горыныч, Чудо-юдо двенадцатиглавое. Каждая голова своим напевом поёт, из ноздрей пламя пышет, изо рта дым валит. Конь под ним о двенадцати крылах. Шерсть у коня железная, хвост и грива огненные.

Въехал Змей на Калинов мост. Тут под ним конь споткнулся, ворон встрепенулся, сзади пёс ощетинился. Чудо-юдо коня плёткой по бёдрам, ворона - по перьям, пса - по ушам.

Что ты, собачье мясо, спотыкаешься, ты, воронье перо, трепещешь, ты, пёсья шерсть, щетинишься? Али вы думаете, Иван - крестьянский сын здесь? Да если он народился, да и на войну сгодился, я только дуну - от него прах останется!

Рассердился тут Ванюшка, выскочил:

Не побившись с добрым молодцем, рано, Чудо-юдо, хвастаешь!

Размахнулся Ванюшка, сбил Змею три головы, а Змей его по щиколотку в землю вогнал, подхватил свои три головы, чиркнул по ним огненным пальцем - все головы приросли, будто век не падали. Дыхнул на Русь огнём - на три версты всё поджёг кругом. Видит Ванюшка - плохо дело, схватил камешек, бросил в избушку - братьям знак подать. Все окошечки вылетели, ставенки в щепы разнеслись - спят братья, не слышат.

Собрал силы Ванюшка, размахнулся дубиной - сбил Змею шесть голов. Змей огненным пальцем чиркнул - приросли головы, будто век не падали, а сам Ванюшку по колена в землю вбил. Дыхнул огнём - на шесть вёрст Русскую землю сжёг.

Снял Ванюша пояс кованый, бросил в избушку - братьям знак подать. Разошлась крыша тесовая, подкатились ступеньки дубовые - спят братья, храпят, как лес шумит.

Собрал Ванюшка последние силы, размахнулся дубинкой, сшиб Змею девять голов. Вся сыра земля дрогнула, вода всколебалася, орлы с дубов попадали. Змей Горыныч подхватил свои головы, чиркнул огненным пальцем - приросли головы, будто век не падали, а сам Ванюшку по пояс в землю вогнал. Дыхнул огнём - на двенадцать вёрст Русскую землю сжёг.

Снял Ванюшка рукавицу пеньковую, бросил в избушку - братьям знак подать. Раскатилась избушка по брёвнышку. Проснулись братья, выскочили. Видят: вздыбилась речка Смородина, с Калинова моста кровь бежит, на Русской земле стон стоит, на чужой земле ворон каркает. Бросились братья на помощь Ванюшке. Пошёл тут богатырский бой. Чудо-юдо огнём палит, дымом дымит. Иван-царевич мечом бьёт, Иван-попович копьём колет. Земля стонет, вода кипит, ворон каркает, пёс воет.

Изловчился Ванюшка и отсёк Змею огненный палец. Тут уж стали братья бить-колотить, отсекли Змею все двенадцать голов, туловище в воду бросили.

Отстояли Калинов мост.

Одним из интереснейших жанров мировой литературы признаны народные сказки. У них нет конкретного автора, однако читая то или иное произведение, можно получить некоторое представление об этносе и быте сочинившего его народа. Мы узнаем, как древние относились к разнообразным животным, природным явлениям, присущим конкретному климатическому поясу; как они взаимодействовали и понимали эту природу. Но все же на первом месте стоит извечная борьба эпических героев со вселенским злом (как «Бой на калиновом мосту», например). Методы и стиль борьбы зависят от национальной составляющей народной сказки. Арабские сказки рассказывают о борьбе смелых героев с многочисленными злыми джиннами. А европейские повествуют о подвигах славных рыцарей, которые спасают невинных людей от злых драконов и демонов.

Сказка - отражение жизни людей

Читая народные сказки, поневоле воспринимаешь именно ту национальную суть, которую определяет конкретная история. Восточные, например, поражают роскошью описания жизненного уклада богатых людей. Западноевропейские заставляют задуматься об экономии и бережливости. Русские ставят в основу которыми наделяются герои разных сословий (это подчеркивают даже названия: "Иван - крестьянский сын и чудо-юдо"). Но в любом случае человечество, на подсознательном уровне, стремится стать лучше, победить, в первую очередь в себе, множество пороков и нечистей, чтобы восторжествовать над злом.

Особенно это заметно в русских народных сказках. В них в основу ставятся личные качества героя, а потом уже описывается воздействие окружающей среды. Очень часто герои русских сказок - выходцы из простого народа, которые в силу волшебных или естественных обстоятельств становятся вдруг обеспеченными людьми. Но будучи уже в новом качестве, они, как правило, сохраняют все положительные черты своего характера. Это подчёркивает, что такие понятия, как честность, порядочность, верность, доброта являются приоритетными для каждого русского человека.

Вещий сон

Русская народная сказка «Бой на Калиновом мосту» как раз обо всем вышеназванном. Давайте вспомним подробности. Как и во многих народных сказках, в этом произведении все начинается с описания самого царства. И все в этом царстве хорошо, все налажено. Но у правителей государства есть некоторые проблемы. Все дело в том, что у царя и царицы нет наследников. Понятно, что мысли государыни заняты только этим.

И вот однажды она увидела дивный сон. Якобы совсем недалеко от царского дворца есть тихий пруд. Там живет волшебная рыба-ерш с золотым хвостом. Сон очень реалистичный и царица видит все как наяву. Во сне она понимает, что если съесть эту рыбу, то тотчас же появится возможность забеременеть. И быть уверенными, что родится мальчик.

Чудо-ерш с золотистым хвостом

Что же происходит дальше в сказке «Бой на Калиновом мосту»? План царицы очень прост: не терять времени и проверить дивный сон. Она рассказывает свои впечатления мужу, и тот отправляет целую артель умелых рыбаков найти пруд и выловить, если он там есть, ерша с золотистым хвостом.

И действительно, спустя некоторое время именно там, где описывала царица, мужики обнаружили не только пруд, но и плавающего в нем необычного ерша. Рыбаками они были опытными, поэтому через несколько минут чудо-рыба была поймана и с почестями доставлена во дворец.

Любопытство - не порок

Сказка «Бой на Калиновом мосту» довольно простая, но и в ней подмечены как хорошие, так и не очень черты характера людей. Царица очень обрадовалась этому факту и приказала тотчас же приготовить необычную рыбу. Однако доверить такое важное дело можно только приближенной особе. Поэтому она приказывает своей фрейлине - поповской дочери - лично проконтролировать процесс. В свою очередь фрейлина поручает приготовление ерша с золотистым хвостом девушке-монашке. Внимательно наблюдая за происходящим, поповская дочь терзается любопытством: что же такого необычного в этой рыбке. Ведь еще никогда простого ерша не готовили с такими сложностями и предостережениями.

Не удержавшись, фрейлина царицы отрывает кусочек плавника от ерша с левой стороны и съедает его. Но увлечённая мыслями о прекрасной рыбе, она забыла, что находится на кухне не одна. Увидев, что поповская дочь съела часть рыбы, монашка тоже решила ее попробовать. Она съедает кусочек плавника с правой стороны. Потом, конечно, ерша подали царице, которая с большим аппетитом его съела. Вот так развивается сюжет сказки «Бой на Калиновом мосту» Афанасьева А.Н.

Русские богатыри

Спустя отведённое время все три женщины действительно забеременели. И родила царица Ивана-царевича. У поповской дочери появился Иван-попович, ну а девушка-чернавка родила Ивана-крестьянского сына. Дети росли на редкость быстро. Уже к десяти годам все они имели такую силу, что никто в округе не мог с ними справиться. Поэтому играли они только втроем.

Множество раз мальчишки показывали силушку богатырскую и помогали жителям государства. В сказке «Иван-крестьянский сын и чудо-юдо» есть эпизод, который раскрывает истинную силу молодых богатырей. Это небольшое отступление о «детских» шалостях с огромным камнем, который до этого не могли поднять взрослые мужчины. Однако подросткам удалось не только приподнять его, но и покатить.

Тайная оружейная палата

Когда камень откатился в сторону, три богатыря с удивлением увидели, что под ним находится таинственная дверь. За дверью оказался подвал, который являлся и оружейной комнатой, и конюшней одновременно. Удивились молодцы, а потом выбрали себе и боевых коней, и оружие, которое приглянулось каждому. Как и положено, в сказке «Бой на Калиновом мосту» (иллюстрации к которой знакомы нам с детства) богатыри выбирали оружие и упряжь по родовому признаку. Царский сын взял себе золотой меч и золотую сбрую, поповский получил серебряное копье и такую же упряжь, ну а крестьянский довольствовался обычной железной дубиной и волосяной, но прочной конской сбруей.

Вооружившись и оседлав коней, юноши поехали покрасоваться в царский двор. И нужно отметить, что очень вовремя. Царица с плачем убивалась на крыльце, рассказывая о том, что их постигла страшная беда. Оказывается, на царство напал враг - лютые змеи. Они уже успели взять в плен половину жителей и приближаются к Калиновому мосту, после которого начинается царская вотчина.

Последний рубеж

Конечно, после рассказа царицы три богатыря собираются в дорогу. Через некоторое время они прибывают к Калиновому мосту. Юноши осмотрелись по сторонам и поразились последствиям нападения вражеских змеев на русскую землю. Все в округе было сожжено и усеяно человеческими костями.

То, что нужно будет принимать бой на Калиновом мосту, сомнений не вызывало. Недалеко от моста богатыри обнаружили избушку на курьих ножках; в ней и решили остановиться и подождать. Посовещавшись перед сном, воины решили выставить караул. Первым был назначен Иван-царский сын. Прогуливаясь перед мостом, Иван-царевич долго прислушивался к тишине, поигрывая своим золотым мечем. Но ничего не происходило. Расслабившись, царевич вскоре задремал под деревом.

Три ночи - три смертные битвы

А вот Ивану-крестьянскому сыну совсем не спалось. В тревоге он взял оружие и пошел вслед за названым братом. И не зря. Как раз в этот момент появился первый змей с шестью головами. Поняв, что царевич не просыпается, Иван-крестьянский сын вступил в бой на Калиновом мосту. Богатырская сила помогла уничтожить чудище. Головы, которые он отрубил у змея, Иван спрятал, не желая до срока раскрывать свои действия. Царевич же так крепко спал, что не услышал боя.

На вторую ночь дежурил поповский сын. И снова история повторилась. Сморил сон богатыря глубоко ночью. А Иван-крестьянский сын вновь пришел на выручку. Но на этот раз чудище, которое хотело перейти через реку, было уже с девятью головами. Бой на Калиновом мосту был жарким. Богатырю пришлось нелегко: девять голов нещадно палили огнем. Однако Иван справился, уничтожил змея. И снова, как и в прошлый раз, головы чуда-юда спрятал. Проснувшийся Иван-попович тоже ничего подозрительного не увидел за свое дежурство.

Раздосадованный тем, что царевич с поповичем все проспали и не заметили врага, Иван-крестьянский сын рассказывает им про бой на Калиновом мосту и ведет обоих горе-воинов посмотреть на отрубленные головы змеев. Братьев и укорять не нужно: они расстроены от собственного бездействия.

Последний бой - он трудный самый

Русская народная сказка «Бой на Калиновом мосту» продолжается тем, что подходит в третью ночь очередь дежурства Ивана-крестьянского сына. Он долго собирается, готовясь, может быть, к последнему своему бою. Перед уходом просит друзей прислушиваться к его сигналам, чтобы не получилось как в прошлые разы.

Готовился богатырь не зря. На этот раз прилетело чудище с двенадцатью головами. Иван-крестьянский сын и чудо-юдо бились изо всех сил. Как и в прошлые разы, юноше удавалось сносить своей палицей головы змею. Но это чудище умело ту же их восстанавливать.

Не раз и не два Иван звал на помощь побратимов, но те спали беспробудным сном. Отбиваясь из последних сил, он сумел, наконец-то, послать такой сигнал, который пробудил богатырей. Царевич с поповичем бросаются на помощь Ивану-крестьянскому сыну. Чудище, не ожидавшее такой сильной подмоги, было повержено.

Сказка - ложь, да в ней намек

Какой след остается после прочтения сказки «Бой на Калиновом мосту»? Отзыв в душе довольно прост и понятен. Во-первых, никаким врагам и никогда не удастся одолеть славных русских воинов. Во-вторых, несмотря на недостатки отдельных людей, общий результат все равно всегда будет положительным. В-третьих, в минуты опасности все сословия объединяются для борьбы с захватчиками.

Это народная сказочная былина о трех молодцах. Собрались вместе богатыри на битву против чудовищ-змеев. Три дня и три ночи бились богатыри на Калиновом мосту, но победили врага. Сказка пропитана народным фольклором.

Сказка Бой на Калиновом мосту скачать:

Сказка Бой на Калиновом мосту читать

В некотором царстве, в некотором государстве жили-были царь с царицей. Была у царицы любимая подружка – попова дочь, была у царицы любимая служанка – Чернавушка. Вот скоро ли долго ли, родилось у каждой по сыну молодцу. У царицы – Иван Царевич, у Поповны – Иван Попович, у Чернавки – Ванюшка – крестьянский сын. Стали ребятки расти не по дням, а по часам. Выросли богатырями могучими.

Вот раз возвращались они с охоты, выбежала царица из горенки, слезами заливается:

Сыны мои милые, напали на нашу страшные враги, змеи лютые, идут на нас через речку Смородину, через чистый Калинов мост. Всех людей кругом в плен взяли, землю разорили, огнём пожгли.

Не плачь, матушка, не пустим мы змея через Калинов мост.

Словом-делом, собрались - поехали.

Приезжают к реке Смородине, видят - всё кругом огнём сожжено, вся земля Русская кровью полита. У Калинова моста стоит избушка на курьих ножках.

Ну, братцы, - говорит Иван-царевич, - тут нам и жить и сторожить, не пускать врагов через Калинов мост. В черед караул держать.

В первую ночь стал сторожить Иван-царевич. Надел он золотые доспехи, взял меч, в дозор отправился. Ждёт - пождёт - тихо на речке Смородине. Лёг Иван-царевич под ракитовый куст, да и заснул богатырским сном. А Ванюшке в избушке не спится, не лежится. Встал Ванюшка, взял дубинку железную, вышел к речке Смородине и видит - под кустом Иван-царевич спит-храпит.

Вдруг в реке воды заволновались, на дубах орлы раскричались: выезжает Чудо-юдо - шестиглавый змей. Как подул на все стороны - на три версты все огнём пожёг! Вступил его конь ногой на Калинов мост. Вскочил тут Ванюшка, размахнулся дубинкой железной - три головы снёс, размахнулся ещё разок - ещё три сшиб. Головы под мост положил, туловище в реку столкнул. Пошёл в избушку да и спать лёг.

Утром-светом вернулся с дозора Иван-царевич. Братья его и спрашивают:

А что, царевич, как ночь прошла?

Тихо, братцы, мимо меня и муха не пролетела. Сидит Ванюшка, помалкивает.

На другую ночь пошёл в дозор Иван-попович. Ждёт - пождёт - тихо на речке Смородине. Лёг Иван-попович под ракитов куст и заснул богатырским сном. Среди ночи взял Ванюшка железную палицу, пошёл на речку Смородину. А у Калинова моста, под кустом, Иван-попович спит-храпит, как лес шумит.

Вдруг в реке воды взволновались, на дубах орлы раскричались: выезжает Чудо-юдо - девятиглавый змей. Под ним конь споткнулся, ворон на плече встрепенулся, сзади пёс ощетинился. Рассердился девятиглавый змей:

Что ты, собачье мясо, спотыкаешься, ты, воронье перо, трепещешь, ты, пёсья шерсть, щетинишься? Нет для меня на всём свете противника!

Отвечает ему ворон с правого плеча:

Есть на свете тебе противник - русский богатырь, Иван - крестьянский сын.

Иван - крестьянский сын не родился, а если родился, то на войну не сгодился, я его на ладонь посажу, другой прихлопну, только мокренько станет.

Рассердился Ванюшка:

Не хвались, вражья сила! Не поймав ясного сокола, рано перья щипать, не побившись с добрым молодцем, рано хвастаться.

Вот сошлись они, ударились - только земля кругом застонала. Чудо-юдо - девятиглавый змей Ивана по щиколотку в землю вбил. Разгорячился Ванюшка, разошёлся, размахнулся дубинкой - три головы змея, как кочны капусты, снёс.

Стой, Иван - крестьянский сын, дай мне, Чудо-юдо, роздыху!

Какой тебе роздых, вражья сила! У тебя девять голов - у меня одна!

Размахнулся Иванушка - ещё три головы снёс, а Чудо-юдо ударил Ивана - по колена в землю вогнал. Тут Ванюшка изловчился, захватил горсть земли и бросил Змею в глаза.

Пока Змей глаза протирал, брови прочищал, Иван - крестьянский сын сшиб ему последние три головы. Головы под мост положил, туловище в воду бросил.

Утром-светом вернулся с дозора Иван-попович, спрашивают его братья:

А что, попович, как ночь прошла?

Тихо, братцы, только комар над ухом пищал.

Тут Ванюшка повёл их на Калинов мост, показал им змеиные головы.

Эх вы, сони непробудные, разве вам воевать? Вам бы дома на печи лежать!

На третью ночь собирается в дозор Ванюшка. Обувает сапоги яловые, надевает рукавицы пеньковые, старшим братьям наказывает:

Братья милые, я на страшный бой иду, лежите - спите, моего крика слушайте.

Вот стоит Ванюшка у Калинова моста, за ним земля Русская. Прошло время за полночь, на реке воды взволновались, на дубах орлы раскричались. Выезжает Змей Горыныч, Чудо-юдо двенадцатиглавое. Каждая голова своим напевом поёт, из ноздрей пламя пышет, изо рта дым валит. Конь под ним о двенадцати крылах. Шерсть у коня железная, хвост и грива огненные.

Въехал Змей на Калинов мост. Тут под ним конь споткнулся, ворон встрепенулся, сзади пёс ощетинился. Чудо-юдо коня плёткой по бёдрам, ворона - по перьям, пса - по ушам.

Что ты, собачье мясо, спотыкаешься, ты, воронье перо, трепещешь, ты, пёсья шерсть, щетинишься? Али вы думаете, Иван - крестьянский сын здесь? Да если он народился, да и на войну сгодился, я только дуну - от него прах останется!

Рассердился тут Ванюшка, выскочил:

Не побившись с добрым молодцем, рано, Чудо-юдо, хвастаешь!

Размахнулся Ванюшка, сбил Змею три головы, а Змей его по щиколотку в землю вогнал, подхватил свои три головы, чиркнул по ним огненным пальцем - все головы приросли, будто век не падали. Дыхнул на Русь огнём - на три версты всё поджёг кругом. Видит Ванюшка - плохо дело, схватил камешек, бросил в избушку - братьям знак подать. Все окошечки вылетели, ставенки в щепы разнеслись - спят братья, не слышат.

Собрал силы Ванюшка, размахнулся дубиной - сбил Змею шесть голов. Змей огненным пальцем чиркнул - приросли головы, будто век не падали, а сам Ванюшку по колена в землю вбил. Дыхнул огнём - на шесть вёрст Русскую землю сжёг.

Снял Ванюша пояс кованый, бросил в избушку - братьям знак подать. Разошлась крыша тесовая, подкатились ступеньки дубовые - спят братья, храпят, как лес шумит.

Собрал Ванюшка последние силы, размахнулся дубинкой, сшиб Змею девять голов. Вся сыра земля дрогнула, вода всколебалася, орлы с дубов попадали. Змей Горыныч подхватил свои головы, чиркнул огненным пальцем - приросли головы, будто век не падали, а сам Ванюшку по пояс в землю вогнал. Дыхнул огнём - на двенадцать вёрст Русскую землю сжёг.

Снял Ванюшка рукавицу пеньковую, бросил в избушку - братьям знак подать. Раскатилась избушка по брёвнышку. Проснулись братья, выскочили. Видят: вздыбилась речка Смородина, с Калинова моста кровь бежит, на Русской земле стон стоит, на чужой земле ворон каркает. Бросились братья на помощь Ванюшке. Пошёл тут богатырский бой. Чудо-юдо огнём палит, дымом дымит. Иван-царевич мечом бьёт, Иван-попович копьём колет. Земля стонет, вода кипит, ворон каркает, пёс воет.

Изловчился Ванюшка и отсёк Змею огненный палец. Тут уж стали братья бить-колотить, отсекли Змею все двенадцать голов, туловище в воду бросили.

Отстояли Калинов мост.

Сказка Бой на Калиновом мосту. Интересные факты

1. В древности речку Смородину называли Огненной, а мост называли Калиновым, потому, что он представлялся раскаленным докрасна. Река разделяла два мира: живых и мертвых, а страшные змеи охраняли мост.

2. Бой на Калиновом мосту - сказка, совпадающая полностью по сюжету со сказкой Иван-крестьянский сын и чудо-юдо, но школьной программой предлагается к прочтению именно вариант Калинового моста.

← Вернуться

×
Вступай в сообщество «tvmoon.ru»!
ВКонтакте:
Я уже подписан на сообщество «tvmoon.ru»