Каковы причины и последствия хандры Онегина? Каковы причины и последствия «хандры» Онегина? (по роману А.С. Пушкина «Евгений Онегин») Причины и последствия хандры онегина

Подписаться
Вступай в сообщество «tvmoon.ru»!
ВКонтакте:

Плохое настроение становится иногда предметом изображения литературы и господствующим настроением не только литературного произведения, но и реального сознания целого народа. В определенные моменты жизни хандра овладевает не только отдельными людьми, но и целыми странами.

Хандра Онегина в пушкинском романе - это совершенно новое состояние нового героя в новых исторических обстоятельствах. Образ мира, образ времени, образ героя пронизаны состоянием разочарованности. У онегинской хандры не только исторические корни, но также есть у неё и продолжение в литературе и в нашей современной жизни. Онегинская хандра - очень важное переживание экспериментального героя экспериментального литературного произведения - появляется не сразу. Она подготавливается каждым шагом, каждым новым поворотом в судьбе героя.

«Мой дядя самых честных правил,
Когда не в шутку занемог,
Он уважать себя заставил
И лучше выдумать не мог.
Его пример другим наука;
Но, боже мой, какая скука

Полуживого забавлять,
Ему подушки поправлять,
Печально подносить лекарство,
Вздыхать и думать про себя:
Когда же черт возьмет тебя!

Так думал молодой повеса,
Летя в пыли на почтовых,
Всевышней волею Зевеса

Наследник всех своих родных.»

Роман начинается с проникновения во внутренний мир героя, с внутреннего монолога героя. При этом герой смотрит на себя и как бы со стороны слышит свой внутренний голос. Это раздвоение его сознания. Онегин думает и одновременно думает о том, что он думает. Способность к самонаблюдению, способность видеть себя со стороны, контролировать себя есть свойство очень развитого человека. Это чувство называют рефлексия или интерспекция.

Онегинская хандра появляется в конце первой главы. Пушкин непринуждённо рассказывает о жизни Онегина: о той семье, где он родился.

«…Служив отлично благородно,
Долгами жил его отец,
Давал три бала ежегодно
И промотался наконец.
Судьба Евгения хранила:
Сперва Madame за ним ходила,
Потом Monsieur ее сменил.
Ребенок был резов, но мил.
Monsieur l’Abbé, француз убогой,
Чтоб не измучилось дитя,
Учил его всему шутя,
Не докучал моралью строгой,
Слегка за шалости бранил
И в Летний сад гулять водил…».

Подробно рассказывается о том, что произошло с Онегиным в юности, «как рано мог он лицемерить», как он научился добиваться взаимности у женщин. Позже, спустя десятки и даже сотню лет, появятся театральные школы, которые будут изучать способы вживания актёра в роль. Пушкин выводит человека, который в жизни своей умел играть разные роли, умел играть в разных масках, изображать себя так, что сам верил в своё перевоплощение (рис. 2).

Рис. 2. Лицемерие ()

Далее в романе рассказывается подробно о том, как жил Онегин, как он проводил свои дни и ночи, о детских праздниках, балах, театральных представлениях, которые составляли его досуг. Собственно говоря, кроме досуга ничего у него и не было. Человек не был занят ни государственной, ни военной службой. Он сам был хозяин своего времени, хозяин своей судьбы. О чём ещё может мечтать человек? Его судьба в его собственных руках, он сам мог ею распоряжаться. Наследство от его дяди, который был честных правил, позволяло ему дальше не служить. Казалось бы, что у него было всё, что обеспечивает человека в жизни. И тут наступает хандра.

«…Недуг, которого причину
Давно бы отыскать пора,
Подобный английскому сплину,
Короче: русская хандра
Им овладела понемногу;
Он застрелиться, слава богу,
Попробовать не захотел,
Но к жизни вовсе охладел.

Как Child-Harold, угрюмый, томный
В гостиных появлялся он;
Ни сплетни света, ни бостон,
Ни милый взгляд, ни вздох нескромный,
Ничто не трогало его,
Не замечал он ничего…»

Характерно, что рассуждения о русской хандре появляются после описания роскошных обедов. Ни еда, ни любовь женщин, ни любые другие развлечения не могут увлечь Онегина. При этом важно упоминание о Чайльд Гарольде - герое, который в то время занимал всё сознание, всё свободное время и, пожалуй, даже был главным героем для пушкинских современников.

1824 год, год, когда Пушкин пишет первую главу «Евгения Онегина», оказался трагическим для жизни Байрона. Лорд Байрон (рис. 3) погиб задолго до того, как Пушкин начал писать в Кишинёве «Евгения Онегина». Поэту пришли сведения о том, что Байрон погиб, когда он поехал бороться за свободу в Греции. Благополучный лорд, он был обречён не только на богатство, но и на власть.

Рис. 3. Дж. Г. Байрон ()

Именно Байроном был указан путь искания духовных потребностей, которые были нужны человеку внешне благополучному, который не нуждался в борьбе за место под солнцем. Хандра Онегина «..подобна английскому сплину..». Но это не просто пресыщение, не просто одна из тех масок, которую надевает Онегин; он ищет стремление найти какие-то новые, какие-то ещё неописанные ни кем духовные жизненные цели, которые могут оживить его жизнь. В сущности, великосветский повеса - это маленький старичок, который к 26 годам узнал о жизни всё, что о ней можно было узнать, попробовал всё, что можно было попробовать, и разочаровался во всём, что он знал и что он пробовал. Онегинская хандра безысходная. Лорд Байрон может уехать воевать за свободу чужого народа или может посвятить свою жизнь в борьбе за какие-то идеалы с трибуны английского Парламента или избрать какой-то другой путь. Русской человек дворянского происхождения, того великого светского окружения, того уровня культуры и начитанности, которого описывает Пушкин, гораздо менее свободен в выборе своего пути. Прежде всего, он не может получить заграничный паспорт, чтобы выехать за границу. Пушкину за свою жизнь так и не удалось выехать за пределы Российской империи: личными указаниями императоров, сначала Александра, потом Николая, Пушкин был ограничен в своём перемещении. Он даже думал бежать за границу и составлял подробные планы, как можно обмануть пограничников.

То, что называем мы хандрой, встречается в литературе с самых древних времён. В сущности, это то, чему посвящена, может быть, одна из самых сильных литературных частей Библии, Ветхого завета. Это книга пророка, книга Экклезиаста «Суета сует». Повторяющийся мотив бренности всего сущего, разочарования во всех человеческих устремлениях - это переживание, которое появилось многие тысячелетия назад. Человек осознал, что он смертен, осознал, что все его жизненные устремления бессмысленны и бесцельны, потому что конечным итогом безысходно становится попрание. Поэтому это переживание становится одним из самых главных переживаний в литературе. Но в разные исторические моменты, разные этапы истории культуры, переживая разочарование в жизни, люди по-разному его осмысливали, по-разному его чувствовали. Человек ставит перед собой жизненные цели и по достижению их испытывает разочарование, всё, к чему он стремился, оказывается мелким и ничтожным, а счастье, радость, удовлетворение от жизни не наступает вместе с достижением определённого результата. Успех в жизни определяется другими, более существенными, более важными вещами. Эти философские рассуждения, очень глубокие, очень тонкие, очень сложные для пушкинского лёгкого, калейдоскопического романа, оказываются естественными и органичными. В этом смысле «Евгений Онегин» оказывается в ряду самых крупных, самых значительных явлений во всей мировой литературе.

Главное отличие русской хандры от английского «сплина», от немецкой грусти, той самой, с которой приезжает юный Ленский:

«..Он из Германии туманной

Привез учености плоды:

Вольнолюбивые мечты,

Дух пылкий и довольно странный,

Всегда восторженную речь..»

Невозможность приложения своих сил, своих талантов, своих способностей и порождает русскую хандру, делает её самой сильной и самой неизбежной эмоцией, которая подавляет все другие эмоции в душе пушкинского героя.

Русская хандра - это главное и господствующее настроение Онегина. В сущности, русская хандра - это то, что порождает Онегина как героя своего времени и как совершенно определённого свойства архетип русского человека.

Если герой западноевропейских романов - это тип, образ, характер своего времени, своего места, своей страны, то Онегин, в значительной степени, - это образ, который несёт за собой архетип русского человека нового времени вообще. Онегин - архетип ещё и тех людей, которые оказались в России в состоянии внутренней эмиграции, тех людей, которые жили в России, но не чувствовали себя подданными и гражданами этого государства. Онегин с его хандрой - это ещё архетип «лишнего» человека, человека, который ищет себе применение и не может найти его в жизни, то ли в силу внешних обстоятельств, то ли в силу того, что у него внутри нет никакой опоры, которая позволила бы ему сделать что-нибудь реальное, достойное, полезное, необходимое людям. В этом смысле Онегин как литературный герой открывает собой целую череду других героев. Роман об Онегине начинает вереницу русских романов, которые вслед за ним раскрывают одну большую тему: куда стремится, чего ищет, чего не может найти русский человек. Этому посвящены комедия Грибоедова «Горе от ума», «Евгений Онегин», а далее романы Гончарова, Тургенева, Герцена, Толстого, Достоевского. Во всех них продолжается общая история исканий, метаний, стремлений и разочарований того самого литературного героя, которого уже очень скоро Лермонтов обозначит как героя времени. Но эта тема наших следующих уроков.

Список литературы

  1. Коровина В.Я., Журавлёв В.П., Коровин В.И. Литература. 9 класс. - М.: Просвещение, 2008.
  2. Ладыгин М.Б., Есин А.Б., Нефёдова Н.А. Литература. 9 класс. - М.: Дрофа, 2011.
  3. Чертов В.Ф., Трубина Л.А., Антипова А.М. Литература. 9 класс. - М.: Просвещение, 2012.

Домашнее задание

  1. В чём суть онегинской «хандры»?
  2. В чём отличие русской хандры от английского сплина?
  3. Какова роль Байрона в романе А.С. Пушкина «Евгений Онегин»?
  4. * Нужна ли свобода человеку, если есть преграды для получения наслаждения от такой свободы?
  1. Интернет-портал Magister.msk.ru ().
  2. Интернет-портал Old.russ.ru ().

В романе «Евгений Онегин» Пушкин воплотил один из своих самых значительных замыслов - создать образ «героя времени». Еще раньше, чем была начата работа над романом, в романтической поэме «Кавказский пленник» 1821 года поэт попытался нарисовать портрет современника. Но средства романтической поэтики вступили в противоречие с задачей, которую возможно было решить только реалистическими средствами. Пушкин хотел не только показать человека, которым овладела особая «болезнь», названная в «Онегине» «русской хандрой», но и объяснить

Причину этого нового явления, приведшего к появлению особого типа личности с «преждевременной старостью души». «Кого займет изображение молодого человека, потерявшего чувствительность сердца в несчастиях, не известных читателю» - так прокомментировал свою «неудачу» сам автор. И вот тогда он приступает к созданию первого в русской литературе реалистического социально-психологического романа.

В «Евгении Онегине» представлен «типический герой в типических обстоятельствах», в нем нет ни малейшего намека на исключительную, экзотическую обстановку, свойственную романтическим произведениям. Но еще

Важнее другое: «мировая скорбь» романтика, которая появляется как следствие открытия героем, личностью исключительной, общего несовершенства мира и разочарования во всем, в «Онегине» мотивируется вполне реалистическими причинами. Более того, вместо этой традиционной романтической черты русский Чайльд-Гарольд Онегин наделяется и «русской хандрой». При этом само слово «хандра» наполняется несколько иным содержанием: здесь остается оттенок разочарованности, общего скептицизма, но вместе с тем появляется и то, что связано со скукой, пресыщением, даже некоторой ленивостью и флегматичностью. Но самое главное то, что все эти качества Онегина, которые имеют вполне очевидные следствия в дальнейшем сюжетном развитии, с самого начала получают исчерпывающее объяснение. Итак, в чем же причины «хандры» Онегина?

В первой главе романа Пушкин подробно рассказывает о жизни Онегина до начала сюжетного действия. Перед нами предстает картина воспитания, образования, времяпрепровождения и интересов типичного молодого человека, родившегося «на брегах Невы» и волею судьбы оказавшегося «наследником всех своих родных». Он получает весьма широкое, но не глубокое домашнее образование, как и многие дворянские дети той эпохи; воспитанный французами-гувернерами, свободно владеет французским языком, отлично танцует, одевается по моде, может легко поддержать разговор, обладает безупречными манерами - и вот для него открыты все двери, ведущие в высший свет:

Чего ж вам больше? Свет решил

Что он умен и очень мил.

Как немного, оказывается, требовалось от самого человека, чтобы общество дало ему наивысшую оценку! Все остальное - это то, что дает ему происхождение и определенное социальное и материальное положение. Можно себе представить, какие люди должны были с самых первых шагов в свете окружать Онегина. Конечно, для человека заурядного это вряд ли стало бы важным фактором появления скуки и пресыщения такой жизнью, но Онегин, как отмечал Белинский, «был не из числа обыкновенных, дюжинных людей». Сам автор говорит о своей близости и определенной симпатии к этому неординарному человеку:

Мне нравились его черты,

Мечтам невольная преданность,

Неподражательная странность

И резкий, охлажденный ум.

Почему же мечтательность натуры Онегина переходит в разочарованность, а глубокий аналитичный ум становится резким и охлажденным? Догадаться об этом не трудно: Пушкин подробнейшим образом описывает типичный день Онегина, его занятия и увлечения. Авторский вывод очевиден:

Проснется за полдень, и снова

До утра жизнь его готова,

Однообразна и пестра.

И завтра то же, что вчера.

Вот то, что приводит героя к хандре: однообразие жизни, лишь внешне пестрой, но на самом деле вертящейся по установленному кругу: «обеды, ужины и танцы», как сказал об этом грибоедовский Чацкий. Они перемежаются обязательным посещением театра, где собирается все тот же круг людей, столь же обязательными романами, по существу являющимися лишь светским флиртом. Это, собственно, все, что может предложить молодому человеку свет. Белинский справедливо сказал об Онегина, что «бездеятельность и пошлость жизни душат его; он даже не знает, что ему хочется; но он знает, и очень хорошо знает, что ему не надо, что ему не хочется того, чем так довольна, так счастлива самолюбивая посредственность». И вот результат:

Недуг, которого причину

Давно бы отыскать пора,

Подобный английскому сплину,

Короче: русская хандра

Им овладела понемногу;

Он застрелиться, слава богу,

Попробовать не захотел,

Но к жизни вовсе охладел.

Но возникает другой закономерный вопрос: почему же щедро одаренный разнообразными способностями человек не может найти себе другого занятия, кроме тех, какими «так довольна… самолюбивая посредственность»? Справедливости ради надо сказать, что такие попытки у Онегина были: он, оставив надоевший ему флирт со светскими красавицами, «зевая, за перо взялся». Авторская ирония здесь очевидна: так не приступает к своему творческому труду истинный писатель. Но дело не только в отсутствии у Онегина писательского дара, вывод автора носит более общий характер: «труд упорный ему был тошен». Вот она - онегинская лень. Даже потом, поселившись в деревне и проведя там поначалу какие-то преобразования («ярем он барщины старинной / Оброком легким заменил»), Онегин тут же и успокаивается: благо теперь даже и по работам не надо ездить, как это делают соседние помещики. Он уединяется, спасаясь от всех так надоевших ему посетителей, и живет «анахоретом».

Но может быть, Онегин использовал далеко не все средства, способные излечить его болезнь? А собственно, какие еще «рецепты» против нее предлагаются? Конечно, путешествия, столь типичная черта романтического героя. Онегин и собирался отправиться на Юг с Автором, о чем тот сообщает нам в лирическом отступлении. Но тут «подвернулось» наследство и он ограничивается «путешествием» в деревню. Правда, потом ему суждено будет «проездиться по России», но это будет уже не совсем тот Онегин, скучающий и хандрящий, с которым мы познакомились в этой части романа.

А что же еще пытается сделать герой, чтобы разогнать хандру? Фактически, больше ничего. Может, в этом и состоит причина того, что и в деревне, где привычные условия жизни Онегина действительно изменились,

…скука та же,

Хандра ждала его на страже

И бегала за ним она,

Как тень иль верная жена.

Так может быть, причины недуга Онегина все же глубже, может, не зря Пушкин говорит о его «неподражательной странности»? Ведь бывают на свете такие мятущиеся натуры, которые не удовлетворяются ничем, которые ищут чего-то, даже им не вполне понятного, и никогда не находят, пытаются найди себе достойное дело в жизни, но лишь вновь и вновь разочаровываются - и все же не оставляют своих поисков. Да, таких людей запечатлела и русская, и европейская литература. В Европе они получили название романтиков, а в России, впитав особые национально русские черты, стали «лишними людьми». Это самое главное следствие «хандры» Онегина, которая на поверку оказывается действительно тяжким недугом, от которого трудно избавиться. Сама упорность попыток Онегина преодолеть это состояние говорит о глубине и серьезности проблемы. Недаром Пушкин, начав роман в несколько ироничном тоне, постепенно переходит к вдумчивому анализу всех составляющих этой проблемы. И оказывается, что следствия этой «болезни» современного человека могут быть крайне тяжелы как для него самого, так и для окружающих его людей.

Недуг Онегина, связанный с западноевропейским «байронизмом», не случайно поражает именно его, воспитанного и выросшего «на брегах Невы», в самом европейском городе России. В основе произведения лежит одна общая проблема, которая будет центральной для России на протяжении всего ХIХ века, - это проблема разделения общества на две разные и очень мало связанные между собой части. С одной стороны, это дворянство, прежде всего городское, впитавшее европейскую культуру, просвещение и во многом утратившее национальные основы. С другой стороны, гораздо большая часть - та, которая сохраняла национальные корни: поддерживала национальные традиции, обряды, обычаи, основывала свою жизнь на веками сложившихся нравственных принципах. Даже язык этих двух распавшихся частей когда-то (до петровских реформ) единого русского общества оказался разным: достаточно вспомнить слова героя комедии «Горе от ума» Чацкого - современника Онегина - о том, что народ считал дворянство, часто использовавшее даже в обиходе французский язык, «за немцев», то есть иностранцев.

Оторванность Онегина от национальной «почвы» - это одновременно и причина его хандры, и то, что лежит в основе очень важных следствий онегинской болезни. Сначала о причинах. Мы все знаем, что талант Пушкина, волею судьбы заточенного в Михайловском, достиг небывалого расцвета. Пушкину было чем занять себя в деревне, хотя и ему, особенно поначалу, доводилось хандрить и тосковать, как Онегину. Но разница между ними велика:

Я был рожден для жизни мирной,

Для деревенской тишины:

Живее творческие сны -

так говорит о себе Пушкин, противопоставляя свое отношение к деревне и русской природе онегинскому. Ведь лишь на два дня типично русский пейзаж заинтересовал Онегина, а -

На третий роща, холм и поле

Его не занимали боле;

Потом уж наводили сон….

Но есть в романе героиня, очень сходная с автором не только в своем отношении к русской природе, но и ко всему русскому. Это, конечно, Татьяна, «русская душою». Воспитанная в деревне, она впитала в себя русские обычаи, традиции, которые «хранили в жизни мирной» в семействе Лариных. Она с детства полюбила русскую природу, навсегда оставшуюся для нее родной; она восприняла всей душой те сказки, народные предания, которые ей поведала няня. Другими словами, Татьяна сохранила живую, кровную связь с той «почвой», народной основой, которую полностью утратил Онегин.

И вот происходит их встреча: русского европейца, страдающего недугом, «подобным английскому сплину», и мечтательная русская девушка, искренняя в своих порывах и способная на глубокое, сильное чувство. Эта встреча могла бы стать спасением для Онегина. Но одним из следствий его болезни является та самая «преждевременная старость души», о которой говорил Пушкин. По достоинству оценив Татьяну, ее смелый, отчаянный поступок, когда она первая призналась ему в любви, Онегин не находит в себе душевных сил, чтобы ответить на чувство девушки. Он лишь «живо тронут был», получив ее послание. А дальше последовала его «проповедь» в саду, в которой он «поучал» неопытную в сердечных делах девушку, как осторожно нужно себя вести. В этом весь Онегин: в его монологе и искренняя исповедь души, и осторожность светского человека, боящегося попасть в неловкую ситуацию, и даже какие-то сохранившиеся черты «коварного обольстителя», но главное - черствость и эгоизм. Такой становится человеческая душа, которую постигла преждевременная старость. Она не создана, как говорит сам Онегин, «для блаженства» семейной жизни. Но почему?

Оказывается, это тоже одно из следствий болезни русского «байрониста». Для такой личности свобода превыше всего, она не может быть ограничена ничем, в том числе и семейными узами:

Когда бы жизнь домашним кругом

Я ограничить захотел…

Именно «ограничить», а вовсе не найти родную душу в любимом человеке, как думает Татьяна. Вот она, разница двух жизненных систем, сформированных в разных культурно-этических традициях. Видимо, Татьяне будет трудно понять эту позицию «современного героя», о котором так точно сказал Пушкин:

Все предрассудки истребя,

Мы почитаем всех нулями,

А единицами - себя.

Мы все глядим в Наполеоны…

Но именно таков Онегин. Должны были произойти страшные события, чтобы началось, хотя бы отчасти, избавление героя от страшных последствий его болезни, чтобы что-то в нем стало меняться. Смерть Ленского - вот цена преобразования Онегина, цена, может быть, слишком высокая. «Окровавленная тень» друга пробуждает в нем застывшие чувства, совесть гонит его из этих мест. Нужно было пережить все это, «проездиться по России», чтобы осознать, что свобода может стать «постылой», чтобы возродиться для любви. Только тогда ему станет немного понятнее Татьяна с ее «русскою душою», с ее безупречным нравственным чувством. И все же и тогда между ними останется огромная разница: Онегину, упоенному своей вновь обретенной способностью любить и страдать, непонятно, что любовь и эгоизм несовместимы, что нельзя жертвовать чувствами других людей. Как и тогда, в саду, в последней сцене романа снова преподан урок - только теперь дает его Татьяна Онегину, и это урок любви и верности, сострадания и жертвенности. Сможет ли усвоить его Онегин, как когда-то Татьяна смиренно приняла его «уроки»? Автор ничего нам об этом не говорит - финал романа открыт.

Но читатель получил возможность познакомиться с «героем времени», увидеть даже самые потаенные его черты и, наконец, узнать причины и последствия его особенной болезни - «русской хандры». Один из английских переводчиков романа Пушкина нашел удивительный эквивалент этого слова, которого нет в других языках, - он обозначил это понятие как «русскую душу». Кто знает, может, он был и прав. Ведь после Онегина в русской литературе появится целая плеяда молодых людей, тоже страдающих от этой болезни, мятущихся, ищущих себя и свое место в жизни. Впитывая в себя новые приметы своего времени, они сохраняли эту главную черту. И вот что поразительно: никто из этих «лишних людей» так и не смог излечиться от своего ужасного недуга. Да и возможно ли это? А может быть, в самой этой «русской хандре» тоже есть свой смысл? Разным было и отношение общества к таким людям. Но сейчас, мне кажется, можно уже сказать, что такие люди нужны, они вовсе не лишние для России, а их постоянный поиск и неудовлетворенность жизнью - залог того, что когда-то она станет лучше.

В начале романа перед нами предстает картина воспитания, образования времяпрепровождения и интересов типичного молодого человека, родившегося «на брегах Невы» и волею судьбы оказавшегося «наследником всех своих родных».

Пушкин подробнейшим образом описывает типичный день Онегина, его занятия и увлечения:

Вот то, что приводит героя к хандре: однообразие жизни, лишь внешне пестрой, но на самом деле вертящейся по установленному кругу: «обеды, ужины и танцы», как сказал об этом грибоедовский Чацкий.

Щедро одаренный разнообразными способностями человек не может найти себе другого занятия, кроме тех, какими «так довольна... самолюбивая посредственность». Такие попытки у Онегина были: он, оставив надоевший ему флирт со светскими красавицами, «зевая, за перо взялся». Но дело не только в отсутствии у Онегина писательского дара, вывод автора носит более общий характер: «труд упорный ему был тошен».

Недуг Онегина, связанный с западноевропейским «байронизмом», неслучайно поражает именно его, воспитанного и выросшего «на брегах Невы».Оторванность Онегина от национальной «почвы» – это одновременно и причина его хандры, и то что лежит в основе очень важных следствий онегинской болезни.

Роман в стихах «Евгений Онегин» создавался А. С. Пушкиным в течение 8 лет. В 1831 году роман был окончен и в 1833 году вышел в свет. Без сомнения, на содержание романа наложили свой отпечаток исторические события того времени - заграничные походы русской армии после разгрома Наполеона до восстания декабристов.
Главный герой романа - молодой дворянин Евгений Онегин. Мы не знаем, писал ли Пушкин своего героя с какого-то конкретного человека, но скорее всего Онегин - образ собирательный. Так, как жил и проводил свое время Онегин, жили все молодые дворяне того времени, «золотая» молодежь XIX века. Обучал Онегина гувернер-француз, но несмотря на низкий уровень полученного образования, он, благодаря природным способностям и острому уму, выделялся в свете и был им любим.
Онегин был, по мненью многих Судей решительных и строгих, Ученый малый, но педант; Имел он счастливый талант Без принуждения в разговоре Коснуться до всего слегка, Сученым видом знатока Хранить молчанье в важном споре И возбуждать улыбку дам Огнем нежданных эпиграмм.
Кроме того, Онегин был большой знаток «науки страсти нежной», играл в эти игры по всем правилам и мастерски, поэтому пользовался большим успехом у женщин. Онегин вел светскую жизнь. Одетый по последней моде, он прогуливался по Невскому, бывал в театрах, на балах и, казалось бы, должен был быть доволен жизнью. Однако Онегин начинает скучать, ему надоела однообразная светская жизнь.
Нет: рано чувства в нем остыли; Ему наскучил света шум; Красавицы не долго были Предмет его привычных дум; Измены утомить успели; Друзья и дружба надоели.
Пушкин называет состояние, в которое впал Онегин, «английским сплином», или «русской хандрой». Герой уподобляется Чайльд-Гарольду:
Ни сплетни света, ни бостон,
Ни милый взгляд, ни вздох нескромный.
Ничто не трогало его,
Не замечал он ничего.
Причины такого состояния Онегина могут быть различные.
Можно предположить, что этот незаурядный человек внутренне чувствовал, что ему дано более высокое предназначение, чем просто «прожигать» собственную жизнь. Но куда направить свой талант и свою нерастраченную энергию, он не знал. Кроме того, навыков и привычки трудиться у Онегина не имелось, и он не пытался это изменить. Найти счастье и удовлетворение в работе ради какой-либо цели, ради помощи другим Онегин просто не в состоянии из-за своего воспитания.
В результате хандра Онегина стала причиной того, что он не только сам не нашел своего счастья, но и сделал несчастными окружающих его людей. Он не смог и не захотел ответить на искреннюю и чистую любовь Татьяны Лариной, ведь любовь - это тяжелый труд души, а Онегин не способен на серьезное чувство. Он тронут любовью Татьяны, но не более того. Следующим шагом, на который толкает Онегина его скука, является флирт с Ольгой Лариной. Он ради развлечения, для того чтобы развеять всю ту же скуку, начинает ухаживать за ней. Онегин не задумывается о том, что причинит боль своему другу - Владимиру Ленскому. Итогом «развлечения» Евгения стала дуэль, где он убивает Ленского.
Татьяна страдает, она оказалась в безвыходном положении. С одной стороны, она уже не в силах разлюбить Онегина, а с другой - понимает, что он не достоин ее любви. После того, как Онегин с тановится убийцей Ленского, Татьяна осознает, что Евгений - эгоист и равнодушный человек, приносящий окружающим его людям только горе и боль. Разочарование пдстигает Татьяну. Она мечтала о человеке, который внес бы в ее жизнь высокое содержание, был бы похож на героев ее любимых романов. Таковым - умным и благородным ей представлялся Онегин.
Онегин сумел полюбить Татьяну только тогда, когда она уже становится «равнодушною княгиней», «неприступною богиней / Роскошной, царственной Невы», замужней дамой. Почему любовь приходит к Онегину так поздно? Татьяна признается, что по-прежнему любит его, но теперь им уже не суждено быть вместе. Ситуация отзеркалилась. Вначале Татьяна встречает Онегина, влюбляется в него, пишет ему письмо и получает достойную отповедь. Теперь же, напротив, Онегин встречает Татьяну, влюбляется, пишет письмо, и не одно, и получает отказ. Но если в первом случае страдала только отвергнутая Татьяна, то теперь суждено страдать двоим. И опять здесь вина Онегина.
И в молчаливом кабинете,
Ему припомнилась пора.
Когда жестокая хандра
За ним гналася в шумном свете,
Поймала, за ворот взяла
И в темный угол заперла.
Думаю, в конце романа герой более несчастлив, чем в начале. Его ощущение собственной нереализованное™ усугубилось безответным чувством.

В романе «Евгений Онегин» Пушкин воплотил один из своих самых значительных замыслов - создать образ «героя времени». Еще раньше, чем была начата работа над романом, в романтической поэме «Кавказский пленник» 1821 года поэт попытался нарисовать портрет современника. Но средства романтической поэтики вступили в противоречие с задачей, которую возможно было решить только реалистическими средствами. Пушкин хотел не только показать человека, которым овладела особая «болезнь», названная в «Онегине» «русской хандрой», но и объяснить причину этого нового явления, приведшего к появлению особого типа личности с «преждевременной старостью души». «Кого займет изображение молодого человека, потерявшего чувствительность сердца в несчастиях, не известных читателю» - так прокомментировал свою «неудачу» сам автор. И вот тогда он приступает к созданию первого в русской литературе реалистического социальнопсихологического романа.

В «Евгении Онегине» представлен «типический герой в типических обстоятельствах», в нем нет ни малейшего намека на исключительную, экзотическую обстановку, свойственную романтическим произведениям. Но еще важнее другое: «мировая скорбь» романтика, которая появляется как следствие открытия героем, личностью исключительной, общего несовершенства мира и разочарования во всем, в «Онегине» мотивируется вполне реалистическими причинами. Более того, вместо этой традиционной романтической черты русский Чайльд-Гарольд Онегин наделяется и «русской хандрой». При этом само слово «хандра» наполняется несколько иным содержанием: здесь остается оттенок разочарованности, общего скептицизма, но вместе с тем появляется и то, что связано со скукой, пресыщением, даже некоторой лениво-стыо и флегматичностью. Но самое главное то, что все эти качества Онегина, которые имеют вполне очевидные следствия в дальнейшем сюжетном развитии, с самого начала получают исчерпывающее объяснение. Итак, в чем же причины «хандры» Онегина?

В первой главе романа Пушкин подробно рассказывает о жизни Онегина до начала сюжетного действия. Перед нами предстает картина воспитания, образования, времяпрепровождения и интересов типичного молодого человека, родившегося «на брегах Невы» и волею судьбы оказавшегося «наследником всех своих родных». Он получает весьма широкое, но не глубокое домашнее образование, как и многие дворянские дети той эпохи; воспитанный французами-гувернерами, свободно владеет французским языком, отлично танцует, одевается по моде, может легко поддержать разговор, обладает безупречными манерами - и вот для него открыты все двери, ведущие в высший свет:

Чего ж вам больше? Свет решил

Что он умен и очень мил.

Как немного, оказывается, требовалось от самого человека, чтобы общество дало ему наивысшую оценку! Все остальное - это то, что дает ему происхождение и определенное социальное и материальное положение. Можно себе представить, какие люди должны были с самых первых шагов в свете окружать Онегина. Конечно, для человека заурядного это вряд ли стало бы важным фактором появления скуки и пресыщения такой жизнью, но Онегин, как отмечал Белинский, «был не из числа обыкновенных, дюжинных людей». Сам автор говорит о своей близости и определенной симпатии к этому неординарному человеку:

Мне нравились его черты,

Мечтам невольная преданность,

Неподражательная странность

И резкий, охлажденный ум.

Почему же мечтательность натуры Онегина переходит в разочарованность, а глубокий аналитичный ум становится резким и охлажденным? Догадаться об этом не трудно: Пушкин подробнейшим образом описывает типичный день Онегина, его занятия и увлечения. Авторский вывод очевиден:"

Проснется за полдень, и снова

До утра жизнь его готова,

Однообразна и пестра.

И завтра то же, что вчера.

Вот то, что приводит героя к хандре: однообразие жизни, лишь внешне пестрой, но на самом деле вертящейся по установленному кругу: «обеды, ужины и танцы», как сказал об этом грибоедовский Чацкий. Они перемежаются обязательным посещением театра, где собирается все тот же круг людей, столь же обязательными романами, по существу являющимися лишь светским флиртом. Это, собственно, все, что может предложить молодому человеку свет. Белинский справедливо сказал об Онегина, что «бездеятельность и пошлость жизни душат его; он даже не знает, что ему хочется; но он знает, и очень хорошо знает, что ему не надо, что ему не хочется того, чем так довольна, так счастлива самолюбивая посредственность». И вот результат:

Недуг, которого причину

Давно бы отыскать пора,

Подобный английскому сплину,

Короче: русская хандра

Им овладела понемногу;

Он застрелиться, слава богу,

Попробовать не захотел,

Но к жизни вовсе охладел.

Но возникает другой закономерный вопрос: почему же щедро одаренный разнообразными способностями человек не может найти себе другого занятия, кроме тех, какими «так довольна... самолюбивая посредственность»? Справедливости ради надо сказать, что такие попытки у Онегина были: он, оставив надоевший ему флирт со светскими красавицами, «зевая, за перо взялся». Авторская ирония здесь очевидна: так не приступает к своему творческому труду истинный писатель. Но дело не только в отсутствии у Онегина писательского дара, вывод автора носит более общий характер: «труд упорный ему был тошен». Вот она - онегинская лень. Даже потом, поселившись в деревне и проведя там поначалу какие-то преобразования («ярем он барщины старинной / Оброком легким заменил»), Онегин тут же и успокаивается: благо теперь даже и по работам не надо ездить, как это делают соседние помещики. Он уединяется, спасаясь от всех так надоевших ему посетителей, и живет «анахоретом».

Но может быть, Онегин использовал далеко не все средства, способные излечить его болезнь? А собственно, какие еще «рецепты» против нее предлагаются? Конечно, путешествия, столь типичная черта романтического героя. Онегин и собирался отправиться на Юг с Автором, о чем тот сообщает нам в лирическом отступлении. Но тут «подвернулось» наследство и он ограничивается «путешествием» в деревню. Правда, потом ему суждено будет «проездиться по России», но это будет уже не совсем тот Онегин, скучающий и хандрящий, с которым мы познакомились в этой части романа.

А что же еще пытается сделать герой, чтобы разогнать хандру? Фактически, больше ничего. Может, в этом и состоит причина того, что и в деревне, где привычные условия жизни Онегина действительно изменились,

... скука та же,

Хандра ждала его на страже

И бегала за ним она,

Как тень иль верная жена.

Так может быть, причины недуга Онегина все же глубже, может, не зря Пушкин говорит о его «неподражательной странности»? Ведь бывают на свете такие мятущиеся натуры, которые не удовлетворяются ничем, которые ищут чего-то, даже им не вполне понятного, и никогда не находят, пытаются найди себе достойное дело в жизни, но лишь вновь и вновь разочаровываются - и все же не оставляют своих поисков. Да, таких людей запечатлела и русская, и европейская литература. В Европе они получили название романтиков, а в России, впитав особые национально русские черты, стали «лишними людьми». Это самое главное следствие «хандры» Онегина, которая на поверку оказывается действительно тяжким недугом, от которого трудно избавиться. Сама упорность попыток Онегина преодолеть это состояние говорит о глубине и серьезности проблемы. Недаром Пушкин, начав роман в несколько ироничном тоне, постепенно переходит к вдумчивому анализу всех составляющих этой проблемы. И оказывается, что следствия этой «болезни» современного человека могут быть крайне тяжелы как для него самого, так и для окружающих его людей.

Недуг Онегина, связанный с западноевропейским «байронизмом», не случайно поражает именно его, воспитанного и выросшего «на брегах Невы», в самом европейском городе России. В основе произведения лежит одна общая проблема, которая будет центральной для России на протяжении всего XIX века, - это проблема разделения общества на две разные и очень мало связанные между собой части. С одной стороны, это дворянство, прежде всего городское, впитавшее европейскую культуру, просвещение и во многом утратившее национальные основы. С другой стороны, гораздо большая часть - та, которая сохраняла национальные корни: поддерживала национальные традиции, обряды, обычаи, основывала свою жизнь на веками сложившихся нравственных принципах. Даже язык этих двух распавшихся частей когда-то (до петровских реформ) единого русского общества оказался разным: достаточно вспомнить слова героя комедии «Горе от ума» Чацкого - современника Онегина - о том, что народ считал дворянство, часто использовавшее даже в обиходе французский язык, «за немцев», то есть иностранцев.

Оторванность Онегина от национальной «почвы» - это одновременно и причина его хандры, и то, что лежит в основе очень важных следствий онегинской болезни. Сначала о причинах. Мы все знаем, что талант Пушкина, волею судьбы заточенного в Михайловском, достиг небывалого расцвета. Пушкину было чем занять себя в деревне, хотя и ему, особенно поначалу, доводилось хандри ть и тосковать, как Онегину. Но разница между ними велика:

Я был рожден для жизни мирной.

Для деревенской тишины:

Живее творческие сны -

так говорит о себе Пушкин, противопоставляя свое отношение к деревне и русской природе онегинскому. Ведь лишь на два дня типично русский пейзаж заинтересовал Онегина, а-

На третий роща, холм и поле

Его не занимали боле;

Потом уж наводили сон....

Но есть в романе героиня, очень сходная с автором не только в своем отношении к русской природе, но и ко всему русскому. Это, конечно, Татьяна, «русская душою». Воспитанная в деревне, она впитала в себя русские обычаи, традиции, которые «хранили в жизни мирной» в семействе Лариных. Она с детства полюбила русскую природу, навсегда оставшуюся для нее родной; она восприняла всей душой те сказки, народные предания, которые ей поведала няня. Другими словами, Татьяна сохранила живую, кровную связь с той «почвой», народной основой, которую полностью утратил Онегин.

И вот происходит их встреча: русского европейца, страдающего недугом, «подобным английскому сплину», и мечтательная русская девушка, искренняя в своих порывах и способная на глубокое, сильное чувство. Эта встреча могла бы стать спасением для Онегина. Но одним из следствий его болезни является та самая «преждевременная старость души», о которой говорил Пушкин. По достоинству оценив Татьяну, ее смелый, отчаянный поступок, когда она первая призналась ему в любви, Онегин не находит в себе душевных сил, чтобы ответить на чувство девушки. Он лишь «живо тронут был», получив ее послание. А дальше последовала его «проповедь» в саду, в которой он «поучал» неопытную в сердечных делах девушку, как осторожно нужно себя вести. В этом весь Онегин: в его монологе и искренняя исповедь души, и осторожность светского человека, боящегося попасть в неловкую ситуацию, и даже какие-то сохранившиеся черты «коварного обольстителя», но главное - черствость и эгоизм. Такой становится человеческая душа, которую постигла преждевременная старость. Она не создана, как говорит сам Онегин, «для блаженства» семейной жизни. Но почему?

Оказывается, это тоже одно из следствий болезни русского «байрониста». Для такой личности свобода превыше всего, она не может быть ограничена ничем, в том числе и семейными узами:

Когда бы жизнь домашним кругом

Я ограничить захотел...

Именно «ограничить», а вовсе не найти родную душу в любимом человеке, как думает Татьяна. Вот она, разница двух жизненных систем, сформированных в разных культурно-этических традициях. Видимо, Татьяне будет трудно понять эту позицию «современного героя», о котором так точно сказал Пушкин:

Все предрассудки иетребя,

Мы почитаем всех нулями,

А единицами - себя.

Мы все глядим в Наполеоны...

Но именно таков Онегин. Должны были произойти страшные события, чтобы началось, хотя бы отчасти, избавление героя от страшных последствий его болезни, чтобы что-то в нем стало меняться. Смерть Ленского - вот цена преобразования Онегина, цена, может быть, слишком высокая. «Окровавленная тень» друга пробуждает в нем застывшие чувства, совесть гонит его из этих мест. Нужно было пережить все это, «проездиться по России», чтобы осознать, что свобода может стать «постылой», чтобы возродиться для любви. Только тогда ему станет немного понятнее Татьяна с ее «русскою душою», с ее безупречным нравственным чувством. И все же и тогда между ними останется огромная разница: Онегину, упоенному своей вновь обретенной способностью любить и страдать, непонятно, что любовь и эгоизм несовместимы, что нельзя жертвовать чувствами других людей. Как и тогда, в саду, в последней сцене романа снова преподан урок - только теперь дает его Татьяна Онегину, и это урок любви и верности, сострадания и жертвенности. Сможет ли усвоить его Онегин, как когда-то Татьяна смиренно приняла его «уроки»? Автор ничего нам об этом не говорит - финал романа открыт.

Но читатель получил возможность познакомиться с «героем времени», увидеть даже самые потаенные его черты и, наконец, узнать причины и последствия его особенной болезни- «русской хандры». Один из английских переводчиков романа Пушкина нашел удивительный эквивалент этого слова, которого нет в других языках, - он обозначил это понятое как «русскую душу». Кто знает, может, он был и прав. Ведь после Онегина в русской литературе появится целая плеяда молодых людей, тоже страдающих от этой болезни, мятущихся, ищущих себя и свое место в жизни. Впитывая в себя новые приметы своего времени, они сохраняли эту главную черту. И вот что поразительно: никто из этих «лишних людей» так и не смог излечиться от своего ужасного недуга. Да и возможно ли это? А может быть, в самой этой «русской хандре» тоже есть свой смысл? Разным было и отношение общества к таким людям. Но сейчас, мне кажется, можно уже сказать, что такие люди нужны, они вовсе не лишние для России, а их постоянный поиск и неудовлетворенность жизнью-залог того, что когда-то она станет лучше.

← Вернуться

×
Вступай в сообщество «tvmoon.ru»!
ВКонтакте:
Я уже подписан на сообщество «tvmoon.ru»