Опыт целостного анализа поэмы А.А. Блока «Соловьиный сад. Соловьиный сад Анализ поэмы «Соловьиный сад» Блока

Подписаться
Вступай в сообщество «tvmoon.ru»!
ВКонтакте:

В поэме “Соловьиный сад” (1915г.) А.Блок поднимает важнейшие нравственные и философские проблемы долга и верности ему, любви и права на счастье, назначения искусства и своего места в нём.

Многозначно уже название поэмы “Соловьиный сад”. Оно обращает нас ко многим источникам. Во-первых, к Библии: Эдемский сад, рай земной, откуда Бог изгнал Адама и Еву, и с тех пор люди в тяжких трудах должны добывать хлеб свой насущный. Во-вторых, образ сада как символа красоты, недостижимого счастья, искушения предстаёт в русских народных и восточных сказках.

В поэме Блока образ сада многозначен. Сад – это и образ недостижимого для человека счастья, и образ манящей мечты, и эгоистичный жизненный путь, когда человек живёт только своей любовью в своём маленьком личном мире, и образ искусства для искусства, лишённого каких-либо гражданских интересов. Соловьиный сад – это своеобразное испытание, искушение героя, которое встречается в жизни каждого человека. Поэма показывает трагический разрыв между тягой человека к счастью и красоте и чувством долга, сознанием невозможности забыть о “страшном мире”. /Найдите в тексте конкретно-предметную характеристику образа сада и раскройте его обобщённо-символический смысл/.

Символична композиция поэмы: 7 частей и кольцевое построение произведения

(начинается и заканчивается на берегу моря) /Какое значение это имеет для понимания идеи произведения? Почему повествование ведётся от первого лица?/.

Повествование ведётся от первого лица, что придаёт произведению характер и интонацию исповеди, искреннего и чистосердечного повествования о пережитом..

Рассмотрим главы поэмы внимательно, уделяя особое внимание её образам, символам и лексике.

Первую часть можно назвать вступлением, в котором сообщаются некие факты жизни лирического героя: каждый день лирический герой со своим ослом выполняет тяжёлую работу /в чём смысл работы, которую он выполнял? / и их путь проходит мимо прекрасного сада. Повествование строится на контрасте: предельная реалистичность (труд лирического героя и осла) сочетается со сказочностью, таинственностью (описание сада); прозаически сниженная картина тяжёлого безрадостного труда и красота и поэзия соловьиного сада. Эпитеты реального мира контрастируют с эпитетами, рисующими сад:

Осёл присутствует во всех главах, кроме четвёртой. Он всегда “усталый” и “бедный”. С одной стороны, осёл – символ реального мира, низкой действительности. С другой стороны, это образ помощника, который помогает герою выполнять грязную, трудную работу, а потом своими криками напоминает ему об оставленном трудовом пути, о долге. В Библии осёл одним из первых среди животных признал Христа и в то же время представляет собой повиновение Это не противоречит блоковскому образу: каждый должен пройти свой путь, не уклоняясь, до конца, каким бы трудным он ни был. И награда ждёт того, кто это делает. Валаам, посланный проклясть израильтян, не увидел Божьего ангела, а его ослица увидела, помогла Валааму увидеть и уверовать. Мне кажется, что и в поэме Блока осёл помогает герою вернуться на правильный путь – путь труженика. Правда, когда герой возвращается, он не находит своего осла, но это и является наказанием за отступничество, за отказ от прежних идеалов, от предначертанного свыше пути. В романе Апулея “Золотой осёл, или Метаморфозы” Лукий превращён служанкой волшебницы в осла и, для того чтобы вернуть человеческий облик, съел розы. Я думаю, что осёл Апулея имеет другое значение, чем у Блока. /Как думаете вы?/

Все образы, символы и другие средства художественной изобразительности поэмы подчинены основной идее. Так, звукописью создаётся образ прибоя (рокотание моря), крик осла. Эти звуки контрастируют с “напевом соловьиным”, с песней, звучащей в саду.

…Символично не только пространство (берег моря, дорога), но и время: действие начинается вечером, в конце рабочего дня (“в час отлива”, “опускается синяя мгла”), а заканчивается новым утром.

…Таинственность сада подчёркивается использованием неопределённых местоимений: “что-то”, “кто-то”.

…Возникает мотив мглы, который проходит через всю поэму(кроме главы 4) так же, как и образ осла.

Во второй части герой находится в раздумье (“раздумался”); возникает возможность другой жизни: “снится жизнь другая – моя, не моя…”. Возникает сознание бесперспективности теперешнего существования:

И чего в этой хижине тесной
Я, бедняк обездоленный, жду…

Контрастное изображение жизни бедняка и “звенящего сада” продолжается:

Традиционная для Блока символика цвета здесь также имеет значение: белое платье – намёк на возможность соприкосновения с идеалом, осуществления его, синий как бы предсказывает крушение идеала, разочарование в нём.

Героя мучают сомнения, он не сразу отзывается на “круженье и пенье”:

Каждый вечер в закатном тумане
Прохожу мимо этих ворот…

Меняется и пространство: сад обнесён стеной (замкнутое пространство). Если сравним его с морем, символизирующим жизнь, стихию, но в то же время свободу, то увидим отсутствие её в саду: “ограда высокая и длинная”, “стена”, “решётка…резная”.

Уже почти ночь. Сад может дать отдых от житейской суеты.

…В этой главе более чётко обрисован образ Прекрасной Дамы: “белое платье”, “она лёгкая”, “манит”, “зовёт”, то есть этот образ дан в традиционной для Блока манере.

Сад назван “звенящим”: звучит соловьиная песня, поёт Она. Безмузыкальность для Блока – знак бездуховности, мёртвенности мира.

Лирический герой опьянён звуками, собирается уйти из мира реального в сказочный, таинственный и прекрасный, куда его манит круженье, зовёт песня. “И в призывном круженьи и пеньи я забытое что-то ловлю”- очевидно, здесь воспоминание о грёзах юности, ожидание высокой любви, верой, что в ней смысл жизни.

В третьей части герой, ещё не побывав в саду, начинает любить соловьиный сад.

Ночью “отдыхает осёл утомлённый”, “брошен лом на песке под скалой”, а герой, влюблённый, блуждает вокруг сада. Под влиянием мечтаний о саде таинственными кажутся даже привычная дорога, обыденный труд: “И знакомый, пустой, каменистый, но сегодня – таинственный путь”.Для него, влюблённого, всё окружающее преобразилось. Герой, блуждая в темноте, не замечая, как идёт время, всё время возвращается “ к ограде тенистой, Убегающей в синюю муть”.Не случайно здесь снова синий цвет – символ крушения, предательства. Слово “синий” отнесено к существительному “муть” , как бы усиливающему неопределённую перспективу принятого решения. Но и перед последним шагом навстречу неизвестному будущему героя мучают сомнения, что ждёт его в соловьином саду: “Наказанье ли ждёт, иль награда, Если я уклонюсь от пути?”. Это вопрос нравственного выбора: долг или личное счастье, в чём счастье, можно ли безнаказанно “уклоняться” от выбранного пути, можно ли изменять своему призванию? В поэме дорога, скалы, сад, тяжёлый, изнурительный труд, осёл не только жизненные реалии, а имеют обобщённо-символический смысл. Это соответственно дорога жизни, её тяготы, мечта, обыденная, неприглядная сторона жизни. Рано или поздно перед каждым человеком встаёт вопрос о верности выбранному пути, несмотря на все трудности, или о поисках более красивой и лёгкой дороги.

То, что в душе героя происходит борьба, подчёркивают повторы: “томленье”, “утомлённый”, “томленье всё безысходней”. И герой отказывается от своего прошлого, от пути труженика, он полностью во власти мечтаний о саде и “уклоняется от пути”.

Центральной частью в композиции поэмы является четвёртая, в которой герой попадает в сад.

…Сад не разочаровывает лирического героя: “прохладная дорога” (после зноя), лилии (цветок Прекрасной Дамы в ранней поэзии Блока, а в Библии атрибут Девы Марии, символизирующий её чистоту) с двух сторон дороги, “запели ручьи”, “сладкая песнь соловья”. Он испытывает “незнакомое счастье”; сад даже превзошёл мечту о прекрасном

(“нищая мечта”). И герой забывает о своём прежнем пути: “Я забыл о пути каменистом, о товарище бедном своём”.Осуждающе звучат эти слова. Но происходит это под воздействием “вина золотистого”, под влиянием страсти (“золотым опаленный огнём”), ведь объятия Её открыли “чуждый край незнакомого счастья”.

Но в пятой главе мы видим, что герой испытывает сомнения в правильности принятого решения, опять возникает мотив мглы. “Утонувшая в розах стена” и “соловьиная песнь” не могут заглушить рокотание моря, шума настоящей жизни: тревога доносит “рокот волн”, “отдалённого шума прилива уж не может не слышать душа”. Ушёл в сад герой вечером, в час отлива, а в 5 главе слышен шум прилива. Лирического героя начинают мучить угрызения совести. Любовь и стремление к счастью увели его от жизни, но житейские бури и тревоги нашли его, долг напоминает о себе. . “И вдруг – виденье: большая дорога и усталая поступь осла”. Человек рождён для жизни, полной труда, борьбы, терпения; он не может долго жить в искусственном мире Любви, Счастья, отгороженном “от дольнего горя”. Не случайно возлюбленная находится “во мгле благовонной и знойной” и сад во мгле.

Шестая глава рассказывает о пробуждении (“я проснулся на мглистом рассвете”, прерван “очарованный сон”) и бегстве из сада, в то время пока возлюбленная ещё спит. /Почему герой бежит из соловьиного сада?/ Причём на берегу на смену ночи приходит утро, а в саду нет времени (как во сне или в чём-то совершенно нереальном, сказочном; а может быть, только во сне можно быть счастливым?) Герой слышит “далёкие и мерные удары” прилива, “рычанье прибоя”, “жалобный крик” осла, долгий и протяжный, - всё это проявление настоящей, реальной жизни, наполненной тяжёлой, грязной, изнурительной, но необходимой для людей работой. Выполнение человеческого и гражданского Долга выше личного Счастья, отгороженного от жизненных бурь стеною, увитой розами.

Герой бежит из зачарованного сада через ограду, но розы стараются его удержать:

И, спускаясь по камням ограды,
Я нарушил цветов забытьё.
Их шипы, точно руки из сада,
Уцепились за платье моё.

Розы являются важнейшим символом мечты, счастья, без которого невозможно существование соловьиного сада: “по ограде…лишних роз к нам свисают цветы”, “и колючие розы сегодня опустились под тягой росы”, “утонувшая в розах стена”. В Греко-римской мифологии роза – цветок Афродиты, символизирующий любовь. В этом значении роза стала традиционным символом романтической поэзии. В райском саду также цвели розы, но никаких шипов у них не было. В средневековой куртуазной культуре рисовали деву, окружённую розовым садом: шипы растения оберегали целомудрие невесты. /Какое значение приобретает роза в поэме?/ У Блока роза получает иное значение: это символ пустых иллюзий, элемент красивости, а не подлинной красоты. То же можно сказать и об образе соловья. В романтической поэзии это символ настоящего искусства, в котором внешняя невзрачность противопоставлена внутренней красоте и таланту. У Блока соловьи поют в зачарованном саду: “не смолкает напев соловьиный”, “в соловьином звенящем саду”, “сладкой песнью меня оглушили, взяли душу мою соловьи”. Но их песня - часть манящей несбыточной мечты, искушение, соблазн. Она противопоставлена крику осла и рокоту моря, которые символизируют жизнь с её тревогами, трудом, заботами, и оказывается слабее их:

Заглушить рокотание моря
Соловьиная песнь не вольна.

Не случайно в поэме, начиная с четвёртой главы, речь идёт о душе: “взяли душу мою соловьи”, “отдалённого шума прилива уж не может не слышать душа” , “крик осла был протяжен и долог, проникал в мою душу, как стон”. Первоначально герой проявляет слабость, поддаётся соблазну, и соловьи завладели его душой.

В седьмой, заключительной, главе герой возвращается на прежний свой путь (“знакомый”, “недлинный”, “кремнист и тяжёл”), но он опоздал. Дни, проведённые в саду, обернулись годами. “Берег пустынный”, нет дома. Когда-то “брошенный лом, тяжкий, ржавый, под чёрною скалою затянувшийся мокрым песком”. И навстречу ему по им протоптанной тропинке спускается “рабочий с киркою, погоняя чужого осла”. Герой переживает смятение – это и есть расплата за временную измену Долгу. Его место труженика занято другим – он потерял своё место в жизни. Это и наказание, и возмездие. Бедняк нарушил завет, данный человеку свыше: в поте лица добывать хлеб насущный, идти по каменистому пути жизни, на котором его ждут тревоги, невзгоды, тяжёлый и изнурительный труд.

Кольцевая композиция показывает, что жизнь продолжается. И герой в итоге бежит не от жизни, а в жизнь. Грубая жизнь оказывается сильнее грёз. /А возможно ли для героя возвращение в соловьиный сад?/

Как уже отмечалось, поэма построена на контрасте, что подчёркивает борьбу между реальной жизнью и миром идеальной красоты, вернее даже, красивости. С одной стороны, это поэма о смысле жизни, о выборе своего жизненного пути, о нравственных ценностях и ориентирах в этой жизни. С другой – в поэме много автобиографичного, и её можно рассматривать как поэтическую исповедь о своём творческом пути. Когда Блок воспевал Прекрасную Даму, он не слышал “рокота” реальной жизни, его увлекала лишь идея о жреческом служении идеалу Вечной Женственности. Но вскоре поэт отказался от этого, выбрал путь труженика. Не случайно в те же годы, когда Блок работал над поэмой, он написал такие строчки:

Да. Так диктует вдохновенье:
Моя свободная мечта
Всё льнёт туда, где униженье,
Где грязь, и мрак, и нищета.

А 6 мая 1914 года поэт писал Л.А.Дельмас: “Искусство там, где ущерб, потеря, страданье, холод”.

Библиография

  1. А.А. Блок Избранное, М., изд. “Правда”, 1978.
  2. И.Е. Каплан “Анализ произведений русской классики”, М., изд. “Новая школа”, 1997г., стр. 28 – 34.
  3. Б.С. Локшина “Поэзия А.Блока и С.Есенина в школьном изучении”, Санкт-Петербург, изд. Фирма “Глагол”, 2001, стр. 48-57.
  4. Словарь символов в искусстве, М., АСТ “Астрель”, 2003.
  5. Уроки литературы в 11 классе. Книга для учителя. Лирика А.А. Блока.

Я ломаю слоистые скалы
В час отлива на илистом дне,
И таскает осел мой усталый
Их куски на мохнатой спине.

Донесем до железной дороги,
Сложим в кучу,- и к морю опять
Нас ведут волосатые ноги,
И осел начинает кричать.

И кричит, и трубит он,- отрадно,
Что идет налегке хоть назад.
А у самой дороги — прохладный
И тенистый раскинулся сад.

По ограде высокой и длинной
Лишних роз к нам свисают цветы.
Не смолкает напев соловьиный,
Что-то шепчут ручьи и листы.

Крик осла моего раздается
Каждый раз у садовых ворот,
А в саду кто-то тихо смеется,
И потом — отойдет и поет.

И, вникая в напев беспокойный,
Я гляжу, понукая осла,
Как на берег скалистый и знойный
Опускается синяя мгла.

Знойный день догорает бесследно,
Сумрак ночи ползет сквозь кусты;
И осел удивляется, бедный:
«Что, хозяин, раздумался ты?»

Или разум от зноя мутится,
Замечтался ли в сумраке я?
Только все неотступнее снится
Жизнь другая — моя, не моя…

И чего в этой хижине тесной
Я, бедняк обездоленный, жду,
Повторяя напев неизвестный,
В соловьином звенящий саду?

Не доносятся жизни проклятья
В этот сад, обнесенный стеной,
В синем сумраке белое платье
За решеткой мелькает резной.

Каждый вечер в закатном тумане
Прохожу мимо этих ворот,
И она меня, легкая, манит
И круженьем, и пеньем зовет.

И в призывном круженье и пенье
Я забытое что-то ловлю,
И любить начинаю томленье,
Недоступность ограды люблю.

Отдыхает осел утомленный,
Брошен лом на песке под скалой,
А хозяин блуждает влюбленный
За ночною, за знойною мглой.

И знакомый, пустой, каменистый,
Но сегодня — таинственный путь
Вновь приводит к ограде тенистой,
Убегающей в синюю муть.

И томление все безысходней,
И идут за часами часы,
И колючие розы сегодня
Опустились под тягой росы.

Наказанье ли ждет, иль награда,
Если я уклонюсь от пути?
Как бы в дверь соловьиного сада
Постучаться, и можно ль войти?

А уж прошлое кажется странным,
И руке не вернуться к труду:
Сердце знает, что гостем желанным
Буду я в соловьином саду…

Правду сердце мое говорило,
И ограда была не страшна.
Не стучал я — сама отворила
Неприступные двери она.

Вдоль прохладной дороги, меж лилий,
Однозвучно запели ручьи,
Сладкой песнью меня оглушили,
Взяли душу мою соловьи.

Чуждый край незнакомого счастья
Мне открыли объятия те,
И звенели, спадая, запястья
Громче, чем в моей нищей мечте.

Опьяненный вином золотистым,
Золотым опаленный огнем,
Я забыл о пути каменистом,
О товарище бедном моем.

Пусть укрыла от дольнего горя
Утонувшая в розах стена,-
Заглушить рокотание моря
Соловьиная песнь не вольна!

И вступившая в пенье тревога
Рокот волн до меня донесла…
Вдруг — виденье: большая дорога
И усталая поступь осла…

И во мгле благовонной и знойной
Обвиваясь горячей рукой,
Повторяет она беспокойно:
«Что с тобою, возлюбленный мой?»

Но, вперяясь во мглу сиротливо,
Надышаться блаженством спеша,
Отдаленного шума прилива
Уж не может не слышать душа.

Я проснулся на мглистом рассвете
Неизвестно которого дня.
Спит она, улыбаясь, как дети,-
Ей пригрезился сон про меня.

Как под утренним сумраком чарым
Лик, прозрачный от страсти, красив!…
По далеким и мерным ударам
Я узнал, что подходит прилив.

Я окно распахнул голубое,
И почудилось, будто возник
За далеким рычаньем прибоя
Призывающий жалобный крик.

Крик осла был протяжен и долог,
Проникал в мою душу, как стон,
И тихонько задернул я полог,
Чтоб продлить очарованный сон.

И, спускаясь по камням ограды,
Я нарушил цветов забытье.
Их шипы, точно руки из сада,
Уцепились за платье мое.

Путь знакомый и прежде недлинный
В это утро кремнист и тяжел.
Я вступаю на берег пустынный,
Где остался мой дом и осел.

Или я заблудился в тумане?
Или кто-нибудь шутит со мной?
Нет, я помню камней очертанье,
Тощий куст и скалу над водой…

Где же дом? — И скользящей ногою
Спотыкаюсь о брошенный лом,
Тяжкий, ржавый, под черной скалою
Затянувшийся мокрым песком…

Размахнувшись движеньем знакомым
(Или все еще это во сне?),
Я ударил заржавленным ломом
По слоистому камню на дне…

И оттуда, где серые спруты
Покачнулись в лазурной щели,
Закарабкался краб всполохнутый
И присел на песчаной мели.

Я подвинулся,- он приподнялся,
Широко разевая клешни,
Но сейчас же с другим повстречался,
Подрались и пропали они…

А с тропинки, протоптанной мною,
Там, где хижина прежде была,
Стал спускаться рабочий с киркою,
Погоняя чужого осла.

Анализ поэмы «Соловьиный сад» Блока

Создание стихотворения «Соловьиный сад» датировано периодом с 6 января 1914 по 14 октября 1915 гг. Оно посвящено оперной певице Андреевой-Дельмас Любови Александровне.

Произведение принадлежит к жанру романтической поэмы. В нем поэт рассуждает о смысле жизни. Он делит ее на две стороны: повседневную работу ради пропитания, и безделье с его праздностью. Здесь перед автором встает вопрос: что же выбрать?

Основа «Соловьиного сада» заключается в непростой жизни обычного рабочего. Ежедневно он отправляется к железной дороге, у которой раскинулся чудесный сад, со своим осликом. Его соблазняет возможность войти под сень сада, и он забывает «о пути каменистом, о товарище бедном своем». Но в жизни приходится платить за удовольствие, и в итоге бедный работяга спешит в прежнюю жизнь, где остался его дом и осел. Однако позднее раскаяние приводит его лишь к ржавому лому — тому, что осталось от его дома.

В стихотворении присутствуют следующие художественные приемы:

  1. Рифма — чередование женской и мужской;
  2. Тропы. Здесь и антитеза (противопоставление сада и моря), олицетворение («шепчут ручьи и листы»), сравнение, метонимия («белое платье мелькает»), градация («брошенный лом, тяжкий, ржавый») и ассонанс («И осел начинает кричать. И кричит, и трубит он, — отрадно»).
  3. Размер стиха. Здесь он определяется трехстопным анапестом (ударение на третье слово).

«Соловьиный сад» относится к зрелому периоду творчества поэта, где наблюдается освобождение от романтики и мистики. Произведения данного периода полны обыденности и конкретности. В них происходит переход от символов к реальности. При этом в описании реальной жизни сохранено достаточно символизма («лишних роз к нам свисают цветы», «лик, прозрачный от страсти, красив!..»). Образ моря определяет в произведении главный символ жизни. Когда герой перестает слышать его рокот, он очаровывается выдуманным мирком. Желание вернуться в реальную жизнь помогает ему услышать шум моря, то есть почувствовать жажду жить заново.

В стихотворении широко используется противопоставление. Его можно понимать как уход в иллюзорное пространство от исторической и жизненной реальности. В итоге такой отказ от повседневности приводит главного героя к огромной потере всех своих ценностей, душевных и материальных.

Небольшая поэма "Соловьиный сад" (1915г.) принадлежит к числу наиболее совершенных произведений Блока. (Не случайно Блока часто называли певцом "Соловьиного сада"). В ней нашли отражение постоянные раздумья поэта о своём месте в жизни, в общественной борьбе. Поэма помогает понять очень важный для Блока "жизненный поворот" от индивидуализма в сторону сближения с народом.

Школьники с интересом читают "Соловьиный сад". Как лучше организовать работу над этой поэмой? Целесообразно озаглавить каждую главу. Это позволит увидеть очень стройную, четко продуманную композицию поэмы.

План может быть примерно таким:

  1. Утомительный труд и зной.
  2. Мечты о "недоступной ограде" соловьиного сада.
  3. Желание проникнуть в сад.
  4. "Чуждый край незнакомого счастья".
  5. "Заглушить рокотание моря соловьиная песнь не вольна!"
  6. Бегство из сада.
  7. Утрата прежнего жилища, работы и друга.

После чтения поэмы предлагаем ученикам задание: используя текст первой главы (а отчасти и последующих глав), проследить, как изображена тяжёлая трудовая жизнь героя и что противопоставляется ей в поэме. Они заметят, что глава построена на контрастах. "Бедняк обездоленный" живет "в хижине тесной", труд его изнурителен ("осёл усталый", "отрадно", что идет налегке хоть назад"). А в саду "не смолкает напев соловьиный, что-то шепчут ручьи и листы".

В первой главе, построенной на контрастах, нетрудно обнаружить два противоположных лексических пласта. Прозаическая лексика, использованная при описании будничного труда (таскает, мохнатая спина, волосатые ноги и др.), сменяется романтически приподнятой речью, когда поет, говорит о соловьином саде. Содержание первой главы, представляющей собой экспозицию, естественно и логично говорит, мотивирует события второй главы, которая составляет завязку сюжета: прекрасный таинственный соловьиный сад, противопоставленный безотрадному труду, порождает мечты об иной жизни.

Интересно проследить по второй главе, как развивается мечта героя о "неприступной ограде" сада. При этом следует обратить внимание на то, как сумел Блок передать силу неотступной мечты и раскрыть душевный мир героя. С ним происходит что - то небывалое. Мысли о возможности другой жизни вызывают неудовлетворенность своей судьбой ("И чего в этой хижине тесной я, бедняк обездоленный, жду:?"), переоценку своей привычной работы, которая воспринимается теперь как "жизни проклятья". Несмолкаемый соловьиный напев, "Её" "круженье и пенье", неотступные сны вызывают "безысходные томленье", заполнившее всю душу, вытеснившее все остальное.

Важную роль во второй главе играют зарисовки природы. Они помогают понять, как зарождается и созревает мысль о бегстве от "жизни проклятий" в спокойный и безмятежный соловьиный сад. Мечты и томленья появляются в вечерний час, когда "знойный день догорает бесследно". Несколько раз упоминаются признаки наступающей ночи: "в закатном тумане ", "сумрак ночи", "в синем сумраке". В знойном вечернем тумане и затем в ночном сумраке не видно ясных очертаний предметов, все вокруг кажется зыбким, неопределенным, таинственным. "В синем сумраке белое платье" мелькает, словно какое-то призрачное видение. "Непонятным" назван напев, который раздается в саду. Своим "круженьем и пеньем" девушка манит к себе, как волшебная, сказочная сила.

Все, что связано с соловьиным садом, тесно переплетается в сознании героя с неотступными снами о неизведанной жизни. Ему трудно отделить реальное от вымышленного, фантастического. Поэтому влекущий к себе и манящий сад кажется недоступным, как светлая мечта, как приятный сон. Очень эмоционально и психологически убедительно показывает поэт невозможность избавиться от этого томленья. Поэтому нетрудно сказать, что произойдет в дальнейшем: герой неизбежно пойдет в соловьиный сад.

В третьей главе перед читателем раскрывается "диалектика" нелегкой душевной борьбы. Решение идти в соловьиный сад не возникает так сразу, внезапно. Бросив осла и лом, "хозяин блуждает влюбленный", вновь приходит к ограде, "идут за часами часы". "И томление всё безысходней" - оно должно обязательно вскоре разрешиться. И, вероятно, это произойдёт сегодня. Хорошо знакомая дорога кажется таинственной именно сегодня. "И колючие розы сегодня опустились под тягой росы" (Очевидно, они не будут задерживать своими колючими шипами гостя, если он направится в сад). Герой пока ещё только ставит перед собой вопрос: "Наказание ли ждет, или награда, если я уклонюсь от пути?". Но если мы вдумаемся в этот вопрос, то сможем сказать, что уже по существу сделан выбор. "А уж прошлое кажется странным, и руке не вернуться к труду". Перелом в душе героя уже произошел, для нас ясно, что он, не удовлетворенный прежней жизнью, постарается осуществить свою мечту.

Четвертая глава, рассказывающая о достижении заветной мечты, логически четко отграничена от предыдущей и вместе с тем естественно связана с ней. "Мостиком", соединяющим их, служит фраза: "Сердце знает, что гостем желанным буду я в соловьином саду:". Новая глава начинается продолжением этой мысли: "Правду сердце мое говорило:". Что же нашел герой за неприступной оградой сада?

Вдоль прохладной дороги, меж линий,
Однозвучно запели ручьи,
Сладкой песнью меня оглушили,
Взяли душу мою соловьи.
Чуждый край незнакомого счастья
Мне открыли объятия те,
И звенели, спадая, запястья
Громче, чем в моей нищей мечте.

Почему поэт счел нужным раскрыть перед читателем всю прелесть этого райского блаженства?

Мечта не обманула героя, "чуждый край незнакомого счастья" оказался ещё прекраснее, чем был в мечтах влюбленного. Он достиг вершины своего блаженства и забыл обо всем остальном. Обстановка, в которую попал "бедняк обездоленный", в состоянии очаровать и пленить каждого. Немногим удалось бы устоять против соблазна отдаться этой чудесной, почти райской жизни, отказаться от возможности испытать счастье. И вполне естественно, что герой, достигший вершины блаженства, "забыл о пути каменистом, о товарище бедном своем".

Эта фраза ведет нас к новой "тональности", новой главе, новой мысли. Можно ли забыть своего товарища, свою работу, свой долг? И действительно ли забыл обо всем этом герой поэмы?

Пусть укрыла от дольнего горя
Утонувшая в розах стена,-
Заглушить рокотание моря
Соловьиная песнь не вольна!

"Рокотание моря", "рокот волн", "отдаленный шум прилива" оказываются намного сильнее соловьиной песни. Это вполне верно с точки зрения простого правдоподобия. Вспомним вместе с тем и о другом. Соловей и роза - традиционные в мировой лирике образы нежной любви. Море у многих поэтов выступает как символ, можно сказать, что Блок утверждает необходимость подчинить личные интересы общественным.

Несмотря ни на что, "отдаленного шума прилива уж не может не слышать душа". Следующая, шестая глава говорит о бегстве героя поэмы из соловьиного сада. Предложим ученикам вопросы:

Какова же роль шестой главы поэмы?

Можно ли было обойтись без неё?

Почему бы не написать просто, что герой ушел из сада, как только понял, что это необходимо сделать?

Шестая глава дает читателю почувствовать, как трудно было уходить из сада. Героя ведь очаровали не только прохлада, цветы и соловьиные песни. С ним была красавица, открывшая "чуждый край незнакомого счастья".

Она не злая волшебница, искусительница, завлекшая свою жертву, чтобы погубить. Нет, это заботливая, страстно любящая женщина, по-детски нежная, искренняя и доверчивая.

C пит она, улыбаясь, как дети,-
Ей пригрезился сон про меня.

Она обеспокоена, заметив какую-то тревогу в душе возлюбленного. Герою трудно уйти из сада не только потому, что он лишает блаженства себя самого. Жаль оставлять такое чистое, доверчивое, любящее существо, разрушать "её" счастье. И нужно обладать большой душевной силой, чтобы несмотря ни на что уйти из прекрасного сада, откликаясь на зов жизни. Не увидев этих трудностей, не узнав о счастье, от которого вынужден отказаться герой поэмы, читатели не смогли бы понять и оценить его поступок.

Какая же новая мысль связана седьмой, последней главой? Казалось бы, оставив соловьиный сад, герой будет по - прежнему продолжать свой труд. Но на прежнем месте не оказалось ни хижины, ни осла, лишь валяется ржавый, затянувшийся песком лом. Попытка ломать камень "движеньем знакомым" встречает сопротивление. "Краб всполохнутый" "приподнялся, широко разевая клешни", словно протестуя против возвращения к работе того, кто уже потерял на нее право. Его место теперь занял другой.

А с тропинки, протоптанной мною,
Там, где хижина прежде была,
Стал спускаться рабочий с киркою,
Погоняя чужого осла.

Попытка уйти от "жизни проклятий" в безмятежный соловьиный сад не осталось безнаказанной. К такой мысли приводит нас седьмая глава поэмы.

После знакомства с содержанием всех глав ученики делают вывод о том, какое значение имел "Соловьиный сад" в спорах о роли и назначении поэта. Своей поэмой Блок утверждает, что поэт должен активно участвовать в общественной жизни и выполнять свой гражданский долг, а не укрываться в безмятежном саду "чистого искусства".

Предложим учащимся назвать поэтов "чистого искусства", предшественников и учителей Блока. Вспоминая о литературных вкусах и увлечениях автора "Соловьиного сада", школьники назовут наряду с другими поэтами А.А.Фета, стихи которого хорошо знал и любил Блок. Учитель прочтет стихотворение А.Фета "Ключ".

Ученики отметят то, что роднит поэму "Соловьиный сад" с фетовским стихотворением. Фет сумел передать чарующую и манящую прелесть "освежительной влаги", тенистой рощи и соловьиного зова. Таким же привлекательным изображен и соловьиный сад Блока. Лирический герой стихотворения "Ключ" стремится к тому блаженству, которое, мы видели, нашел за "утонувшей в розах стеной" герой "Соловьиного сада". Поэма Блока напоминает стихотворение "Ключ" своей ритмикой, напевностью, сходными образами- символами.

Следует отметить, что литературоведы в своих исследованиях обратили внимание на подтекст "Соловьиного сада", на полемическую направленность этой поэмы Блока в отношении стихотворения А.Фета "Ключ". Такую мысль впервые высказал В.Я.Кирпотин в статье "Полемический подтекст "Соловьиного сада".К нему присоединились Вл. Орлов в комментариях к "Соловьиному саду", Л.Долгополов в своей монографии о поэмах Блока.

Каким бы привлекательным ни казался "соловьиный сад", как бы трудно ни было с ним расставаться, долг поэта идти в гущу жизни, откликаясь на её призывы. Поэтому для Блока было особенно важным показать жизнь в соловьином саду столь чарующей и пленительной. И рассказывать о ней нужно было такими же пленительными, сладкозвучными стихами.

Из черновиков поэмы можно видеть, что она строилась первоначально как рассказ от третьего лица. Заменив впоследствии лицо рассказчика, Блок сделал повествование более эмоциональным, близким читателю, внес в него автобиографические элементы. Благодаря этому, читатели воспринимают поэму не как рассказ о печальной судьбе какого-то бедняка, а как взволнованную исповедь рассказчика о своих переживаниях, о своей душевной борьбе. Смысл "Соловьиного сада" нельзя поэтому свести лишь к полемике с Фетом или другими сторонниками "чистого искусства". Эта поэма, делает вывод В. Кирпотин, была не только "ответом на многоразветвленный и шумный спор о назначении писателя и о путях русской интеллигенции". В своем произведении Блок "создал ответ, в котором прощался и со своим собственным прошлым, или, вернее, со многим из своего собственного прошлого". "Полемика с Фетом, - пишет и Л.Долгополов,- перерастала в полемику с самим собой".

C ложным был этот процесс для Блока. Он не скрывает от читателей трудных, мучительных переживаний, открывает перед нами свою душу. Предельная искренность и откровенность, уменье передать тончайшие оттенки душевной жизни - это, быть может, самая сильная сторона поэзии Блока. Поэма "Соловьиный сад" помогает увидеть тот трудный путь, по которому шел поэт к своему главному подвигу жизни - к созданию поэмы "Двенадцать".

Литература.

  1. Блок А.А. "Лирика" - М.: Правда, 1985.
  2. Горелов А. "Очерки о русских писателях". Л.,Советский писатель, 1968.
  3. Фет А.А. "Полное собрание стихотворений" Л.,Советский писатель. 1959.
  4. Вопросы литературы.1959, № 6,с. 178-181
  5. Долгополов Л.К. "Поэмы Блока и русская поэма конца 19-начала 20 веков", М. - Л., Наука, 1964, с. 135-136.
  6. Сербин П.К. Изучение творчества Александра Блока. - К.: Радянська школа, 1980.
Опыт целостного анализа поэмы А.А. Блока «Соловьиный сад»

А.А Блок «Соловьиный сад»

1

Я ломаю слоистые скалы

В час отлива на илистом дне,

И таскает осел мой усталый

Их куски на мохнатой спине.

Донесем до железной дороги,

Сложим в кучу, - и к морю опять

Нас ведут волосатые ноги,

И осел начинает кричать.

И кричит, и трубит он, - отрадно,

Что идет налегке хоть назад.

А у самой дороги - прохладный

И тенистый раскинулся сад.

По ограде высокой и длинной

Лишних роз к нам свисают цветы.

Не смолкает напев соловьиный,

Что-то шепчут ручьи и листы.

Крик осла моего раздается

Каждый раз у садовых ворот,

А в саду кто-то тихо смеется,

И потом - отойдет и поет.

И, вникая в напев беспокойный,

Я гляжу, понукая осла,

Как на берег скалистый и знойный

Опускается синяя мгла.

2

Знойный день догорает бесследно,

Сумрак ночи ползет сквозь кусты;

И осел удивляется, бедный:

"Что, хозяин, раздумался ты?"

Или разум от зноя мутится,

Замечтался ли в сумраке я?

Только все неотступнее снится

Жизнь другая - моя, не моя...

И чего в этой хижине тесной

Я, бедняк обездоленный, жду,

Повторяя напев неизвестный,

В соловьином звенящем саду?

Не доносятся жизни проклятья

В этот сад, обнесенный стеной,

В синем сумраке белое платье

За решеткой мелькает резной.

Каждый вечер в закатном тумане

Прохожу мимо этих ворот,

И она меня, легкая, манит

И круженьем, и пеньем зовет.

И в призывном круженье и пенье

Я забытое что-то ловлю,

И любить начинаю томленье,

Недоступность ограды люблю.

3

Отдыхает осел утомленный,

Брошен лом на песке под скалой,

А хозяин блуждает влюбленный

За ночною, за знойною мглой.

И знакомый, пустой, каменистый,

Но сегодня - таинственный путь

Вновь приводит к ограде тенистой,

Убегающей в синюю муть.

И томление все безысходней,

И идут за часами часы,

И колючие розы сегодня

Опустились под тягой росы.

Наказанье ли ждет, иль награда,

Если я уклонюсь от пути?

Как бы в дверь соловьиного сада

Постучаться, и можно ль войти?

А уж прошлое кажется странным,

И руке не вернуться к труду:

Сердце знает, что гостем желанным

Буду я в соловьином саду...

4

Правду сердце мое говорило,

И ограда была не страшна.

Не стучал я - сама отворила

Неприступные двери она.

Вдоль прохладной дороги, меж лилий,

Однозвучно запели ручьи,

Сладкой песнью меня оглушили,

Взяли душу мою соловьи.

Чуждый край незнакомого счастья

Мне открыли объятия те,

И звенели, спадая, запястья

Громче, чем в моей нищей мечте.

Опьяненный вином золотистым,

Золотым опаленный огнем,

Я забыл о пути каменистом,

О товарище бедном моем.

5

Пусть укрыла от дольнего горя

Утонувшая в розах стена, -

Заглушить рокотание моря

Соловьиная песнь не вольна!

И вступившая в пенье тревога

Рокот волн до меня донесла...

Вдруг - виденье: большая дорога

И усталая поступь осла...

И во мгле благовонной и знойной

Обвиваясь горячей рукой,

Повторяет она беспокойно:

"Что с тобою, возлюбленный мой?"

Но, вперяясь во мглу сиротливо,

Надышаться блаженством спеша,

Отдаленного шума прилива

Уж не может не слышать душа.

6

Я проснулся на мглистом рассвете

Неизвестно которого дня.

Спит она, улыбаясь, как дети, -

Ей пригрезился сон про меня.

Как под утренним сумраком чарым

Лик, прозрачный от страсти, красив!...

По далеким и мерным ударам

Я узнал, что подходит прилив.

Я окно распахнул голубое,

И почудилось, будто возник

За далеким рычаньем прибоя

Призывающий жалобный крик.

Крик осла был протяжен и долог,

Проникал в мою душу, как стон,

И тихонько задернул я полог,

Чтоб продлить очарованный сон.

И, спускаясь по камням ограды,

Я нарушил цветов забытье.

Их шипы, точно руки из сада,

Уцепились за платье мое.

7

Путь знакомый и прежде недлинный

В это утро кремнист и тяжел.

Я вступаю на берег пустынный,

Где остался мой дом и осел.

Или я заблудился в тумане?

Или кто-нибудь шутит со мной?

Нет, я помню камней очертанье,

Тощий куст и скалу над водой...

Где же дом? - И скользящей ногою

Спотыкаюсь о брошенный лом,

Тяжкий, ржавый, под черной скалою

Затянувшийся мокрым песком...

Размахнувшись движеньем знакомым

(Или все еще это во сне?),

Я ударил заржавленным ломом

По слоистому камню на дне...

И оттуда, где серые спруты

Покачнулись в лазурной щели,

Закарабкался краб всполохнутый

И присел на песчаной мели.

Я подвинулся, - он приподнялся,

Широко разевая клешни,

Но сейчас же с другим повстречался,

Подрались и пропали они...

А с тропинки, протоптанной мною,

Там, где хижина прежде была,

Стал спускаться рабочий с киркою,

Погоняя чужого осла.

Тонкий лирик и мастер композиции Александр Блок внес большой вклад в русскую и мировую классическую поэзию. Отдавая дань романтизму и символизму, поэт создает прекрасное произведение - поэму «Соловьиный сад», в которой витиевато, красиво и загадочно говорит о смысле жизни и месте человека в ней. Именно эта поэма принадлежит к числу наиболее совершенных произведений Блока (не случайно его часто называли певцом «Соловьиного сада»). В поэме обобщены мотивы многих стихотворений («Земное сердце стынет вновь…», «Как свершилось, как случилось?», «На разукрашенную елку…» и другие), в которых затрагивался вопрос о назначении писателя в жизни, о долге человека перед обществом.

Стихотворения Блока всегда точно датированы. Поэма «Соловьиный сад» была написана 6 января – 14 октября 1915 года. Шла Первая Мировая война. Не только для поэта, но и для любого человека это было особенно тревожное время, когда наиболее остро ощущались жизненные противоречия. Незадолго до этого возникла строчка – «Мы дети страшных лет России». Примерно в это же время И.А. Бунин написал рассказ «Господин из Сан-Франциско», где содержатся раздумья о судьбе цивилизации – тема актуальная для большинства писателей в этот период.

Поэма «Соловьиный сад» - это исповедь лирического героя, рассказ о его стремлении обрести покой и счастье в соловьином саду, о разочаровании и возвращении к прежней жизни труженика. «Сердце» поэмы – в изображении трагического разрыва между тягой к счастью и красоте и сознанием невозможности забыть о «страшном мире».

Поэма невелика по объему, но сложна по форме и содержанию из-за своей символичности и многозначности.

Многозначно уже название поэмы “Соловьиный сад”. Оно обращает нас ко многим источникам. Во-первых, к Библии: Эдемский сад, рай земной, откуда Бог изгнал Адама и Еву, и с тех пор люди в тяжких трудах должны добывать хлеб свой насущный. Во-вторых, образ сада как символа красоты, недостижимого счастья, искушения предстаёт в русских народных и восточных сказках.

Композиция поэмы символично – 7 глав и кольцевое построение произведения (оно начинается и заканчивается на берегу моря). Повествование ведется от первого лица, что придает произведению характер и интонацию исповеди, искреннего и чистосердечного повествования о пережитом. С самого начала возникает первая тема, которая, перекликаясь со второй, продолжается в течение трех глав. Уже с четвертой главы герой попадает в сад. Пребыванию в саду, то есть второй теме, посвящено всего 3 строфы. А дальше вновь появляется первая тема, но это уже не жизнь, наполненная содержанием и действием, а итог пребывания в саду – одиночество, бессмысленность существования.

В первой главе воссоздана картина изнурительного труда каменотеса:

Я ломаю слоистые скалы

В час отлива на илистом дне,

И таскает осел мой усталый

Их куски на мохнатой спине.

Донесем до железной дороги.

Сложим в кучу, - и к морю опять...

Работа тяжка не только для человека, но и для животного. Ее монотонность, однообразие передано словами: донесем... сложим... и к морю опять. Все повторится не раз.

Не так уж много в русской поэзии произведений, в которых была бы такая разнообразна инструментовка стиха, как в поэме Блока. Обратимся к приведенной строфе. В ней чередуются:

1 строка: сл - ск

2 строка: с - ст

3 строка: ск – с - ст

4 строка: ск - сп

Повторение согласных (с - ст - ск) как-то передает усталую поступь хозяина и осла.

Важную роль во второй главе играют зарисовки природы. Они помогают понять, как зарождается и созревает мысль о бегстве от "жизни проклятий" в спокойный и безмятежный соловьиный сад. Мечты и томленья появляются в вечерний час, когда "знойный день догорает бесследно". Несколько раз упоминаются признаки наступающей ночи: "в закатном тумане ", "сумрак ночи", "в синем сумраке". В знойном вечернем тумане и затем в ночном сумраке не видно ясных очертаний предметов, все вокруг кажется зыбким, неопределенным, таинственным. "В синем сумраке белое платье" мелькает, словно какое-то призрачное видение. "Непонятным" назван напев, который раздается в саду. Своим "круженьем и пеньем" девушка манит к себе, как волшебная, сказочная сила. В этой главе обрисован образ Прекрасной Дамы: «белое платье», «она лёгкая», «манит», «зовет», то есть образ дан в традиционной для Блока манере. Образ женщины зыбок. Ее влекущее очарование передано повторами отдельных слов, выражений, звуков, внутренней рифмой (круженьи – пеньи).

В третьей главе перед читателем раскрывается "диалектика" нелегкой душевной борьбы. Решение идти в соловьиный сад не возникает так сразу, внезапно. Бросив осла и лом, "хозяин блуждает влюбленный", вновь приходит к ограде, "идут за часами часы". "И томление всё безысходней" - оно должно обязательно вскоре разрешиться. И, вероятно, это произойдёт сегодня. Хорошо знакомая дорога кажется таинственной именно сегодня. "И колючие розы сегодня опустились под тягой росы" (Очевидно, они не будут задерживать своими колючими шипами гостя, если он направится в сад). Герой пока ещё только ставит перед собой вопрос: "Наказание ли ждет, или награда, если я уклонюсь от пути?". Но если мы вдумаемся в этот вопрос, то сможем сказать, что уже по существу сделан выбор. "А уж прошлое кажется странным, и руке не вернуться к труду". Перелом в душе героя уже произошел, для нас ясно, что он, не удовлетворенный прежней жизнью, постарается осуществить свою мечту.

Центральной частью в композиции поэмы является четвёртая, в которой герой попадает в сад. Он не разочаровывает лирического героя: “прохладная дорога” (после зноя), лилии (цветок Прекрасной Дамы в ранней поэзии Блока, а в Библии атрибут Девы Марии, символизирующий её чистоту) с двух сторон дороги, “запели ручьи”, “сладкая песнь соловья”. Он испытывает “незнакомое счастье”; сад даже превзошёл мечту о прекрасном. Таинственность сада подчеркивается использованием неопределенных местоимений: «что-то», «кто-то». В райский сад не доносятся «жизни проклятья», но там нет и самой жизни.

Седьмая глава – возвращение к знакомой дороге, где все так памятно и по-своему дорого: и камней очертание, и тощий куст, и «скала над водой…». Казалось бы, оставив соловьиный сад, герой будет по - прежнему продолжать свой труд. Но на прежнем месте не оказалось ни хижины, ни осла, лишь валяется ржавый, затянувшийся песком лом, а привычный путь оказался «кремнист и тяжел». Слово кремнист воскрешает в нашей памяти строки Лермонтова:. «Выхожу один я на дорогу / Сквозь туман кремнистый путь блестит». Эта ассоциация обогащает наше восприятие мироощущения героя, его одиночества и неприкаянности. Герой оказался лишенным всего. Нет ни хижины, ни «товарища бедного», сохранился лишь ржавый лом, «затянувшийся мокрым песком...».

Попытка ломать камень "движеньем знакомым" встречает сопротивление. "Краб всполохнутый" "приподнялся, широко разевая клешни", словно протестуя против возвращения к работе того, кто уже потерял на нее право. Его место теперь занял другой. Таким образом, на вопрос лирического героя: «наказание ли ждет иль награда, если я уклонюсь от пути?» Блок отвечает в конце поэмы в сцене столкновения крабов.

Композиция поэмы явно символична, и ученые ведут споры о вариантах ее расшифровки. В отдельных работах высказывалась мысль, что семь глав поэмы соответствуют семи дням недели. Герой, дескать, нарушил завет, данный человеку свыше: в поте лица добывать хлеб свой насущный. Поэтому он и был наказан. Заметим, что поэма лишена назидательности. Да и ее сюжет не укладывается во временные рамки недели.

Каждая из глав - определенный этап жизни героя, его мироощущения. Первая глава - о безрадостной жизни бедняка; вторая - мечта об иной жизни; третья - раздумья о выборе пути; четвертая - в царстве «сада»; пятая - воспоминания о прошлом; шестая

Бегство из мира сказки; седьмая - возвращение к пустынному берегу. Каждая из глав имеет свою эмоциональную тональность, свою интонацию (повествовательную и разговорную, напевно-эмоциональную).

В образах поэмы нет ничего натянутого, сложного, требующего особых пояснений, однако некоторые из них неоднозначны.

Образ сада многозначен. С одной стороны, сад – это и образ недостижимого для человека счастья, и образ манящей мечты, и эгоистичный жизненный путь, когда человек живёт только своей любовью в своём маленьком личном мире, и образ искусства для искусства, лишённого каких-либо гражданских интересов. Соловьиный сад – это своеобразное испытание, искушение героя, которое встречается в жизни каждого человека. Поэма показывает трагический разрыв между тягой человека к счастью и красоте и чувством долга, сознанием невозможности забыть о “страшном мире”. А с другой стороны, с оловьиный сад - это символ красоты, любви, покоя.

Антитеза ему - каждодневный груд каменотеса: слоистые скалы, каменистая дорога, хижина - это метафоры нелегкого пути человека-труженика. Рокот волн, шум прилива, рычанье прибоя, крик осла - все это символизирует жизнь с ее многоголосьем, суетой и треволнениями.

Осёл присутствует во всех главах, кроме четвёртой. Он всегда “усталый” и “бедный”. С одной стороны, осёл – символ реального мира, низкой действительности. С другой стороны, это образ помощника, который помогает герою выполнять грязную, трудную работу, а потом своими криками напоминает ему об оставленном трудовом пути, о долге. В Библии осёл одним из первых среди животных признал Христа и в то же время представляет собой повиновение. Это не противоречит блоковскому образу: каждый должен пройти свой путь, не уклоняясь, до конца, каким бы трудным он ни был. И награда ждёт того, кто это делает. Валаам, посланный проклясть израильтян, не увидел Божьего ангела, а его ослица увидела, помогла Валааму увидеть и уверовать. Мне кажется, что и в поэме Блока осёл помогает герою вернуться на правильный путь – путь труженика. Правда, когда герой возвращается, он не находит своего осла, но это и является наказанием за отступничество, за отказ от прежних идеалов, от предначертанного свыше пути.

Розы являются важнейшим символом мечты, счастья, без которого невозможно существование соловьиного сада: “по ограде…лишних роз к нам свисают цветы”, “и колючие розы сегодня опустились под тягой росы”, “утонувшая в розах стена”. В Греко-римской мифологии роза – цветок Афродиты, символизирующий любовь. В этом значении роза стала традиционным символом романтической поэзии. В райском саду также цвели розы, но никаких шипов у них не было. В средневековой куртуазной культуре рисовали деву, окружённую розовым садом: шипы растения оберегали целомудрие невесты.

У Блока роза получает иное значение: это символ пустых иллюзий, элемент красивости, а не подлинной красоты. То же можно сказать и об образе соловья. В романтической поэзии это символ настоящего искусства, в котором внешняя невзрачность противопоставлена внутренней красоте и таланту. У Блока соловьи поют в зачарованном саду: “не смолкает напев соловьиный”, “в соловьином звенящем саду”, “сладкой песнью меня оглушили, взяли душу мою соловьи”. Но их песня - часть манящей несбыточной мечты, искушение, соблазн. Она противопоставлена крику осла и рокоту моря, которые символизируют жизнь с её тревогами, трудом, заботами. «Рокотание моря», «рокот волн», «отдаленный шум прилива» оказываются намного сильнее соловьиной песни: « Заглушить рокотание моря/ Соловьиная песнь не вольна».

Соловей и роза – традиционные в мировой лирике образы нежной любви, а море у многих поэтов выступает как символ жизни. Можно сказать, что Блок утверждает необходимость подчинить личные интересы общественным.

В поэме два пласта лексики. Один - разговорный, бытовой. Другой - романтической поэзии. Заметим, пласты эти не изолированы, а органически взаимодействуют. Разговорная лексика преимущественно встречается в главах, повествующих о жизни героя вне соловьиного сада. Слова же и выражения поэтического ряда - в главах о «саде».

Обратимся к первой главе. Здесь обнаружим слова и выражения бытовые: таскает, мохнатая спина, волосатые ноги, сложим в кучу, идет налегке хоть назад, понукая осла. И рядом слова и выражения иного плана: отрадно, тенистый раскинулся сад, не смолкает напев соловьиный, шепчут ручьи и листы, напев беспокойный, берег скалистый и знойный, опускается синяя мгла.

В пятой же главе преимущественно такие выражения: укрыла от дальнего горя, утонувшая в розах стена, песнь не вольна, вступившая в пенье тревога, рокот волн, во мгле благовонной и знойной, надышаться блаженством, не может не слышать душа; слова: видение, поступь. Слов разговорной речи в этой главе мало.

В шестой главе наряду с поэтическими выражениями (мглистый рассвет, пригрезился сон, сумраком чарым, лик прозрачный, окно голубое, очарованный сон, нарушил цветов забытье) встречаются разговорные обороты: неизвестно которого дня, сон про меня, я узнал, что подходит прилив, задернул полог, уцепились за платье. Стоит обратить внимание на значение слова чарым. Оно образовано от существительного чары. Сумраком чарым означает волшебным сумраком.

В чем же смысл взаимодействия этих разных стилистических пластов? Вторжение поэтического языка в описание жизни бедняка воздает должное труду как долгу человека. Проникновение же разговорной лексики в повествование о «саде» во многом проясняет иносказательный характер поэмы. Да и само контрастное изображение двух миров (безрадостное существование каменотеса и праздная, полная веселья жизнь в саду) диктует отбор словаря, выразительных средств. В стилистическом полифонизме неповторимое своеобразие языка поэмы.

К.Чуковский упрекал А.Блока за «чрезмерное сладкозвучие» «Соловьиного сада». Но оправдать поэта можно. Описание сада может быть только именно «чрезмерно сладкозвучным». Потому что такую жизнь нельзя изобразить по-другому, к ней не проходит иное описание. Каким бы привлекательным ни казался соловьиный сад, как бы трудно ни было с ним расставаться, долг поэта идти в гущу жизни, откликаясь на ее призывы. Поэтому для Блока было особенно важно показать жизнь в соловьином саду столь пленительной и чарующей. И рассказывать о ней нужно было такими же пленительными, сладкозвучными стихами.

С одной стороны, это поэма о смысле жизни, о выборе своего жизненного пути, о нравственных ценностях и ориентирах в этой жизни. С другой – «Соловьиный сад» во многом автобиографичен, его можно рассматривать как поэтическую исповедь о творческом пути поэта в нем поэт прощается со своим романтическим прошлым. Когда Блок воспевал Прекрасную Даму, он не слышал “рокота” реальной жизни, его увлекала лишь идея о жреческом служении идеалу Вечной Женственности. Но вскоре поэт отказался от этого, выбрал подлинной жизни, ведь только она – источник творчества.

Своей поэмой Блок утверждает, что поэт должен активно участвовать в общественной жизни и выполнять свой гражданский долг, а не укрываться в безмятежном саду «чистого искусства». Вспоминая о литературных вкусах и увлечениях автора «Соловьиного сада», его литературных предшественников и учителей, можно назвать наряду с другими поэтами А.А. Фета, стихи которого хорошо знал и любил Блок. В частности, литературоведы находят связующие нити между поэмой Блока и стихотворением Фета «Ключ»:

Меж селеньем и рощей нагорной

Вьется светлою лентой река,

А на храме над озимью черной

Яркий крест поднялся в облака.

Все к заре набежит со степей,

Точно весть над волною прохладной

Пронеслась; освежись и испей!

Но в шумящей толпе ни единый

Не присмотрится к кущам дерев.

И не слышен им зов соловьиный

В реве стад и плесканье вальков.

Лишь один в час вечерний, заветной,

Я к журчащему сладко ключу

По тропинке лесной, незаметной,

Путь обычный во мраке сыщу.

Дорожа соловьиным покоем,

Я ночного певца не спугну

И устами, спаленными зноем,

К освежительной влаге прильну.

Фет сумел передать чарующую и манящую прелесть «освежительной влаги», тенистой рощи и соловьиного зова. Таким же привлекательным изображен и соловьиный сад Блока. Лирический герой стихотворения «Ключ» стремится к тому блаженству, которое, мы видели, нашел за «утонувшей в розах стеной» герой «Соловьиного сада». Поэма напоминает стихотворение «Ключ» своей ритмикой, напевностью, сходными образами-символами.

Следует отметить, что литературоведы в своих исследованиях обратили внимание на подтекст "Соловьиного сада", на полемическую направленность этой поэмы Блока в отношении стихотворения А.Фета "Ключ". Такую мысль впервые высказал В.Я. Кирпотин в статье "Полемический подтекст "Соловьиного сада". К нему присоединились Вл. Орлов в комментариях к "Соловьиному саду", Л.Долгополов в монографии о поэмах Блока.

«”Соловьиный сад” - сложное и насыщенное иносказание, поэма в отвлеченных формах решающая важнейшие вопросы жизни и искусства, проблему взаимоотношений художника и общества. Эти вопросы являются тем художественным стержнем, вокруг которого развивается действие поэмы, ее сложный романтический сюжет», - отмечает последний.

Из черновиков поэмы можно видеть, что она строилась первоначально как рассказ от третьего лица. Заменив впоследствии лицо рассказчика, Блок сделал повествование более эмоциональным, близким читателю, внес в него автобиографические элементы. Благодаря этому, читатели воспринимают поэму не как рассказ о печальной судьбе какого-то бедняка, а как взволнованную исповедь рассказчика о своих переживаниях, о своей душевной борьбе. Смысл "Соловьиного сада" нельзя поэтому свести лишь к полемике с Фетом или другими сторонниками "чистого искусства". Эта поэма, делает вывод В. Кирпотин, была не только "ответом на многоразветвленный и шумный спор о назначении писателя и о путях русской интеллигенции". В своем произведении Блок "создал ответ, в котором прощался и со своим собственным прошлым, или, вернее, со многим из своего собственного прошлого". "Полемика с Фетом, - пишет и Л.Долгополов,- перерастала в полемику с самим собой".

Но нельзя ограничиться лишь таким автобиографическим прочтением, точно также, как нельзя и оставить его за рамками анализа. Подводя итоги, можно схематично изобразить три возможных толкования поэмы.

Во-первых, это отношение А.Блока к жизни, к своему долгу человека и поэта. Во-вторых, это поэма о поэзии и ее отношении к жизни. И, наконец, в-третьих, «Соловьиный сад» - произведение о смысле человеческой жизни.

Поэма «Соловьиный сад» загадочна и пленительна. Блок сумел выразить в ней свои эстетические и философские взгляды. Это произведение дает читателям возможность насладиться прекрасным русским языком, завораживающим своей звучностью, гармонией и красотой.

← Вернуться

×
Вступай в сообщество «tvmoon.ru»!
ВКонтакте:
Я уже подписан на сообщество «tvmoon.ru»