Философские проблемы в произведениях. Философская проблематика произведений Бунина: анализ творчества. Сюжет философского произведения

Подписаться
Вступай в сообщество «tvmoon.ru»!
ВКонтакте:

В поэзии Бунина одно из ключевых мест занимала философская лирика. Вглядываясь в прошлое, писатель стремился уловить «вечные» законы развития науки, народов, человечества. В этом был смысл его обращения к далеким цивилизациям прошлого - славянской и восточной.

Основа бунинской философии жизни - признание земного бытия лишь частью вечной космической истории, в которой растворена жизнь человека и человечества. В его лирике обостряется ощущение фатальной заключенности человеческой жизни в узких временных рамках, чувство одиночества человека в мире.

Стремление к возвышенному соприкасается с несовершенством человеческого опыта. Рядом с желанной Атлантидой, «бездной голубой», океаном появляются образы «нагой души», «ночной грусти». Противоречивые переживания лирического героя ярче всего проявились в глубоко философских мотивах мечты, души. Воспеваются «светлая мечта», «крылатая», «пьянящая», «счастье просветленное». Однако столь возвышенное чувствование несет в себе «небесную тайну», становится «для земли - чужим».

В прозе одним из самых известных философских произведений Бунина является рассказ «Господин из Сан-Франциско». Со скрытой иронией и сарказмом описывает Бунин главного героя -- господина из Сан-Франциско, не удостаивая его даже имени. Сам же Господин полон снобизма и самодовольства. Всю жизнь он стремился к богатству, примером для себя поставив самых богатых людей мира, пытался достичь того же благополучия, что и они. Наконец, ему кажется, что поставленная цель близка и, наконец, пора отдохнуть, пожить в свое удовольствие: «До этого момента он не жил, а существовал». А господину уже пятьдесят восемь лет…

Герой считает себя «хозяином» положения, но сама жизнь опровергает его. Деньги -- могущественная сила, но на них невозможно купить счастье, благополучие, уважение, любовь, жизнь. К тому же в мире есть сила, которая неподвластна ничему. Это природа, стихия. Все, на что способны богачи, наподобие господина из Сан-Франциско, - это максимально отгородиться от нежелательных им погодных условий. Однако стихия все равно сильнее. Ведь от ее благосклонности зависят их жизни.

Господин из Сан-Франциско считал, что все вокруг создано лишь для того, чтобы исполнять его желания, герой свято верил в могущество «золотого тельца»: «Он был довольно щедр в пути и потому вполне верил в заботливость всех тех, что кормили и поили его, с утра до вечера служили ему, предупреждая его малейшее желание». Да, богатство американского туриста, словно волшебным ключом, открывало многие двери, но не все. Оно не смогло продлить ему жизнь, оно не оберегло его и после смерти. Сколько раболепия и преклонения видел этот человек при жизни, столько же унижений испытало его бренное тело после смерти.

Бунин показывает, сколь призрачна власть денег в этом мире, и жалок человек, делающий ставку на них. Сотворив себе кумиров, он стремится достичь того же благосостояния. Вот, кажется, цель достигнута, он на вершине, ради которой много лет трудился, не покладая рук. А что он сделал, что оставил потомкам? Даже имени его никто не запомнил.

Среди цивилизации, в повседневной суете человеку легко потерять себя, легко подменить настоящие цели и идеалы мнимыми. Но этого нельзя делать. Необходимо в любых условиях беречь свою душу, хранить те сокровища, которые есть в ней. К этому нас и призывают философские произведения Бунина. Этим произведением Бунин пытался показать что человек может потерять себя, но при любых условиях он должен сохранить в себе нечто большее -, и это бессмертная душа.

«Сосны» 1901г.- первый шаг в полемике: изображение заснеженной деревни, где умирает Митрофан- «жить батраком жизни».

Обличение устоев бесчеловечного, уродливого строя сочетается здесь с острым предчувствием неизбежной катастрофы общества, основанного на насилии и порабощении, с ожиданием грозных социальных потрясений. Нищета и страдания порабощенного народа, попираемого пятой английских «культуртрегеров», выразительно изображены Буниным в рассказе «Братья». Произведение было результатом живых впечатлений автора, посетившего Цейлон в 1911 году.
Контрастны выведенные здесь образы жестокого, пресыщенного англичанина и молодого «туземца» - рикши, влюбленного в прекрасную девушку своего края. Один за другим проходят эпизоды бесчеловечного издевательства колонизаторов над местным населением: надорвавшись на непосильной работе, умирает отец героя рассказа, невеста молодого рикши оказывается в доме терпимости, а сам он, мучимый невыносимой душевной болью, кончает жизнь самоубийством на пустынном берегу океана. Иронически-гневно звучит наименование «братья» по отношению к угнетателю и его рабу.
Не удовлетворяясь внешним рисунком событий, Бунин стремится показать психологию угнетателя. Англичанин, возвращаясь с Цейлона, размышляет о своей роли. Автор заставляет его признать, что он несет с собой горе, голод и преступления во все края, куда заносит его алчная воля колонизатора…
«в Африке,- говорит он,- я убивал людей, в Индии, ограбляемой Англией, а значит, отчасти и мною, видел тысячи умирающих с голоду, в Японии покупал девочек в месячные жены, в Китае бил палкой по головам беззащитных обезьяноподобных стариков, на Яве и на Цейлоне до предсмертного хрипа загонял рикш».
В духе абстрактного гуманизма Бунин размышляет о братстве людей, о нарушении высоких моральных законов представителями того бесчеловечного порядка, при котором один «брат» убивает другого. Но эта отвлеченно-нравственная идея художественно преодолевается ярким социальным обличением, а конкретное изображение губительных последствий колониализма в стране, которая могла бы стать земным раем, придает произведению большое общественное звучание, определяет его действенность и силу не только для далеких предоктябрьских лет, но и для современности.



Произведения И.А. Бунина наполнены философской проблематикой. Основными вопросами, волнующими писателя, были вопросы смерти и любви, сущности этих явлений, их влияния на человеческую жизнь.

На первый план у Бунина выходит обращение к вечным темам любви, смерти и природы. О Бунине давно и прочно утвердилось мнение как об одном из величайших стилистов в русской литературе. В его творчестве ярко проявились и неуловимая художественная точность и свобода, и образная память, и знание народного языка, и великолепная изобразительность, и словесная чувственность. Все эти черты присущи не только его поэзии, но и прозе. В предреволюционное десятилетие на первый план в творчестве Ивана Бунина вышла именно проза, вобравшая в себя органически присущий таланту писателя лиризм. Это время создания таких шедевров, как рассказы "Братья", "Господин из Сан-Франциско", "Сны Чанга". Историки литературы считают, что эти произведения стилистически и мировоззренчески тесно связаны между собой, составляя вместе своеобразную художественно-философскую трилогию.

Рассказ "Сны Чанга " был написан в 1916 году. Уже само начало произведения ("Не все ли равно, про кого говорить? Заслуживает того каждый из живущих на земле") навеяно буддийскими мотивами, ведь что в этих словах, как не отсылка к цепочке рождений и смертей, в которую втянуто любое живое существо - от муравья до человека? И вот уже читатель с первых строк внутренне готов к перемежениям настоящего и воспоминаний в рассказе.
А сюжет произведения таков. Во время плавания капитан одного из российских судов купил у старого китайца рыжего щенка с умными черными глазами. Чанг (так звали собаку) во время долгого путешествия становится единственным слушателем хозяина. Капитан рассказывает о том, какой он счастливый человек, ведь у него в Одессе есть квартира, любимая жена и дочка. Затем все в его жизни рушится, так как капитан понимает, что жена, к которой он стремится всей душой, его не любит. Без мечты, без надежды на будущее, без любви этот человек превращается в горького пьяницу и в конце концов умирает. Главными героями произведения являются капитан и его верный пес Чанг. Интересно наблюдать за изменениями, происходящими с капитаном на протяжении жизни, наблюдать за тем, как меняется его представление о счастье. Во время плавания на корабле он говорит: "А как же великолепна жизнь, Боже мой, как великолепна!" Тогда капитан любил, он был весь в этой любви и поэтому счастлив. "Было когда-то две правды на свете, постоянно сменявших друг друга: первая - та, что жизнь несказанно прекрасна, а другая - что жизнь мыслима лишь для сумасшедших". Теперь, после потери любви, после разочарования, у капитана остается только одна правда, последняя. Жизнь кажется ему скучным зимним днем в грязном кабаке. А люди... "Нет у них ни Бога, ни совести, ни разумной цели существования, ни любви, ни дружбы, ни честности, - нет даже простой жалости".
Внутренние изменения влияют и на внешний образ героя. В начале рассказа мы видим счастливого капитана, "размытого и выбритого, благоухающего свежестью одеколона, с поднятыми по-немецки усами, с сияющим взглядом зорких светлых глаз, во всем тугом и белоснежном" Затем он предстает перед нами грязным пьяницей, живущим на гнусном чердаке. В качестве сравнения автором приводится чердак его друга-художника, только что обретшего правду жизни. У капитана - грязь, холод, скудная некрасивая обстановка, у художника - чистота, тепло, уютно, старинная мебель. Все это сделано для того, чтобы противопоставить эти две правды и показать, как осознание той или иной влияет на внешний образ человека. Обилие используемых в произведении деталей создает необходимую для читателя эмоциональную окраску и обстановку. С этой же целью была создана двойственная композиция рассказа. Четко просматриваются две параллели. Одна - сегодняшний мир, в котором нет счастья, другая - счастливые воспоминания. Но как же происходит сообщение между ними? Ответ прост: именно для этого и понадобился образ собаки. Чанг является той нитью, которая соединяет реальную действительность с прошлым через его сны. Чанг - единственный в рассказе, кто обладает именем. Художник не просто безымянен, но и безмолвен Женщина и вовсе явлена из каких-то книжных туманов: дивная "в своей мраморной красоте" Чанга Бунин наделяет чувством "безначального и бесконечного мира, что не доступен Смерти", то есть ощущением подлинности - невыразимой третьей правды. Капитана поглощает смерть, Чанг же не утрачивает своего китайского имени и остается в зыбком теперь, ибо он, по Бунину, следует безропотно "сокровеннейшим велениям Тао, как следует им какая-нибудь морская тварь."
Попробуем разобраться в философской проблематике произведения. В чем смысл жизни? Возможно ли человеческое счастье? В связи с этими вопросами в рассказе появляется образ "дальних работящих людей" (немцев) На примере их образа жизни писатель рассказывает о возможных путях человеческого счастья. Труд, чтобы жить и размножаться, не познав при этом полноты жизни. Воплощением являются эти самые "работящие люди". Бесконечная любовь, которой вряд ли стоит посвящать себя, так как всегда существует возможность измены. Воплощение - образ капитана Путь вечной жажды поиска, в котором, впрочем, по Бунину, тоже счастья нет В чем же оно? Может быть, в признательности и верности? Эту идею несет в себе образ собаки. Через реальные неприглядные факты жизни пробивается по-собачьи верная память, когда в душе был мир, когда капитан и пес были счастливы. Таким образом, рассказ "Сны Чанга" является прежде всего философским произведением рубежа веков. В нем рассматриваются такие вечные темы, как любовь и смерть, говорится о зыбкости счастья, построенного только на любви, и вечности счастья, основанного на верности и признательности. По моему мнению, рассказ Бунина очень актуален и сегодня. Проблемы, затронутые в произведении, нашли живой отклик в моей душе, заставили задуматься о смысле жизни. Ведь поколение, к которому я принадлежу, живет во время переходного периода истории, когда людям свойственно подводить итоги и думать о будущем. Поможет быть, чтение этого произведения развеет наш внутренний подсознательный страх перед ним. Ведь есть на свете вечные/истины, не подверженные никакому влиянию и никаким переменам.
Наиболее глубоко тема смерти раскрыта Буниным в его рассказе «Человек из Сан-Франциско» (1915). Кроме того, здесь писатель старается ответить и на другие вопросы: в чем счастье человека, каково его предназначение на земле.

Главный герой рассказа - господин из Сан-Франциско - полон снобизма и самодовольства. Всю жизнь он стремился к богатству, примером для себя поставив известных миллиардеров. Наконец, ему кажется, что поставленная цель близка, пора отдохнуть, пожить в свое удовольствие - герой отправляется в круиз на корабле «Атлантида».

Он ощущает себя «хозяином» положения, но не тут-то было. Бунин показывает, что деньги - могущественная сила, но на них невозможно купить счастье, благополучие, жизнь... Богач умирает во время своего блистательного путешествия, и оказывается, что мертвым он уже никому не нужен. Обратно его, всеми забытого и покинутого, перевозят в трюме корабля.

Сколько раболепия и преклонения видел этот человек при жизни, столько же унижений испытало его бренное тело после смерти. Бунин показывает, сколь призрачна власть денег в этом мире. И жалок человек, делающий ставку на них. Сотворив себе кумиров, он стремится достичь того же благосостояния. Вот, кажется, цель достигнута, он на вершине, ради которой много лет трудился, не покладая рук. А что сделал, что оставил потомкам? Даже имени его никто не запомнил.

Бунин подчеркивает, что все люди, независимо от их состояния, материального положения, равны перед смертью. Именно она позволяет увидеть истинную сущность человека. Загадочна и таинственна смерть физическая, но еще более страшна смерть духовная. Писатель показывает, что такая смерть настигла героя гораздо раньше, когда он посвятил свою жизнь накоплению денег.

Тема красоты и любви в творчестве Бунина представлена очень сложными и порой противоречивыми ситуациями. Любовь для писателя – сумасшествие, всплеск эмоций, мгновение безудержного счастья, которое очень быстро обрывается, и только потом осознается и понимается. Любовь, по Бунину, это таинственное, роковое чувство, страсть, которая полностью меняет жизнь человека.

Именно такова встреча поручика с прекрасной незнакомкой в «Солнечном ударе». Это был миг счастья, который нельзя вернуть или воскресить. Когда она уезжает, поручик сидит «под навесом на палубе, чувствуя себя постаревшим на десять лет», ибо это чувство внезапно возникло и внезапно исчезло, оставив в душе глубокую рану. Но все же любовь - это огромное счастье. По Бунину, это смысл человеческой жизни

Солоухина О.В.

В последнее время в литературоведении, особенно в западном, «узаконилось» восприятие произведения вне исторического и литературного контекста, вне познания авторской концепции, при опоре только на собственные эмоции во время чтения и свободные ассоциации «по поводу».

При таком подходе к художественному произведению каждое прочтение отличается от предыдущего в той же степени, в какой неповторимы индивидуальности читателей и неповторимо время с его иерархией ценностей. В произведении не остается ничего объективного, ничего не зависящего от произвольного толкования читателя, обладающего своими собственными симпатиями, настроениями и пр. Отпадает необходимость изучать «контексты», авторский замысел, реалии, восстанавливать генеалогию произведения. А это означает не что иное, как отказ от культурного наследия — жить сегодняшним днем и слепое упоение этой жизнью.

Для того, чтобы смысл произведения не был размыт, для сохранения исторической и художественной ценности необходимо пытаться приблизиться к авторской программе понимания, которая, безусловно, существует в каждом произведении, но распознается лишь при осознанном стремлении прочесть произведение адекватно замыслу его создателя. Существует прямая связь между авторской концепцией и читательским проникновением в смысл текста. Ориентирами для читателей, среди других составляющих, служат знания об основах мировоззрения автора, той нравственно-философской подоснове, которая скрывается за художественными образами каждого большого произведения. Духовные искания художника диктуются не внешней целью — исследовать тот или иной предмет, а природной предрасположенностью к определенной области мысли. Читатель не должен оставлять без внимания и те стороны в духовном самосознании писателя, которые, с первого взгляда, и не играли основополагающей роли, так как все, в конечном счете, находит свое отражение в творчестве.

Бунин-художник был сформирован русской культурой, народным творчеством, классической литературой, которую он прекрасно знал и которая оставалась для него на протяжении всей его жизни «критерием» ценности. Но исконно национальное видение мира писателем, проникновенное знание русской истории, литературы, фольклора естественно сопостигались с родственным вниманием к философским и этическим системам других народов. Человек широко образованный, Бунин свободно обращался к культурам других стран — и эти обращения оставили свой след в произведениях, повлияли на создание образов, подсказали сюжеты. Особую роль в духовном самосознании писателя играло «органическое, наследственное тяготение к Востоку», которое отметил еще Горький. Несмотря на то, что исследователи творчества не раз упоминали о влиянии на Бунина восточных философско-религиозных систем, в частности буддизма, тема эта остается до сих пор неизученной. А вместе с тем внимание к буддизму сопровождало художника в течение жизни, придавало своеобразные тона его мироощущению, концепции жизни, смерти, развития личности. «Что касается Бунина, — писал Д.В. Иоаннисян, — то увлечение буддийской философией у него не мимолетная прихоть. Он неоднократно возвращается к разработке наиболее близких ему положений этого учения во все последующие годы».

Важно подчеркнуть, что толчком бунинского «пути на Восток» была Россия, стремление понять ее сущность, предугадать ее будущее, соприкоснуться с прошлым. Увлечение буддизмом было вторичным, легло в уже сформированную русской культурной традицией душу, но без ее учета многое в видении мира писателем останется непонятным. При этом необходимо иметь в виду, что философия буддизма влияла на Бунина как в положительном направлении (развитие темы исторической памяти), так и в негативном (идеи фатализма в объяснении поступка человека).

Сразу же встает вопрос: может ли человек с таким чувственным восприятием мира, можно сказать, с таким сладострастным отношение к каждому мигу жизни придерживаться философии, цель которой — избавление человека от страдания путем погашения в себе всех желаний ощущений, привязывающих нас к миру? Нет ли в этом противоречия? Нет, считает Бунин. Более того, в рассказе «Ночь» и в религиозно-философском трактате «Освобождение Толстого» он развивает взгляд, которому истины, высказанные Буддой, могут глубоко почувствовать пережить только люди особого склада — художники, несущие в себе «обостренное ощущение всебытия», к которым Бунин причислял и Толстого, и себя. Чувствование мира и себя в нем так велико, что переполняет личность, раздвигая границы не только пяти чувств, но и своей собственной жизни. «Да, — говорил Бунин, — чувствую в себе всех предков своих... И дальше, дальше чувствую свою связь со „зверем, зверями — и нюх у меня, и глаза, и слух — на все — не просто человеческий, а нутряной — „звериный". Поэтому „по-звериному“ люблю жизнь. Все проявления ее — связан я с ней, с природой, с землей, со всем, что в ней, под ней, над ней».

Личность так велика, что не может вместиться только в себе, ей доступно помнить то, что было раньше рождения, а память мучает своей тайной — собственно, именно эти чувства и прокладывают первый мостик к буддизму с его понятием цепи рождений и смертей. Буддизм Бунин воспринял как нечто давно ожидаемое своим сознанием, как втайне лелеемую память о духовной родине. Поэтому вернее говорить не о влиянии буддизма на его творчество, а о встрече самостоятельно сформировавшихся индивидуальных взглядов художника с некоторыми сторонами учения буддизма, воспринятыми позднее.

В романе «Жизнь Арсеньева» Бунин показывает, как с «истоков дней» каждое соприкосновение с миром отзывается у Арсеньева ощущением необъятности знания, ему данного. Восприятие жизни настолько обострено, что своей жизни становится как бы мало. Память безгранично стирается, томит смутными воспоминаниями о предшествующих рождениях. Писатель наделяет своего героя ощущением принадлежности миру океанскому, тропическому», о чем он «знал уже в детстве, рассматривая картинки с финиковыми пальмами»: «В тамбовском поле, под тамбовским небом, с такой необыкновенной силой вспомнил я все, что видел, чем жил когда-то, в своих прежних, незапамятных существованиях, что впоследствии, в Египте, в Нубии, в тропиках мне оставалось только говорить себе: да, да, все это именно так, как я впервые помнил тридцать лет тому назад!» Многое в восприятии Арсеньева можно назвать буддийским — это отсутствие чувства начала и конца жизни, и «воспоминания» о бестленных предшествующих перерождениях; ощущение единого потока («нет никакой отдельной от нас природы, каждое малейшее движение воздуха есть движение нашей жизни») и обманчивость земных ланий («вечно манящая и вечно обманывающая нас земля»). Так заждались эти чувства в юном Арсеньеве (а стало быть, мы можем сказать, и в Бунине), чтобы уже в ранних рассказах воплотиться в мучительные поиски целостной философской системы.

Ранний Бунин — это путь к самому себе. Его рассказы довольно велики по объему, в них обилие риторических конструкций, философские вопросы обращены непосредственно к читателю. Движение «к себе» Бунина можно определить как движение от «скуки жизни» к ее самодовлеющей радости, от восприятия мира как данного, устоявшегося бесконечному упоению каждым мигом своего пребывания на земле.

В ранних рассказах заложены все образы, которые будут развиты впоследствии. На раннем этапе невозможность примирения со смертью, познанная тайна жизни, словом, вопросы, которые мучают писателя своей неразгаданностью, носят еще общечеловеческий характер. Но постепенно поиски писателя расширяются, наполняются духом иных философских систем, в особенности буддийского Востока.

В рассказе «Тишина», написанном в 1901 году, развиваются восточные мотивы слияния с миром и обретения в этом спокойствия: «Мне кажется, что когда-нибудь я сольюсь с этой предвечной тишиной, у предверия которой мы стоим, и что счастье только в ней». Обретение покоя и счастья в слиянии со всебытием мира характерно для буддизма и других восточных религий — брахмаизма, индуизма. Слова «предвечная тишина» наиболее точно передают понятие об этом покое. Сознавал ли сам Бунин, что многие тона его мироощущения, свойственные, сразу скажем, не только буддизму, но и другим мировоззренческим системам, — чувство в себе всех своих предков, вера в циклы перерождений, жажда слияния со всем миром, понимание трагической зависимости между любовью, желаниями и страданьем, — совпадают идеями проповедей Будды? Да, безусловно, судя по его высказываниям, многочисленным ссылкам на тексты учения, охотным пересказам легенд о жизни Будды. Но встает вопрос: когда же он сознательно обратился к буддизму, какие книги читал, есть ли конкретные подтверждения его интереса?

Вероятно, толчком обращения к буддизму послужило увлечение молодого Бунина толстовством и Толстым, воззрения которого были близки индийской философии. Впервые в творчестве Бунина слова «Будда — учитель человечества» произносит толстовец Каменский, герой раннего рассказа «На даче» (1895). Через сорок с лишним лет в «Освобождении Толстого» Бунин соотнесет свои взгляды на жизнь, смерть, основные моменты бытия с «буддийскими» высказываниями Толстого.

Не последнюю роль сыграло и всеобщее увлечение Востоком, охватившее творческую интеллигенцию на рубеже веков. В те годы интенсивно переводились книги о философиях и религиях Индии (научные труды Макса Мюллера, Г. Ольденберга), публиковались отрывки из Упанишад, изречения Будды и сказания о его жизни. Появилась целая плеяда русских буддологов: Ф. Щербатской, С.Ф. Ольденбург, О.О. Розенберг. В произведениях А. Белого, А. Блока, Д. Мережковского, Вл. Соловьева решался вопрос о судьбе России в зависимости от победы Востока или Запада, которые выступали как нравственно-этические категории, имеющие символическое значение.

Существовали и социальные причины обращения Бунина к буддизму: они в общественных условиях начала XX века. Исследователи не раз писали о трагических настроениях русской интеллигенции в годы реакции после революции 1905 года. Осознание несовершенства сущего, потребность в новом положении вещей и полная невозможность как-то изменить действительность — не этим ли духовным состоянием часть русской интеллигенции можно объяснить влечение к мистицизму, к восточным религиям, которые проповедовали избавление от тягот жизни не путем социальных перемен, а погашением в себе всех стремлений, отречением от всякой деятельности? Настроения эти очень волновали М. Горького, который в статьях 1905-1910 годов горячо призывал избавиться от «азиатского пессимизма», захлестнувшего литературные круги России, и возродить «упрямую веру в правду, вечную жажду справедливости, революционный задор и беспредельную отвагу».

Бунин, как можно судить по произведениям и архивным материалам, воспринимал буддизм со специфически художнической точки зрения, принимая и используя все наиболее близкое его натуре, мировосприятию и не вдаваясь в те сложнейшие умозрительные положения, относительно которых и буддологи, по признанию Ф. Щербатского, «блуждают в потемках».

По цитатам, отголоскам в бунинских произведениях можно определить, что он любил читать больше всего из обширной буддийской литературы. Это книги, с которыми Бунин не расставался: Сутта-Нипата, наиболее древняя часть буддийского канона, и исследование Г. Ольденберга «Будда. Его жизнь, учение и община».

Определяющее значение для формирования взглядов художника сыграло путешествие на Цейлон, длившееся с середины декабря 1910 года до середины апреля 1911 года. Узнавание самого себя, встреча лицом к лицу с философией, к которой был предрасположен с детства, осознание ее значения для своей жизни — вот одновременно и внутренний мотив, подвигнувший Бунина на это путешествие, и результат его.

В Государственном Орловском музее И.С. Тургенева, где хранится большая часть архива Бунина, находятся десятки книг, путеводителей, тетрадей с переводами, сделанными В.Н. Муромцевой-Буниной и племянником писателя Н.А. Пушешниковым. Бунин тщательно готовило к каждому своему путешествию. Его путевые заметки о Цейлоне — сохранилось всего несколько пожелтевших листов — это яркие зрительные впечатления, стремление зафиксировать увиденное объективно, беспристрастно. Правда, писатель не может удержаться, чтобы не послать племяннику лилово-синие лепестки священного цветка с жертвенника Будды с просьбой: «Сохрани».

Изучение географии, истории и литературы стран буддийского Востока быстро отозвалось. Именно после поездки Бунин начал свободно, на память цитировать высказывания Будды. В 1912 году он подписывает одну из своих фотографий словами чуть перефразированной буддийской сутты: «Да будут счастливы все существа, и слабые и сильные, и видимые и невидимые, и родившиеся и не рожденные еще».

Бунин увидел и пережил многое во время путешествия. Письма его с Цейлона были, как никогда прежде, «проникнуты силой и страстью». Всю жизнь он будет помнить эту поездку. Цейлон теперь навсегда войдет в его Произведения — это и город «Царя царей», и «Ночь отречения», и «Готами», и «Соотечественник», и другие рассказы. Через пять лет, в 1915 году, Бунин записывает в дневнике: «Тихий, теплый день. Пытаюсь сесть за писание. Сердце и голова тихи, пусты, безжизненны. Порою полное отчаяние. Неужели конец мне как писателю? Только о Цейлоне хочется написать...»

Во время трехнедельного плавания через Индийский океан к Цейлону Бунин пережил редкие мгновения жизни, когда все незначительное уходит и человек оказывается близок к постижению истины. Духовный переворот Бунина подобен арзамасскому ужасу Толстого. Но у Бунина постижение истины произошло не через ужас, тоску и неимоверный страх, а через радостное причащение.

Герой рассказа «Соотечественник» (1916) Зотов совершил подобное путешествие, и потрясение, которое он испытал, навсегда связало его жизнь с Востоком: «.. .ведь это же мы, арийцы, залезшие после Тибета в тропики, породили это ужасающее в своей непреложной мудрости учение...» И затем горячо начинает уверять, что «„вся сила в том“, что он уже видел, чувствовал индийские тропики, может быть, тысячи лет тому назад, — глазами и душой своего бесконечно давнего предка... он испытал чувства необыкновенные на пути сюда... „Зрелище нового мира, новых небес раскрывалось передо мною, но мне казалось... что я уже видел их когда-то"... доносилось до нас горячечное дыхание нашей страшной Прародины».

Известно, что существовал в жизни реальный прототип Зотова и героя одного из «Невыдуманных рассказов» Вересаева. Но, по замечанию В.Н. Афанасьева, Бунин наделил Зотова чертами, «идущими от мировосприятия, свойственного самому автору». Ромен Роллан, прочитав рассказы «Соотечественник» и «Братья», пишет своей корреспондентке: «Само же его (Бунина, — О.С.) сознание, я чувствую, пронизано (вопреки его собственной воле) духом необъятной, непостижимой Азии».

В 1925-1926 годах Бунин возвращается к лирико-философским новеллам, характерным для начала его пути, и создает два рассказа, навеянные путешествием на Цейлон, — «Воды многие» и «Ночь», в которых выражена наиболее определенно система его философских взглядов, претворенных в художественную форму. «Воды многие» — запись тех мыслей и чувств, которые испытал герой-автор во время трехнедельного плавания через Индийский океан, — Бунин называл одним из своих «самых лучших писаний». Все внимание героя сосредоточено на его внутреннем состоянии: «... казалось, душа всего человечества, душа тысячелетий была со мной и во мне». У героя рассказа «Воды многие» раздвигаются границы памяти, он, постигая ту единую жизнь, которая «совершает свое таинственное странствование через тела наши», приобщается к вечной жизни, вечному времени, вернее, даже отсутствию времени, к Всебытию.

Рассказ «Ночь» автобиографичен. Об этом Бунин писал в «Освобождении Толстого». Рассказ этот знаменателен и тем, что показывает постоянство размышлений Бунина, связь его ранних произведений с поздними. Ситуации, воспроизведенные в рассказах «Туман» (1901) и «Ночь» (1925), совпадают во многих деталях. Но в раннем рассказе Бунин ставил вопросы, мучившие его отсутствием ответов, теперь же он стремится до конца разобраться в своем восприятии жизни, в своем мироощущении. Действие (действие мысли) в обоих рассказах происходит глубокой ночью, перед рассветом. Почему состояние, охватившее героев рассказов, возможно только ночью, в предутренние часы? Герой «Тумана» не знает: «Я не понимаю молчаливых тайн этой ночи, как и вообще ничего не понимаю в жизни». Герой «Ночи» отвечает: «Что есть ночь? То, что раб времени и пространства на некий срок свободен, что снято с него его земное назначение, его земное имя, звание, — и что уготовано ему, если он бодрствует, великое искушение: бесплодное „умствование", бесплодное стремление к пониманию, то есть непонимание сугубое; непонимание ни мира, ни самого себя, окруженного им, ни своего начала, ни своего конца».

Не всем, однако, дано прикоснуться к «великой тайне мира». Для этого необходим и определенный душевный настрой — чувство печали и одиночества, — и определенная чувствительность натуры. Герой «Ночи» предельно искренне высказывает свое представление о мире как о бесконечном потоке бытия. Подчеркнем снова, что собственно авторское чувствование мира как бы находит опору в буддийской философии. «Мое рождение никак не есть мое начало», — пишет Бунин, затем цитирует слова Будды: «Я помню, что когда-то, мириады лет тому назад, я был козленком». И продолжает: «И я сам испытал подобное... Но ведь так вероятно, что мои пращуры обитали именно в индийских тропиках. Как же могли они, столько раз передававшие своим потомкам и наконец передавшие и мне почти точную форму уха, подбородка, бровных дуг, как могли они не передать и более тонкой, невесомой плоти своей, связанной с Индией? Есть боящиеся змей, пауков „безумно", то есть вопреки уму, а ведь это и есть чувство какого-то прежнего существования, темная память о том, например, что когда-то древнему пращуру боящегося постоянно грозила смерть от кобры, скорпиона, тарантула». И добавляет уже вполне определенно: «Мой пращур обитал в Индии» .

Но ведь именно об этом, с мукой недоумения и неверия в свои собственные ощущения, спрашивал себя герой Бунина в ранних рассказах: «Где я был до той поры, в которой туманилось мое тихое младенчество?

Нигде, — отвечаю я себе...

Нет. Я не верю этому, как не верю и никогда не поверю в смерть, в уничтожение. Лучше скажи: не знаю. И незнание твое — тоже тайна» («У истока дней»).

Л-ра: Русская литература. - 1984. - № 4. - С. 47-59.

И.А. Бунин – великое имя в истории русской литературы. На фоне богатства и разнообразия литературы начала 20 века он сумел занять свое особое место. Писатель затрагивал различные темы в своем творчестве. Больше всего Бунина интересовали вопросы человеческого счастья, духовного предназначения человека, смысла жизни и бессмертия души.

Несмотря на то, что Бунин прославился в основном как великолепный прозаик, себя он всегда считал, прежде всего, поэтом.

В поэзии Бунина одно из ключевых мест занимала философская лирика. Вглядываясь в прошлое, писатель стремился уловить «вечные» законы развития науки, народов, человечества. В этом был смысл его обращения к далеким цивилизациям прошлого – славянской и восточной.

Основа бунинской философии жизни – признание земного бытия лишь частью вечной космической истории, в которой растворена жизнь человека и человечества. В его лирике обостряется ощущение фатальной заключенности человеческой жизни в узких временных рамках, чувство одиночества человека в мире. В творчестве возникает мотив неостановочного движения к тайнам мира:

Пора, пора мне кинуть сушу,

Вдохнуть свободней и полней

И вновь крестить нагую душу

В купели неба и морей!

Стремление к возвышенному соприкасается с несовершенством человеческого опыта. Рядом с желанной Атлантидой, «бездной голубой», океаном появляются образы «нагой души», «ночной грусти». Противоречивые переживания лирического героя ярче всего проявились в глубоко философских мотивах мечты, души. Воспеваются «светлая мечта», «крылатая», «пьянящая», «счастье просветленное». Однако столь возвышенное чувствование несет в себе «небесную тайну», становится «для земли – чужим».

В прозе одним из самых известных философских произведений Бунина является рассказ «Господин из Сан-Франциско». Со скрытой иронией и сарказмом описывает Бунин главного героя - господина из Сан-Франциско, не удостаивая его даже имени. Сам же Господин полон снобизма и самодовольства. Всю жизнь он стремился к богатству, примером для себя поставив самых богатых людей мира, пытался достичь того же благополучия, что и они. Наконец, ему кажется, что поставленная цель близка и, наконец, пора отдохнуть, пожить в свое удовольствие: «До этого момента он не жил, а существовал». А господину уже пятьдесят восемь лет…

Герой считает себя «хозяином» положения, но сама жизнь опровергает его. Деньги - могущественная сила, но на них невозможно купить счастье, благополучие, уважение, любовь, жизнь. К тому же в мире есть сила, которая неподвластна ничему. Это природа, стихия. Все, на что способны богачи, наподобие господина из Сан-Франциско, - это максимально отгородиться от нежелательных им погодных условий. Однако стихия все равно сильнее. Ведь от ее благосклонности зависят их жизни.

Господин из Сан-Франциско считал, что все вокруг создано лишь для того, чтобы исполнять его желания, герой свято верил в могущество «золотого тельца»: «Он был довольно щедр в пути и потому вполне верил в заботливость всех тех, что кормили и поили его, с утра до вечера служили ему, предупреждая его малейшее желание». Да, богатство американского туриста, словно волшебным ключом, открывало многие двери, но не все. Оно не смогло продлить ему жизнь, оно не оберегло его и после смерти. Сколько раболепия и преклонения видел этот человек при жизни, столько же унижений испытало его бренное тело после смерти.

Бунин показывает, сколь призрачна власть денег в этом мире, и жалок человек, делающий ставку на них. Сотворив себе кумиров, он стремится достичь того же благосостояния. Вот, кажется, цель достигнута, он на вершине, ради которой много лет трудился, не покладая рук. А что он сделал, что оставил потомкам? Даже имени его никто не запомнил.

Среди цивилизации, в повседневной суете человеку легко потерять себя, легко подменить настоящие цели и идеалы мнимыми. Но этого нельзя делать. Необходимо в любых условиях беречь свою душу, хранить те сокровища, которые есть в ней. К этому нас и призывают философские произведения Бунина.

Произведения И.А. Бунина наполнены философской проблематикой. Основными вопросами, волнующими писателя, были вопросы смерти и любви, сущности этих явлений, их влияния на человеческую жизнь.В предреволюционное десятилетие на первый план в творчестве Ивана Бунина вышла проза, вобравшая в себя органически присущий таланту писателя лиризм. Это время создания таких шедевров, как рассказы “Братья”, “Господин из Сан-Франциско”, “Сны Чанга”. Историки литературы считают, что эти произведения стилистически и мировоззренчески тесно связаны между собой, составляя вместе своеобразную художественно-философскую трилогию.

Наиболее глубоко тема смерти раскрыта Буниным в его рассказе «Человек из Сан-Франциско» (1915). Кроме того, здесь писатель старается ответить и на другие вопросы: в чем счастье человека, каково его предназначение на земле.

Главный герой рассказа - господин из Сан-Франциско - полон снобизма и самодовольства. Всю жизнь он стремился к богатству, примером для себя поставив известных миллиардеров. Наконец, ему кажется, что поставленная цель близка, пора отдохнуть, пожить в свое удовольствие - герой отправляется в круиз на корабле «Атлантида».

Он ощущает себя «хозяином» положения, но не тут-то было. Бунин показывает, что деньги - могущественная сила, но на них невозможно купить счастье, благополучие, жизнь... Богач умирает во время своего блистательного путешествия, и оказывается, что мертвым он уже никому не нужен. Обратно его, всеми забытого и покинутого, перевозят в трюме корабля.

Сколько раболепия и преклонения видел этот человек при жизни, столько же унижений испытало его бренное тело после смерти. Бунин показывает, сколь призрачна власть денег в этом мире. И жалок человек, делающий ставку на них. Сотворив себе кумиров, он стремится достичь того же благосостояния. Вот, кажется, цель достигнута, он на вершине, ради которой много лет трудился, не покладая рук. А что сделал, что оставил потомкам? Даже имени его никто не запомнил.

Бунин подчеркивает, что все люди, независимо от их состояния, материального положения, равны перед смертью. Именно она позволяет увидеть истинную сущность человека. Загадочна и таинственна смерть физическая, но еще более страшна смерть духовная. Писатель показывает, что такая смерть настигла героя гораздо раньше, когда он посвятил свою жизнь накоплению денег.

Рассказ “Сны Чанга” является философским произведением рубежа веков. В нем рассматриваются такие вечные темы как любовь и счастье, говорится о зыбкости счастья, построенного только на любви, и вечности счастья, основанного на верности и признательности.

Единственными ценностями, уцелевшими в современном мире, писатель считает любовь, красоту и жизнь природы. Но и любовь бунинских героев трагически окрашена и, как правило, обречена («Грамматика любви»). Тема соединения любви и смерти, сообщающего предельную остроту и напряженность любовному чувству, свойственна творчеству Бунина до последних лет его писательской жизни.

Проблема человека и цивилизации в рассказе И.А. Бунина "Господин из Сан-Франциско". Горе тебе, Вавилон, город крепкий! Апокалипсис Иван Алексеевич Бунин - писатель тонкой психологической характеристики, умеющий детально вылепить персонаж или окружающую обстановку. При несложном сюжете поражает богатство мыслей, образов и символики, которые присущи художнику. В своем повествовании Бунин несуетлив и обстоятелен. Кажется, весь окружающий мир вмещается в его небольшое произведение. Это происходит благодаря прекрасному и четкому слогу писателя, тем деталям и подробностям, которые он включает в свое произведение. Рассказ «Господин из Сан-Франциско» не служит исключением, в нем писатель старается ответить на интересующие его вопросы: в чем счастье человека, его предназначение на земле? Со скрытой иронией и сарказмом описывает Бунин главного героя - господина из Сан-Франциско, не удостаивая его даже имени (не заслужил). Сам же господин полон снобизма и самодовольства. Всю жизнь он стремился к богатству, создав себе кумиров, пытался достичь того же благополучия, что и они. Наконец, ему кажется, что поставленная цель близка, пора отдохнуть, пожить в свое удовольствие, он «хозяин» положения, но не тут-то было. Деньги - могущественная сила, но на них невозможно купить счастье, благополучие, жизнь. Собираясь путешествовать в Старый Свет, господин из Сан-Франциско тщательно разрабатывает маршрут; «люди, к которым принадлежал он, имели обычай начинать наслаждения жизнью с поездки в Европу, в Индию, в Египет. Маршрут был выработан господином из Сан-Франциско обширный. В декабре и январе он надеялся наслаждаться солнцем в Южной Италии, памятниками древности, тарантеллой. Карнавал он думал провести в Ницце, затем Монте-Карло, Рим, Венеция, Париж и даже Япония». Кажется, все учтено и выверено. Но подводит погода. Она неподвластна простому смертному. За деньги можно попытаться не замечать ее неудобств, но не всегда, и переезд на Капри явился страшным испытанием. Утлый пароходик едва справлялся с той стихией, которая обрушилась на него. Господин из Сан-Франциско считал, что все вокруг создано лишь для того, чтобы ублажать его персону, свято верил в могущество «золотого тельца». «Он был довольно щедр в пути и потому вполне верил в заботливость всех тех, что кормили и поили его, с утра до вечера служили ему, предупреждая его малейшее желание, охраняли его чистоту и покой, таскали его вещи, звали для него носильщиков, доставляли его сундуки в гостиницы. Так было всюду, так было в плавании, так должно было быть и в Неаполе». Да, богатство американского туриста, словно волшебным ключом, открывало многие двери, но не все. Оно не смогло продлить ему жизнь, оно не оберегло его и после смерти. Сколько раболепия и преклонения видел этот человек при жизни, столько же унижений испытало его бренное тело после смерти. Бунин показывает, сколь призрачна власть денег в этом мире. И жалок человек, делающий ставку на них. Сотворив себе кумиров, он стремится достичь того же благосостояния. Вот, кажется, цель достигнута, он на вершине, ради которой много лет трудился не покладая рук. А что сделал, что оставил потомкам? Даже имени его никто не запомнил.

← Вернуться

×
Вступай в сообщество «tvmoon.ru»!
ВКонтакте:
Я уже подписан на сообщество «tvmoon.ru»