Романтический герой. Кто такой Романтик по жизни? Типы романтических героев

Подписаться
Вступай в сообщество «tvmoon.ru»!
ВКонтакте:

Нравственный пафос романтиков был связан, в первую очередь, с утвер­ждением ценности личности, что воплотилось и в образах романтических героев. Первый, наиболее яркий тип - это герой одиночка, герой-изгой, которого принято называть байроническим героем. Противопоставление поэта толпе, героя - черни, индивидуума - обществу, не понимающему и преследующему его, - характерная черта романтической литературы.

О таком герое Е.Кожина писала: «Человек романтического поколения, свидетель кровопроли­тий, жестокости, трагических судеб людей и целых народов, рву­щийся к яркому и героическому, но заранее парализованный жал­кой действительностью, из ненависти к буржуа возводящий на пьедестал рыцарей средневековья и еще острее сознающий перед их монолитными фигурами собственную раздвоенность, ущербность и неустойчивость, человек, который гордится своим «я», потому что только оно выделяет его из среды мещан, и в то же время тяготится им, человек, соединяющий в себе протест, и бессилие, и наивные иллюзии, и пессимизм, и нерастраченную энергию, и страстный лиризм,- этот человек присутствует во всех роман­тических полотнах 1820-х годов».

Головокружительная смена событий воодушевляла, рождала надежды на перемены, будила мечты, но порой и приводила в отчаяние. Провозглашенные революцией лозунги Свободы, Равенства и Братства открывали простор человеческому духу. Однако очень скоро стало ясно, что эти принципы неосуществимы. Породив небывалые надежды, революция не оправдала их. Рано обнаружилось, что полученная свобода несла не только добро. Она проявлялась также и в жестоком и хищническом индивидуализме. Послереволюционные порядки менее всего походили на то царство разума, о котором мечтали мыслители и писатели Просвещения. Катаклизмы эпохи повлияли на умонастроение всего романтического поколения. Настроение романтиков постоянно колеблется между восторгом и отчаянием, воодушевлением и разочарованием, пламенным энтузиазмом и поистине мировой скорбью. Чувство абсолютной и безграничной свободы личности соседствует с осознанием ее трагической незащищенности.

С. Франк писал, что «ХIХ век открывается чувством «мировой скорби». В мироощущении Байрона, Леопарди, Альфреда Мюссе - у нас в России у Лермонтова, Баратынского, Тютчева - в пессимистической философии Шопенгауэра, в трагической музыке Бетховена, в жуткой фантастике Гофмана, в грустной иронии Гейне - звучит новое сознание сиротства человека в мире, трагической неосуществимости его надежд, безнадежного противоречия между интимными потребностями и упованиями человеческого сердца и космическими и социальными условиями человеческого существования».

Действительно, разве не говорит о пессимизме своих взглядов сам Шопенгауэр, учение которого окрашено в мрачные тона, и который постоянно говорит о том, что мир наполнен злом, бессмысленностью, несчастьем, что жизнь – это страдание: «Если ближайшая и непосредственная цель нашей жизни не есть страдание, то наше существование представляет самое бестолковое и нецелесообразное явление. Ибо нелепо допустить, чтобы бесконечное, истекающее из существенных нужд жизни страдание, которым переполнен мир, было бесцельно и чисто случайно. Хотя каждое отдельное несчастие и представляется исключением, но несчастие вообще – есть правило».

Жизнь человеческого духа у романтиков противопоставляется низменности материального бытия. Из ощущения его неблагополучия рождался культ неповторимой индивидуальной личности. Она воспринималась как единственная опора и как единственная точка отсчета жизненных ценностей. Человеческая индивидуальность мыслилась как абсолютно самоценное начало, вырванное из окружающего мира и во многом противопоставленное ему.

Героем романтической литературы становится личность, оторвавшаяся от старых связей, утверждающая свою абсолютную непохожесть на всех других. Уже в силу этого она исключительна. Романтические художники, как правило, избегали изображать обыкновенных и заурядных людей. В качестве главных действующих лиц в их художественном творчестве выступают одинокие мечтатели, гениальные художники, пророки, личности, наделенные глубокими страстями, титанической силой чувств. Они могут быть злодеями, но никогда - посредственностями. Чаще всего они наделены мятежным сознанием.

Градации несогласия с мироустройством у таких героев могут быть разными: от мятежной неуспокоенности Рене в одноименном романе Шатобриана до тотального разочарования в людях, разуме и миропорядке, свойственных многим героям Байрона. Романтический герой всегда пребывает в состоянии некоего духовного предела. Его чувства обострены. Контуры личности определены страстностью натуры, неуемностью желаний и устремлений. Романтическая личность исключительна уже в силу своей изначальной природы и поэтому совершенно индивидуальна.

Исключительная самоценность индивидуальности не допускала даже мысли о ее зависимости от окружающих обстоятельств. Исходной точкой романтического конфликта является стремление личности к полной независимости, утверждение примата свободной воли над необходимостью. Открытие самоценности личности было художественным завоеванием романтизма. Но оно вело к эстетизации индивидуальности. Сама незаурядность личности уже становилась предметом эстетического восхищения. Вырываясь из окружения, романтический герой мог порой проявлять себя в нарушении запретов, в индивидуализме и эгоизме, а то и просто в преступлениях (Манфред, Корсар или Каин у Байрона). Этическое и эстетическое в оценке личности могли не совпадать. В этом романтики сильно отличались от просветителей, у которых, напротив, в оценке героя этическое и эстетическое начала полностью сливались.



Просветителями XVIII века было создано немало положительных ге­роев, являвшихся носителями высоких моральных ценностей, воплощавших, по их мнению, разум и естественные нормы. Так, символом нового, «естественного», рационального героя стали Робинзон Крузо Д.Дефо и Гулливер Джонатана Свифта. Безусловно, подлинный герой Просвещения – это гетевский Фауст.

Романтический же герой - это не просто положительный герой, он даже не всегда является положительным, романтический герой - это герой, отражающий тоску поэта по идеалу. Ведь вопрос о том, является ли положительным или отрицательным Демон у Лермонтова, Конрад в «Корсаре» Байрона совершенно не возникает - они величественны, заключая в своем облике, в своих деяниях неукротимую силу духа. Романтический герой, как писал В. Г. Белинский, - это «личность, опершаяся на самое себя», личность, противопоставляющая себя всему окружающему миру .

Примером романтического героя является Жюльен Сорель из романа Стендаля «Красное и черное». Личная судьба Жюльена Сореля сложилась в тесной зависи­мости от этой смены исторической погоды. Из прошлого он заимству­ет свой внутренний кодекс чести, настоящее обрекает его на бесчестие. По своим задаткам «человек 93-го года», поклонник революционеров и Наполеона, он «опоздал родиться». Миновала пора, когда положение завоевывали личной доблестью, отвагой, умом. Ныне плебею для «охоты за счастьем» предлагается единственное подспорье, которое в ходу у детей безвременья: расчетливо-лицемерное благоче­стие. Цвет удачи переменился, как при повороте рулетки: сегодня, чтобы выиграть, надо ставить не на красное, а на черное. И юноша, одержимый мечтой о славе, поставлен перед выбором: либо сгинуть в безвестности, либо попробовать самоутвердиться, подладившись к сво­ему веку, надев «мундир по времени» - сутану. Он отворачивается от друзей и служит тем, кого в душе презирает; безбожник, он при­кидывается святошей; поклонник якобинцев-пытается проникнуть в круг аристократов; будучи наделен острым умом, поддакивает глуп­цам. Поняв, что «каждый за себя в этой пустыне эгоизма, именуемой жизнью», он ринулся в схватку в расчете победить навязанным ему оружием.

И все-таки Сорель, встав на путь приспособления, не сделался до конца приспособленцем; избрав способы завоевать счастье, принятые всеми вокруг, он не разделил вполне ихмораль. И дело здесь не про­сто в том, что одаренный юноша неизмеримо умнее, чем бездарности, у которых он в услужении. Само его лицемерие не униженная по­корность, а своего рода вызов обществу, сопровождаемый отказом признать право «хозяев жизни» на уважение и их претензии задавать своим подчиненным нравственные принципы. Верхи - враг, подлый, коварный, мстительный. Пользуясь их благосклонностью, Сорель, од­нако, не знает за собой долгов совести перед ними, поскольку, даже обласкивая способного юношу, в нем видят не личность, а расторопно­го слугу.

Пылкое сердце, энергия, искренность, мужество и сила характера, нравственно здоровое отношение к миру и людям, постоянная потребность в действии, в труде, в плодотворной работе интеллекта, гуманная отзывчивость к людям, уважение к простым труженикам, любовь к природе, красоте в жизни и искусстве, все это отличало натуру Жюльена, и все это он должен был в себе подавлять, пытаясь приспособиться к звериным законам окружающего его мира. Попытка эта не увенчалась успехом: «Жюльен отступил перед судом своей совести, он не смог побороть в себе тяги к справедливости».

Одним из любимейших символов романтизма стал Прометей, воплощая в себе мужество, героизм, самопожертвование, несгибаемую волю и непримиримость. Примером произведения, построенного на основе мифа о Прометее, можно назвать поэму П.Б. Шелли «Освобожденный Прометей», являющуюся одним из самых значительных произведений поэта. Шелли изменив развязку мифологического сюжета, в которой, как известно, Прометей все же примирился с Зевсом. Сам поэт писал: «Я был против такой жалкой развязки, как примирение борца за человечеством с его угнетателем». Шелли создает из образа Прометей идеального героя, наказанного богами за то, что нарушив их волю, помог людям. В поэме Шелли муки Прометея вознаграждены торжеством его освобождения. Появляющееся в третьей части поэмы фантастическое существо Демогоргон низвергает Зевса, провозглашая: «Для тирании неба нет возврата, и нет уже преемника тебе».

Женские образы романтизма также противоречивы, но неординарны. Многие авторы эпохи романтизма возвращались и к истории Медеи. Австрийский писатель эпохи романтизма Ф. Грильпарцер написал трилогию «Золотое руно», в котором нашла отражение характерная для немецкого романтизма «трагедия рока». «Золотое руно» часто называют самым полным драматическим вариантом «биографии» древнегреческой героини. В первой части - одноактной драме «Гость» мы видим Медею еще совсем юной девушкой, вынужденной терпеть самодура-отца. Она предотвращает убийство Фрикса, их гостя, бежавшего в Колхиду на золотом овне. Именно он и принес в жертву Зевсу золоторунного овна в благодарность за спасение от смерти и повесил золотое руно в священной роще Ареса. Искатели золотого руна предстают перед нами в четырехактной пьесе «Аргонавты». В ней Медея отчаянно, но безуспешно пытается бороться со своими чувствами к Ясону, вопреки своей воле став его сообщницей. В третьей части - пятиактной трагедии «Медея» история достигает своей кульминации. Медея, привезенная Ясоном в Коринф, предстает для окружающих в качестве чужестранки из варварских краев, колдуньи и ворожеи. В произведениях романтиков достаточно часто встречается явление, что в основе многих неразрешимых конфликтов лежит чужеродность. Вернувшись на родину в Коринф, Ясон стыдится своей подруги, но еще отказывается выполнить требование Креона и прогнать ее. И только полюбив его дочь, Ясон сам возненавидел Медею.

Главная трагическая тема Медеи у Грильпарцера заключается в ее одиночестве, ведь даже ее собственные дети стыдятся и избегают ее. Медее не суждено избавиться от этой кары даже в Дельфах, куда она бежала после убийства Креусы и сыновей. Грильпарцер отнюдь не стремился дать оправдание своей героине, но для него было важным обнаружить мотивы ее поступков. У Грильпарцера Медея - дочь далекой варварской страны, не смирилась с уготованной ей участью, она бунтует против чужого уклада, и это очень привлекало романтиков.

Образ Медеи, поражающий своей противоречивостью, многие в трансформированном виде усматривают в героинях Стендаля и Барбе д"Оревильи. Оба писателя изображают смертоносную Медею в разных идеологических контекстах, но неизменно наделяют ее чувством отчуждения, которое оказывается пагубным для целостности личности и, следовательно, влечет за собой смерть.

Многими литературоведами образ Медеи соотносится с образом героини романа «Околдованная» Барбе д"Оревильи Жанны-Мадлены де Феардан, а также с образом поле известной героини романа Стендаля «Красное и черное» Матильды. Здесь мы видим три основных составляющих известного мифа: неожиданное, бурное зарождение страсти, магические действия то с благими, то с пагубными намерениями, месть покинутой колдуньи – отвергнутой женщины.

Таковы лишь некоторые примеры романтических героев и героинь.

Революция провозгласила свободу личности, открыв перед нею «неизведанно новые дороги», но эта же революция породила буржуазный порядок, дух стяжания и эгоизма. Эти две стороны личности (пафос свободы и индивидуализм) весьма сложно проявляются в романтической концепции мира и человека. В. Г. Белинский нашел замечательную формулу, говоря о Байроне (и его герое): «это личность человеческая, возмутив­шаяся против общего и, в гордом восстании своем, опершаяся на самое себя».

Однако в недрах романтизма формируется и другой тип личности. Это, в первую очередь, личность художника - поэта, музыканта, живо­писца, также вознесенного над толпой обывателей, чиновников, собственни­ков, светских бездельников. Здесь речь идет уже не о претензиях исключительной личности, а о правах истинного ху­дожника судить о мире и людях.

Романтический образ художника (к примеру, у немецких пи­сателей) далеко не всегда адекватен байроновскому герою. Более того, байроновскому герою - индивидуалисту противопоставляется универсальная личность, которая стремится к высшей гармонии (как бы вбирающая в себя все многообразие мира). Универсальность такой личности - это антитеза любой ограниченности человека, связанной хоть с узкими меркантильными интересами, хоть с жаждой наживы, разрушающей личность, и т. п.

Романтиками не всегда верно оценивались социальные последствия революций. Но ими остро ощущался антиэсте­тический характер общества, угрожающий самому существованию искусства, в котором царит «бессердечный чистоган». Художник-романтик, в отличие от некоторых писателей второй половины XIX века, отнюдь не стремился укрыться от мира в «башне из слоновой кости». Но он чувствовал себя трагически одиноким, задыхаясь от этого одиночества.

Таким образом, в романтизме можно выделить две антагонистические концепции личности: индивидуалистическую и универсалистскую. Судьба их в последующем развитии мировой культуры была неоднозначной. Бунт байроновского героя – индивидуалиста был красив, увлекал современников, но вместе с тем быстро обнаруживалась его беспер­спективность. История сурово осудила претензии отдельной личности творить собственный суд. С другой стороны, в идее универ­сальности отражалась тоска по идеалу всесторонне развитого чело­века, свободного от ограниченности буржуазного общества.

Романтический герой

Романтический герой - один из художественных образов литературы романтизма. Романтик - исключительная и часто таинственная личность, которая пребывает обычно в исключительных обстоятельствах. Столкновение внешних событий перенесено во внутренний мир героя, в душе которого происходит борьба противоречий. В результате такого воспроизведения характера романтизм чрезвычайно высоко поднял ценность личности, неисчерпаемой в своих душевных глубинах, открыв её неповторимый внутренний мир. Человек в романтических произведениях также воплощен с помощью контраста, антитезы : с одной стороны, он понят венцом творения, а с другой - безвольной игрушкой в руках судьбы, неведомых и неподвластных ему сил, играющих с его чувствами. Поэтому он часто превращается в жертву своих собственных страстей.

Признаки романтического героя

  1. Исключительный герой в исключительных обстоятельствах
  2. Действительность активно пересоздаётся соответственно с идеалом
  3. Независимость
  4. Неразрешимость конфликта между героем и обществом
  5. Абстрактное восприятие времени
  6. Ярко выраженные две или три черты характера

Wikimedia Foundation . 2010 .

Смотреть что такое "Романтический герой" в других словарях:

    романтический герой - см. герой произведения + романтизм …

    герой произведения - одно из главных действующих лиц произведения искусства (в отличие от персонажа); развитие характера героя и его взаимоотношения с другими действующими лицами играют решающую роль в развертывании сюжета и композиции произведения, в раскрытии его… … Терминологический словарь-тезаурус по литературоведению

    герой - 1. Человек, совершивший военные или трудовые подвиги. Беззаветный, бесстрашный, блестящий (устар.), дерзновенный (устар. поэт.), доблестный, достославный (устар.), знаменитый, известный, истинный, легендарный, мужественный, народный, настоящий,… … Словарь эпитетов

    Грушницкий ("Герой нашего времени") - Смотри также Юнкер. Он только год на службе. Находился в действующем отряде и был ранен в ногу. Носит, по особому роду франтовства, толстую солдатскую шинель. У него георгиевский крестик. Он хорошо сложен, смугл и черноволос; ему на вид можно… … Словарь литературных типов

    - — родился 26 мая 1799 г. в Москве, на Немецкой улице в доме Скворцова; умер 29 января 1837 г. в Петербурге. Со стороны отца Пушкин принадлежал к старинному дворянскому роду, происходившему, по сказанию родословных, от выходца "из… … Большая биографическая энциклопедия

    Пушкин А. С. Пушкин. Пушкин в истории русской литературы. Пушкиноведение. Библиография. ПУШКИН Александр Сергеевич (1799 1837) величайший русский поэт. Р. 6 июня (по ст. стилю 26 мая) 1799. Семья П. происходила из постепенно обедневшего старого… … Литературная энциклопедия

    1. Герой трагедии А.П.Сумарокова «Димитрий Самозванец» (1771). Исторический прототип Лжедмитрий I, он же, вероятно, Юрий (Григорий) Отрепьев. В 1601 г. Самозванец объявился в Польше под именем Димитрия, сына Ивана IV Грозного; летом 1604 г. с… … Литературные герои

    Герой комедии А.С.Грибоедова «Горе от ума» (1824; в первой редакции написание фамилии Чадский). Вероятные прототипы образа П.Я.Чаадаев (1796 1856) и В.К.Кюхельбекер (1797 1846). Характер действий героя, его высказывания и взаимоотношения с… … Литературные герои

    - (фр. Jean Valejean) герой романа В.Гюго «Отверженные» (1862). Одним из прототипов героя стал каторжник Пьер Морен, в 1801 году приговоренный на пять лет каторги за украденный кусок хлеба. Лишь один человек, епископ города Диня монсеньор де… … Литературные герои

    Sunset Beach … Википедия

Книги

  • М. Лермонтов. Полное собрание сочинений , М. Лермонтов. Михаил Юрьевич Лермонтов - младший современник Пушкина и вторая после него величина в русской поэзии XIX века. В 2014 году отмечается 200-летний юбилей со дня рождения поэта. Судьбой ему было…

Романтизм (1790-1830) – это направление в мировой культуре, которое появилось в результате кризиса века Просвещения и его философской концепции «Tabula rasa», что в переводе означает «чистый лист». Согласно этому учению, человек рождается нейтральным, чистым и пустым, как белый лист бумаги. Значит, если заняться его образованием, можно воспитать идеального члена общества. Но хлипкая логическая конструкция рухнула, соприкоснувшись с реалиями жизни: кровопролитные Наполеоновские войны, французская революция 1789 года и другие социальные потрясения разрушили веру людей в целительные свойства Просвещения. Во время войны образованность и культурность не играли роли: пули и сабли все равно никого не щадили. Сильные мира сего усердно учились и имели доступ ко всем известным произведениям искусства, но это не помешало им посылать своих подданных на смерть, не помешало плутовать и хитрить, не помешало предаваться тем сладостным порокам, которые испокон веков развращают человечество, независимо от того, кто и как образован. Никто не остановил кровопролития, никому не помогли проповедники, преподаватели и Робинзон Крузо со своим благословенным трудом и «Божьей помощью».

Люди разочаровались, устали от социальной нестабильности. Следующее поколение «родилось старым». «Молодые люди нашли применение своим праздным силам в отчаянье» — как писал Альфред де Мюссе, автор, который написал ярчайший романтический роман «Исповедь сына века». Состояние молодого человека своего времени он описал так: «Отрицание всего небесного и всего земного, если угодно, безнадежность» . Общество прониклось мировой скорбью, а следствием этого настроения являются основные постулаты романтизма.

Слово «романтизм» произошло от испанского музыкального термина «романс» (музыкальное произведение).

Основные признаки романтизма

Романтизм обычно характеризуют, перечисляя его основные характеристики:

Романтическое двоемирие – это резкое противопоставление идеала и реальности. Реальный мир жесток и скучен, а идеал – убежище от тягот и мерзостей жизни. Хрестоматийный пример романтизма в живописи: картина Фридриха «Двое, созерцающие луну». Глаза героев устремлены к идеалу, но черные крючковатые корни жизни как будто не отпускают их.

Идеализм – это предъявление максимальных духовных требований к себе и к реальности. Пример: поэзия Шелли, где гротескный пафос молодости – главный посыл.

Инфантилизм – это неумение нести ответственность, легкомыслие. Пример: образ Печорина: герой не умеет рассчитывать последствия своих поступков, он легко ранит себя и других.

Фатализм (злой рок) – это трагический характер отношений человека и злой судьбы. Пример: «Медный всадник» Пушкина, где героя преследует злой рок, отняв у него возлюбленную, а вместе с ней и все надежды на будущее.

Много заимствований у эпохи Барокко : иррациональность (сказки братьев Гримм, рассказы Гофмана), фатализм, мрачная эстетика (мистические повести Эдгара Аллана По), богоборчество (Лермонтов, поэма «Мцыри»).

Культ индивидуализма – столкновение личности и общества – основной конфликт в романтических произведениях (Байрон, «Чайльд-Гарольд»: герой противопоставляет свою индивидуальность косному и скучному обществу, отправляясь в путешествие без конца).

Характеристики романтического героя

  • Разочарованность (Пушкин «Онегин»)
  • Нонконформизм (отвергали существующие системы ценностей, не принимали иерархии и каноны, протестовали против правил) –
  • Эпатажность поведения (Лермонтов «Мцыри»)
  • Интуиция (Горький «Старуха Изергиль» (легенда о Данко))
  • Отрицание свободной воли (все зависит от судьбы) – Вальтер Скотт «Айвенго»
  • Темы, идеи, философия романтизма

    Главная тема в романтизме – исключительный герой в исключительных обстоятельствах. Например, – плененный с детства горец, чудом спасенный и оказавшийся в монастыре. Обычно детей берут в плен не для того, чтобы развозить их по монастырям и пополнять штат монахов, случай Мцыри – единственный в своем роде прецедент.

    Философская основа романтизма и идейно-тематическое ядро – субъективный идеализм, согласно которому мир представляет собой продукт личных ощущений субъекта. Примеры субъективных идеалистов – Фихте, Кант. Хороший пример субъективного идеализма в литературе – «Исповедь сына века» Альфреда де Мюссе. На протяжении всего повествования герой погружает читателя в субъективную реальность, как будто читает личный дневник. Описывая свои любовные коллизии и сложные чувства, он показывает не окружающую действительность, а внутренний мир, который как бы подменяет внешний.

    Романтизм развеял скуку и меланхолию – типичные чувства в обществе того периода. Светская игра в разочарованность блестяще обыграна Пушкиным в поэме «Евгений Онегин». Главный герой играет на публику, когда мнит себя недосягаемым для понимания простых смертных. Среди молодых людей возникла мода подражать гордому одиночке Чайльд-Гарольду, знаменитому романтическому герою из поэмы Байрона. Над этой тенденцией посмеивается Пушкин, изображая Онегина – жертву очередного культа.

    Кстати, Байрон стал кумиром и иконой романтизма. Отличаясь эксцентричным поведением, поэт привлек к себе внимание общества, а показными чудачествами и бесспорным талантом завоевал признание. Он даже погиб в духе романтизма: в междоусобной войне в Греции. Исключительный герой в исключительных обстоятельствах…

    Активный романтизм и пассивный романтизм: в чем разница?

    Романтизм по своей природе неоднороден. Активный романтизм – это протест, мятеж против того обывательского, мерзкого мира, который так пагубно влияет на личность. Представители активного романтизма: поэты Байрон и Шелли. Пример активного романтизма: поэма Байрона «Путешествие Чайльд-Гарольда».

    Пассивный романтизм – это примирение с действительностью: приукрашивание реальности, уход в себя и т.д. Представители пассивного романтизма: писатели Гофман, Гоголь, Скотт и т.д. Пример пассивного романтизма – «Золотой горшок» Гофмана.

    Особенности романтизма

    Идеал – это мистическое, иррациональное, недопустимое выражение мирового духа, нечто совершенное, к чему надо стремиться. Меланхолию романтизма можно назвать «томлением по идеалу». Люди жаждут его, но получить не могут, иначе полученное перестанет быть идеалом, так как из абстрактного представления о прекрасном он превратится в реальную вещь или реальное явление с погрешностями и недостатками.

    Особенности романтизма – это…

    • созидание на первом месте
    • психологизм: главное не события, а чувства людей.
    • ирония: возвышение над реальностью, подтрунивание над ней.
    • самоирония: такое восприятие мира снижает напряжение

    Эскапизм – бегство от реальности. Виды эскапизма в литературе:

    • фантастика (уход в вымышленные миры) – Эдгар Аллан По («Красная маска смерти»)
    • экзотика (уход в необычную местность, в культуру малоизвестных этносов) – Михаил Лермонтов (Кавказский цикл)
    • история (идеализация прошлого) – Вальтер Скотт («Айвенго»)
    • фольклор (народная фантастика) – Николай Гоголь («Вечера на хуторе близ Диканьки»)

    Рациональный романтизм зародился в Англии, что, наверное, объясняется своеобразием ментальности англичан. Мистический романтизм появился именно в Германии (братья Гримм, Гофман и т.д.), где фантастический элемент тоже обусловлен спецификой менталитета немцев.

    Историзм — это принцип рассмотрения мира, социальных и культурных явлений в закономерном историческом развитии.

    Интересно? Сохрани у себя на стенке!

РОМАНТИЗМ

В современной науке о лит-ре романтизм рассматривается в основном с двух точек зрения: как определенный художественный метод , основанный на творческом преображении действительности в искусстве, и как литературное направление , исторически закономерное и ограниченное во времени. Более общим является понятие романтического метода . На нем мы и остановимся.

Как мы уже говорили, художественный метод предполагает определенный способ постижения мира в искусстве, то есть основные принципы отбора, изображения и оценки явлений действительности. Своеобразие романтического метода в целом можно определить как художественный максимализм, который, являясь основой романтического миропонимания, обнаруживается на всех уровнях произведения – от проблематики и системы образов до стиля.

В романтической картине мира материальное всегда подчинено духовному. Борьба этих противоположностей может принимать различные обличия: божественное и дьявольское, возвышенное и низменное, истинное и ложное, свободное и зависимое, закономерное и случайное и т.д.

Романтический идеал , в отличие от идеала классицистов, конкретного и доступного для воплощения, абсолютен и уже поэтому находится в вечном противоречии в преходящей действительностью. Художественное мировосприятие романтика, таким образом, строится на контрасте, столкновении и слиянии взаимоисключающих понятий. Мир совершенен как замысел – мир несовершенен как воплощение. Можно ли примирить непримиримое?

Так возникает двоемирие , условная модель романтического мира, в котором реальность далека от идеала, а мечта кажется неосуществимой. Часто связующим звеном между этими мирами становится внутренний мир романтика, в котором живет стремление от унылого «ЗДЕСЬ» к прекрасному «ТАМ». Когда их конфликт неразрешим, звучит мотив бегства : уход от несовершенной действительности в инобытие мыслится как спасение. Именно это происходит, например, в финале повести К.Аксакова «Вальтер Эйзенберг»: герой чудесной силой своего искусства оказывается в мире мечты, созданном его кистью; таким образом, смерть художника воспринимается не как уход, а как переход в другую реальность. Когда возможно соединение реальности с идеалом, появляется идея преображения : одухотворение материального мира при помощи воображения, творчества или борьбы. Вера в возможность осуществления чуда живет и в 20 веке: в повести А.Грина «Алые паруса», в философской сказке А.де Сент-Экзюпери «Маленький принц».

Романтическое двоемирие как принцип действует не только на уровне макрокосмоса, но и на уровне микрокосмоса – человеческой личности как неотъемлемой части Вселенной и как точки пересечения идеального и бытового. Мотивы раздвоенности, трагической разорванности сознания, образы двойников весьма распространены в романтической лит-ре: «Удивительная история Петера Шлемиля» А.Шамиссо, «Эликсир сатаны» Гофмана, «Двойник» Достоевского.

В связи с двоемирием особое положение занимает фантастика как мировоззренческая и эстетическая категория, причем ее понимание не всегда следует сводить к современному пониманию фантастики как «невероятному» или «невозможному». Собственно романтическая фантастика часто означает не нарушение законов мироздания, а их обнаружение и в конечном итоге – исполнение. Просто эти законы имеют духовную природу, а реальность в романтическом мире не ограничена материальностью. Именно фантастика во многих произведениях становится универсальным способом постижения действительности в искусстве за счет преображения ее внешних форм при помощи образов и ситуаций, не имеющих аналогов в материальном мире и наделенных символическим значением.

Фантастика, или чудо, в романтических произведениях (и не только) может выполнять различные функции. Кроме познания духовных основ бытия, так называемая философская фантастика, при помощи чуда раскрывается внутренний мир героя (психологическая фантастика), воссоздается народное мировосприятие (фольклорная фантастика), происходит прогнозирование будущего (утопия и антиутопия), это и игра с читателем (развлекательная фантастика). Отдельно следует остановиться на сатирическом разоблачении порочных сторон действительности – разоблачении, в котором фантастика зачастую играет немаловажную роль, представляя в аллегорическом свете реальные общественные и человеческие недостатки.

Романтическая сатира рождается из неприятия бездуховности . Реальность оценивается романтической личностью с позиций идеала, и чем сильнее контраст между существующим и должным, тем активнее противостояние человека и мира, утратившего свою связь с высшим началом. Объекты романтической сатиры разнообразны: от социальной несправедливости и буржуазной системы ценностей до конкретных людских пороков: любовь и дружба оказываются продажными, вера – утраченной, сострадание – лишним.

В частности, светское общество являет собой пародию на нормальные человеческие отношения; в нем царят лицемерие, зависть, злоба. В романтическом сознании понятие «свет» (аристократическое общество) часто оборачивается своей противоположностью – тьма, чернь, светское – значит, бездуховное. Для романтиков вообще не характерно использование Эзопова языка, он не стремится скрыть или приглушить свой язвительный смех. Сатира в романтических произведениях часто предстает как инвектива (объект сатиры оказывается настолько опасным для существования идеала, а его деятельность настолько драматичной и даже трагичной по своим последствиям, что смеха его осмысление уже не вызывает; при этом нарушается связь сатиры с комическим, поэтому возникает отрицающий пафос, не связанный с высмеиванием), прямо выражающая авторскую позицию: «Это гнездо разврата сердечного, невежества, слабоумия, низости! Спесь становится там на колени перед наглым случаем, целуя запыленную полу его одежды, и давит пятою скромное достоинство… Мелочное честолюбие составляет предмет утренней заботы и ночного бдения, лесть бессовестная управляет словами, гнусная корысть поступками. Ни одна высокая мысль не сверкнет в этой удушливой мгле, ни одно теплое чувство не разогреет этой ледяной горы» (Погодин. «Адель»).

Романтическая ирония, так же как и сатира, непосредственно связана с двоемирием . Романтическое сознание стремится в прекрасный мир, а бытие определяется законами мира реального. Жизнь без веры в мечту для романтического героя бессмысленна, но мечта невоплотима в условиях земной действительности, и поэтому вера в мечту бессмысленна тоже. Осознание этого трагического противоречия выливается в горькую усмешку романтика не только над несовершенством мира, но и над самим собой. Эта усмешка слышится в произведениях немецкого романтика Гофмана, где возвышенный герой часто попадает в комические ситуации, а счастливый финал – победа над злом и обретение идеала – может обернуться вполне земным мещанским благополучием. Например, в сказке «Крошка Цахес» романтические влюбленные после счастливого воссоединения получают в подарок чудесное имение, где растет «отменная капуста», где пища в горшках никогда не пригорает и фарфоровая посуда не бьется. А в сказке «Золотой горшок» (Гофмана) уже само название иронически приземляет известный романтический символ недостижимой мечты – «голубой цветок» из романа Новалиса.

События, из которых складывается романтический сюжет , как правило, яркие и необычные; они являются своеобразными вершинами, на которых строится повествование (занимательность в эпоху романтизма становится одним из важнейших художественных критериев). На событийном уровне ярко прослеживается абсолютная свобода автора в построении сюжета, причем это построение может вызывать у читателя чувство незавершенности, фрагментарности, приглашение к самостоятельному заполнению «белых пятен». Внешней мотивировкой экстраординарности происходящего в романтических произведениях могут служить особые места и время действия (экзотические страны, далекое прошлое или будущее), народные суеверия и предания. Изображение «исключительных обстоятельств» направлено, прежде всего, на раскрытие «исключительной личности», действующей в этих обстоятельствах. Характер как двигатель сюжета и сюжет как способ реализации характера тесным образом связаны, поэтому каждый событийный момент является своеобразным внешним выражением борьбы добра и зла, происходящей в душе романтического героя.

Одно из достижений романтизма – открытие ценности и неисчерпаемой сложности человеческой личности. Человек осознается романтиками в трагическом противоречии – как венец творения, «гордый властелин судьбы» и как безвольная игрушка в руках неведомых ему сил, а иногда и собственных страстей. Свобода личности предполагает ее ответственность: совершив неверный выбор, нужно быть готовым к неизбежным последствиям.

Образ героя часто неотделим от лирической стихии авторского «я», оказываясь или созвучным ему, или чуждым. В любом случае автор-повествователь в романтическом произведении занимает активную позицию; повествование тяготеет к субъективности, что может проявляться и на композиционном уровне – в использовании приема «рассказ в рассказе». Исключительность романтического героя оценивается с нравственных позиций. И эта исключительность может быть как свидетельством его величия, так и знаком его неполноценности .

«Странность» персонажа подчеркивается автором, прежде всего, при помощи портрета : одухотворенная красота, болезненная бледность, выразительный взгляд – эти признаки давно стали устойчивыми. Очень часто при описании внешности героя автор использует сравнения и реминисценции, как бы цитируя уже известные образцы. Вот характерный пример такого ассоциативного портрета (Н.Полевой «Блаженство безумия»): «Не знаю, как описать Адельгейду: она уподоблялась дикой симфонии Бетховена и девам-валькириям, о которых певали скандинавские скальды… лицо… было задумчиво-прелестно, походило на лицо мадонн Альбрехта Дюрера… Адельгейда казалась духом той поэзии, который вдохновлял Шиллера, когда он описывал свою Теклу, и Гете, когда он изображал свою Миньону».

Поведение романтического героя также свидетельство его исключительности (а иногда – исключенности из социума); часто оно не вписывается в общепринятые нормы и нарушает условные правила игры, по которым живут все остальные персонажи.

Антитеза – излюбленный структурный прием романтизма, которые особенно очевиден в противостоянии героя и толпы (и шире – героя и мира). Это внешний конфликт может принимать различные формы, в зависимости от типа романтической личности, созданной автором.

ТИПЫ РОМАНТИЧЕСКИХ ГЕРОЕВ

Герой – наивный чудак, верящий в возможность осуществления идеалов, часто комичен и нелеп в глазах здравомыслящих. Однако он отличается от них своей нравственной цельностью, детским стремлением к истине, умением любить и неумением приспосабливаться, то есть лгать. Таков, например, студент Ансельм из сказки Гофмана «Золотой горшок» – именно ему, по-детски смешному и нескладному, дано не только открыть существование идеального мира, но и жить в нем, и быть счастливым. Счастьем воплощенной мечты награждена и героиня повести А.Грина «Алые паруса» Ассоль, умевшая верить в чудо и ждать его появления, несмотря на издевательства и насмешки.

Герой – трагический одиночка и мечтатель , отвергнутый обществом и осознающий свою чуждость миру, способен на открытый конфликт с окружающими. Они кажутся ему ограниченными и пошлыми, живущими исключительно материальными интересами и поэтому олицетворяющими некое мировое зло, могущественное и губительное для духовных устремлений романтика. Часто этот тип героя соединяется с темой «высокого безумия», связанной с мотивом избранничества (Рыбаренко из «Упыря» А.Толстого, Мечтатель из «Белых ночей» Достоевского). Наиболее острый характер оппозиция «личность – общество» приобретает в романтическом образе героя-бродяги или разбойника, мстящего миру за свои поруганные идеалы («Отверженные» Гюго, «Корсар» Байрона).

Герой – разочарованный, «лишний» человек , не имевший возможности и уже не желающий реализовать свои дарования на благо общества, утратил прежние мечты и веру в людей. Он превратился в наблюдателя и аналитика, вынося приговор несовершенной действительности, но не пытаясь изменить ее или измениться самому (лермонтовский Печорин). Тонкая грань между гордостью и эгоизмом, осознанием собственной исключительности и пренебрежением к людям может объяснить, почему так часто в романтизме культ одинокого героя смыкается с его развенчанием: Алеко в поэме Пушкина «Цыганы», Лара в рассказе Горького «Старуха Изергиль» наказаны одиночеством именно за свою нечеловеческую гордыню.

Герой – демоническая личность , бросающая вызов не только обществу, но и Творцу, обречен на трагический разлад с действительностью и самим собой. Его протест и отчаяние органически связаны, поскольку отвергаемые им Красота, Добро и Истина имеют власть над его душой. Герой, склонный избирать демонизм в качестве нравственной позиции, тем самым отказывается от идеи добра, поскольку зло рождает не добро, а только зло. Но это «высокое зло», так как оно продиктовано жаждой добра. Мятежность и жестокость натуры такого героя становятся источником страдания окружающих и не приносят радости ему самому. Выступая как «наместник» дьявола, искуситель и каратель, он сам иногда по-человечески уязвим, ибо страстен. Не случайно в романтической лит-ре получил распространение мотив «влюбленного беса». Отголоски этого мотива звучат в лермонтовском «Демоне».

Герой – патриот и гражданин, готовый отдать жизнь на благо Отчизны, чаще всего не встречает понимания и одобрения современников. В этом образе традиционная для романтиков гордость парадоксально соединяется с идеалом самоотверженности – добровольного искупления коллективного греха одиноким героем. Тема жертвенности как подвига особенно характерно для «гражданского романтизма» декабристов (персонаж поэмы Рылеева «Наливайко» сознательно выбирает свой страдальческий путь):

Известно мне – погибель ждет

Того, кто первым восстает

На притеснителей народа.

Судьба меня уж обрекла,

Но где, скажи, когда была

Без жертв искуплена свобода?

Подобное мы встречаем и в думе Рылеева «Иван Сусанин», таков и горьковский Данко. В творчестве Лермонтова также распространен этот тип.

Еще один из распространенных типов героя можно назвать автобиографическим, так как он представляет осмысление трагической участи человека искусства, который вынужден жить как бы на границе двух миров: возвышенного мира творчества и обыденного мира. Немецкий романтик Гофман как раз по принципу совмещения противоположностей построил свой роман «Житейские воззрения кота Мура вкупе с фрагментами биографии капельмейстера Иоганесса Крейслера, случайнр уцелевшими в макулатурных листах». Изображение обывательского сознания в этом романе призвано оттенить величие внутреннего мира романтического композитора Иоганна Крейслера. В новелле Э.По «Овальный портрет» живописец чудесной силой своего искусства отнимает жизнь у женщины, портрет которой он пишет, – отнимает, чтобы дать взамен вечную.

Другими словами, искусство для романтиков – не подражание и отражение, а приближение к истинной реальности, лежащей за пределами видимой. В этом смысле оно противостоит рациональному способу познания мира.

В романтических произведениях большую смысловую нагрузку выполняет пейзаж. Буря и гроза приводят в движение романтический пейзаж, подчеркивая внутреннюю конфликтность мироздания. Это соответствует страстной натуре героя-романтика:

…О, я как брат

Обняться с бурей был бы рад!

Глазами тучи я следил,

Рукою молнии ловил … («Мцыри»)

Романтизм противостоит классицистическому культу разума, считая, что «есть многое на свете, друг Горацио, что и не снилось нашим мудрецам». На смену чувству (сентиментализм) является страсть – не столько человеческая, сколько сверхчеловеческая, неуправляемая и стихийная. Она возвышает героя над обыденностью и соединяет его с мирозданием; она открывает читателю мотивы его поступков, а нередко становится оправданием его преступлений:

Никто не создан целиком из зла,

И в Конраде благая страсть жила…

Однако если байроновский Корсар способен на глубокое чувство вопреки преступности своей натуры, то Клод Фролло из «Собора Парижской Богоматери» В.Гюго становится преступником из-за безумной страсти, разрушающей героя. Такое амбивалентное понимание страсти – в светском (сильное чувство) и духовном (страдание, мучении) контексте характерно для романтизма, и если первое значение предполагает культ любви как открытия Божественного в человеке, то второе напрямую связано с дьявольским соблазном и духовным падением. Например, главному герою повести Бестужева-Марлинского «Страшное гадание» при помощи чудесного сна-предупреждения дается возможность осознать преступность и гибельность своей страсти к замужней женщине: «Это гадание открыло мне глаза, ослепленные страстью; обманутый муж, обольщенная супруга, разорванное, опозоренное супружество и, почему, как знать, может, кровавая месть мне или от меня – вот следствия безумной любви моей!!!»

Романтический психологизм основан на стремлении показать внутреннюю закономерность слов и деяний героя, на первый взгляд необъяснимых и странных. Их обусловленность открывается не столько через социальные условия формирования характера (как это будет в реализме), сколько через столкновение сил добра и зла, поле битвы которых – сердце человека. Романтики видят в душе человека соединение двух полюсов – «ангела» и «зверя».

Таким образом, человек в романтической концепции мира включен в «вертикальный контекст» бытия как важнейшая и неотъемлемая часть. От личного выбора зависит его положение в этом мире. Отсюда – величайшая ответственность личности не только за действия, но и за слова, и за мысли. Тема преступления и наказания в романтическом варианте приобрела особую остроту: «Ничто в свете не забывается и не исчезает»; за грехи предков будут расплачиваться потомки, и неискупленная вина станет для них родовым проклятием, которое определит трагическую судьбу героев («Страшная месть» Гоголя, «Упырь» Толстого).

Таким образом, мы обозначили некоторые существенные типологические черты романтизма как художественного метода.

Романтический герой - один из художественных образов литературы романтизма. Романтик - исключительная и часто таинственная личность, которая пребывает обычно в исключительных обстоятельствах. Столкновение внешних событий перенесено во внутренний мир героя, в душе которого происходит борьба противоречий. В результате такого воспроизведения характера романтизм чрезвычайно высоко поднял ценность личности, неисчерпаемой в своих душевных глубинах, открыв её неповторимый внутренний мир. Человек в романтических произведениях также воплощен с помощью контраста, антитезы : с одной стороны, он понят венцом творения, а с другой - безвольной игрушкой в руках судьбы, неведомых и неподвластных ему сил, играющих с его чувствами. Поэтому он часто превращается в жертву своих собственных страстей. Также обычно герой малого лиро-эпического произведения. Романтический герой одинок. Он или сам бежит из привычного, удобного для других мира, который кажется ему тюрьмой. Или он является изгнанником, преступником. В опасный путь его гонит нежелание быть как все, жажда бури, стремление померяться силами. Для Романтического героя свобода дороже жизни. Для этого он способен на все, если чувствует внутреннюю правоту.

Романтический герой - цельная личность, в нем всегда можно выделить ведущую черту характера.

Напишите отзыв о статье "Романтический герой"

Отрывок, характеризующий Романтический герой

– Пожалуйте, милости просим, братец покойника, – царство небесное! – Макар Алексеевич остались, да, как изволите знать, они в слабости, – сказал старый слуга.
Макар Алексеевич был, как знал Пьер, полусумасшедший, пивший запоем брат Иосифа Алексеевича.
– Да, да, знаю. Пойдем, пойдем… – сказал Пьер и вошел в дом. Высокий плешивый старый человек в халате, с красным носом, в калошах на босу ногу, стоял в передней; увидав Пьера, он сердито пробормотал что то и ушел в коридор.
– Большого ума были, а теперь, как изволите видеть, ослабели, – сказал Герасим. – В кабинет угодно? – Пьер кивнул головой. – Кабинет как был запечатан, так и остался. Софья Даниловна приказывали, ежели от вас придут, то отпустить книги.
Пьер вошел в тот самый мрачный кабинет, в который он еще при жизни благодетеля входил с таким трепетом. Кабинет этот, теперь запыленный и нетронутый со времени кончины Иосифа Алексеевича, был еще мрачнее.
Герасим открыл один ставень и на цыпочках вышел из комнаты. Пьер обошел кабинет, подошел к шкафу, в котором лежали рукописи, и достал одну из важнейших когда то святынь ордена. Это были подлинные шотландские акты с примечаниями и объяснениями благодетеля. Он сел за письменный запыленный стол и положил перед собой рукописи, раскрывал, закрывал их и, наконец, отодвинув их от себя, облокотившись головой на руки, задумался.

← Вернуться

×
Вступай в сообщество «tvmoon.ru»!
ВКонтакте:
Я уже подписан на сообщество «tvmoon.ru»