Анализ стихотворения на стоге сена ночью южной фета. Анализ стихотворения: На стоге сена ночью южной Фет на стоге сена ночью южной

Подписаться
Вступай в сообщество «tvmoon.ru»!
ВКонтакте:

В стихотворении Фета главной является тема ночи. Это тема является одной из основных у романтиков. Однако у Тютчева, например, ночь – это что-то страшное, в стихотворении М. Лермонтова «Выхожу один я на дорогу» ночью лирический герой испытывает всеобъемлющую грусть. А что переживает ночью лирический герой А. Фета?

События происходят «ночью южной». Герой лежит на стоге сена, он очарован ночным небом, впервые он видит его таким загадочным, живым, необыкновенным. Это описание сопровождается аллитерацией – повтором согласных звуков «с» и «л», это звуки, которые в русской поэзии всегда сопровождают описание ночи, сияния луны.

В этом стихотворении, что характерно для Фета, лирический сюжет развивается не на основе конфликта – его нет – а на основе усиления, развертывания чувства. В основе лирического сюжета лежит мотив полета.

Стог сена символизирует повседневность, от которой герой удаляется к звездам, к небу: «Иль несся к бездне полуночной, иль сонмы звезд ко мне неслись». Ему кажется, будто земля «безвестно уносилось прочь» , а он все ближе и ближе приближался к ночному бездонному небу. Герой чувствует, что что-то его поддерживает, заботится о нем. Хоть и земля ушла у него из под ног, но он не чувствует опасности. Словно он «в длани мощной» , которая оберегает его и заботится о нем. Это чувство присутствия Божественной силы. Четвертая строфа передает иное настроение. Если до этого лирический герой испытывал чувство защищенности, заботы, восхищения, то теперь возникает чувство волнения, волнения от восторга. Герой словно теряет материальную оболочку, появляется легкость, он тонет в бездне неизвестного, загадочного. Его охватывает глубина неба, безграничность космоса.

В этом стихотворении на первый план выходит поэтический мир. Он прекрасен, гармоничен (что подчёркивается использование практически правильного ямба, и только в последней строфе резкое увеличение числа пиррихиев отражает новое чувство лирического героя, о котором мы писали выше), потому что в нем присутствует божественное начало -герой чувствует в ночной глубине неба наличие чего-то могущественного, сверхъестественного. Поэтому природа живая, о чем свидетельствуют метафоры, олицетворения, эпитеты: «хор светил», » земля уносилась», «сонмы звезд неслись». В этом поэтическом мире есть только лирический герой и мироздание. Лирический герой созерцает, он пассивен внешне, но сердце его трепещет при виде красоты. Стихотворение пронизано чувством восторга перед миром – в этом и состоит его идея.
Стихотворение раскрывает величие божественного, того, что не известно и не изведано человеком, заставляет задуматься о мироздании, и бесконечности космоса. В этом специфика раскрытия Фетом темы ночи.

На стоге сена ночью южной
Лицом ко тверди я лежал,
И хор светил, живой и дружный,
Кругом раскинувшись, дрожал.

Земля, как смутный сон немая,
Безвестно уносилась прочь,
И я, как первый житель рая,
Один в лицо увидел ночь.

Я ль несся к бездне полуночной,
Иль сонмы звезд ко мне неслись?
Казалось, будто в длани мощной
Над этой бездной я повис.

И с замираньем и смятеньем
Я взором мерил глубину,
В которой с каждым я мгновеньем
Все невозвратнее тону.

Анализ стихотворения «На стоге сена ночью южной» Фета

Впервые произведение «На стоге сена ночью южной» Афанасия Афанасьевича Фета было опубликовано на страницах журнала «Русский вестник».

Стихотворение написано в 1857 году. Самому поэту в эту пору исполнилось 37 лет, он автор нескольких книг, женат, планирует выйти в отставку с военной службы. По размеру – ямб с перекрестной рифмой, 4 строфы, по жанру – пейзажная лирика с философской нотой. Открытые и закрытые рифмы чередуются. Лирический герой вполне автобиографичен. Интонация тютчевская. Лексика возвышенная. «Лицом ко тверди»: имеется в виду не более привычная «земная», а «небесная твердь». Оба понятия относятся к библейским. «Хор светил»: под этим выражением скрываются и звезды, и планеты. Сравнение их с хором также связано со Священным Писанием. Из него известно о ликовании звезд, их пении хвалы Богу. Герой словно теряет почву под ногами, законы природы больше не действуют. Земля исчезает в космическом пространстве. «Безвестно»: отыскать ее вряд ли представится возможность. «Как первый житель рая»: рай – высшая часть Земли, ныне сокрытая от глаз человеческих. «Один в лицо увидел ночь»: поэт вспоминает первозданные времена, когда Адам был первым человеком, увидевшим все чудеса и красоты мира. Герой теряется в пространстве, ему кажется, что он движется навстречу звездам. «В длани мощной»: ничтожный, слабый, на краю бездны, безумия, он вдруг чувствует защиту и поддержку. Длань – рука. В данном контексте опять-таки имеется в виду рука Бога. «Над бездной повис»: разум человека трепещет и склоняется перед величественной тайной бытия. «Замираньем и смятеньем»: прием амплификации, при котором подряд идут схожие по смыслу слова, усиливая экспрессию произведения. Метафора: взором мерил глубину. Герой словно вновь обрел способности, присущие когда-то Адаму. Наконец, финал – развернутая метафора. Человек погружается в «полуночную бездну», тонет в ней, и с той непостижимой глубины ему вернуться вряд ли суждено. Остается добавить, что этот головокружительный полет герою лишь чудится. Однако важное последствие его навсегда остается с героем: умение отрываться от земной суеты, собственного «я», привычных представлений о мире. Сравнение: как сон. Эпитеты: смутный, мощной, дружный. Один риторический вопрос. Парентеза: вводное слово «казалось».

Музыкальность лирики А. Фета высоко ценил П. Чайковский. Он неоднократно перекладывал его стихи на музыку, в черновиках композитора остался и незаконченный романс «На стоге сена ночью южной».

На стоге сена ночью южной
Лицом ко тверди я лежал,
И хор светил, живой и дружный,
Кругом раскинувшись, дрожал.

Земля, как смутный сон немая,
Безвестно уносилась прочь,
И я, как первый житель рая,
Один в лицо увидел ночь.

Я ль несся к бездне полуночной,
Иль сонмы звезд ко мне неслись?
Казалось, будто в длани мощной
Над этой бездной я повис.

И с замираньем и смятеньем
Я взором мерил глубину,
В которой с каждым я мгновеньем
Все невозвратнее тону.

Анализ стихотворения Фета «На стоге сена ночью южной…»

Философско-медитативный настрой стихотворения 1857 г. сближает его с тютчевскими «Снами». Сходна и лирическая ситуация, которая погружает героя в ночную стихию, открывая ему тайны мироздания. У обоих авторов возникает образ бездны: в варианте Тютчева огненная бесконечность окружает «волшебный челн» лирического «мы», и люди становятся свидетелями грандиозного противоборства космического и хаотического начал. В анализируемом произведении отсутствует трагический контекст, характерный для тютчевской лирики. Какие чувства порождает неземной «мрак бессонный» у фетовского героя?

Появлению ключевого образа предшествует описание реальной жизненной ситуации: лирический субъект, расположившийся на стоге сена, всматривается в широкую панораму ясного звездного неба. Последняя обозначена метафорой «хор светил»: и само словосочетание, и примыкающие к нему эпитеты указывают на осмысленность и высокую степень упорядоченности небесного пейзажа.

Герой, внешне остающийся неподвижным, на аллегорическом уровне переживает череду изменений. Реальное земное пространство приобретает зыбкость и практически исчезает. Наблюдатель, лишившийся привычной опоры, «один в лицо» встречается с непознанным. Состояние одиночества и острой новизны переживания передается сравнением с «первым» и единственным обитателем райских кущ.

Третья строфа продолжает игры с пространством. Лирический субъект ощущает стремительное приближение к «бездне полуночной». Наблюдатель фиксирует результат трансформации, но не может определить, за счет чего она свершилась. Не разобравшись в смутных траекториях, человек снова сосредоточивается на своих чувствах: он будто повисает над бездной, удерживаемый фантастической «дланью мощной».

В заключительном катрене быстрое движение сменяется медленным опусканием в бесконечную глубину. Финал не приносит развязки, оставляя процесс погружения растерянного и оцепеневшего героя на стадии развития.

Вопрос о значении отвлеченной категории бездны стоит рассматривать в связи с трактовкой эмоций лирического «я». Невольный страх здесь вторичен, а главной реакцией становится восторг: величие мира, явившееся как откровение, восхищает созерцателя. Положительные чувства яснее выражены в произведении « », написанном в тот же период. Роскошный пейзаж, декорированный «алмазной росой», вдохновляет и окрыляет душу героя-наблюдателя.

На стоге сена ночью южной
Лицом ко тверди я лежал,
И хор светил, живой и дружный,
Кругом раскинувшись, дрожал.

Земля, как смутный сон немая,
Безвестно уносилась прочь,
И я, как первый житель рая,
Один в лицо увидел ночь.

Я ль несся к бездне полуночной,
Иль сонмы звезд ко мне неслись?
Казалось, будто в длани мощной
Над этой бездной я повис.

И с замираньем и смятеньем
Я взором мерил глубину,
В которой с каждым я мгновеньем
Все невозвратнее тону.

Еще стихотворения:

  1. Нет, не верьте обольщенью,- Чтоб сцепленьем мертвых сил Гибло Божие творенье, Чтоб слепой нам рок грозил. Видел я в морском тумане Всю игру враждебных чар; Мне на деле, не в...
  2. Ночью всем, кто не забыт, слышен даже самый дальний — и счастливый и печальный — шепот страсти и обид. Ночью дальше звук летит. Поезда стучат тревожней. У статьи пустопорожней ночью...
  3. Не небо — купол безвоздушный Над голой белизной домов, Как будто кто-то равнодушный С вещей и лиц совлек покров. И тьма — как будто тень от света, И свет —...
  4. Тут вливается Сена в очень мелкое море. Деревянная церковь в рыбацком Онфлере. Но — не своды, а ребра корабля кверху килем. Рыбаков потонувших не они ль отмолили?...
  5. На грязном небе выбиты лучами Зеленые буквы: «Шоколад и какао», И автомобили, как коты с придавленными хвостами, Неистово визжат: «Ах, мяу! мяу!» Черные деревья растрепанными метлами Вымели с неба нарумяненные...
  6. Свершился Страшный суд, и, взорами сверкая, Архангел души грешные увлек, Они неслись вослед за ним, рыдая, И краткий путь казался им далек. Остановился он пред черной бездной ада. «Вы не...
  7. За ночью ночь пусть опадает, Мой друг в луне Сидит и в зеркало глядится. А за окном свеча двоится И зеркало висит, как птица, Меж звезд и туч. «О, вспомни,...
  8. Сонные сонмы сомнамбул весны Сонно манят в осиянные сны. Четко ночами рокочут ручьи. Звучные речи ручья горячи. Плачут сирени под лунный рефрен. Очи хохочут песчаных сирен. Лунные плечи былинной волны....
  9. Ты не спишь? Разомкни Свой закованный взор, Там за гранью земли Есть престол лунных гор, И затеплился мир, Как уснувший сапфир… Что мне делать с тобой! Многожалой змеей Все пути...
  10. В ночи лазурной почивает Рим. Взошла луна и овладела им, И спящий град, безлюдно-величавый, Наполнила своей безмолвной славой… Как сладко дремлет Рим в ее лучах! Как с ней сроднился Рима...

Написанное в начале 1857 года произведение от первого лица идиллического жанра и лирического содержания. Состоит из четырёх четверостиший. Темой выбрано описание ночного небосклона и испытываемые перед ним ощущения наблюдателя. Сюжета как такового произведение не имеет, а настроение его скорее философское.

Стихотворение можно условно разделить на две части по два четверостишия. В начале описывается обстановка ночной природы, в которой происходит действие. Поэт устроился на ночлег у подножия стога сена. Небосвод чист, вокруг тишина и нет ни души – ничто не мешает наблюдать за хором светил, раскинувшимся вокруг. Во второй части внимание обращается к самому наблюдателю, к его переживаниям под впечатлением от представшей картины.

В произведении несколько раз используется метафора: звёзды, усыпавшие небо, сравниваются с хором, земля называется немой, словно смутный сон. Фет особо подчёркивает впечатление «глубины», полученное от наблюдаемого зрелища, словно небеса – это морская пучина. Несколько раз небо названо бездной, в которой всё невозвратнее «тонет» автор. Он будто повис над этой бездной, удерживаемый могучей дланью. Постепенно отходя ко сну, автор сомневается, он ли несётся навстречу сонму звёзд, или же это звёзды несутся к нему.

Главным впечатлением поэта осталось восхищение великолепием наблюдаемой картины мира. С «замираньем и смятеньем» он меряет глубину небосклона взглядом.

Теперь о формальной стороне стихотворения. Каждое четверостишие делится на два двустишия. На первую строку в каждом двустишии делается логическое ударение, а вторая менее акцентирована. Большая часть строк построены по схеме классического четырёхстопного ямба с двудольным размером, причём в конце акцентированных строк добавляется дополнительный, девятый слог. Четырёхстопный и двудольный он потому, что строка имеет четыре одинаковых последовательности из двух ударных и безударных слогов:

На сто – ге се – на но – чью ю(жной)

Лицом – ко тве – рди я – лежал.

Размер ямб означает, что в каждой из этих последовательностей ударение приходится на второй слог:

И хОр – светИл – живОй – и дрУ(жный)

КругОм – раскИ – нувшИсь – дрожАл.

Размер нарушен лишь в первой строке третьего трёхстишия. Таким образом автор сделал своеобразный переход от описания ночи к своим собственным переживаниям, заострив на этом переходе внимание слушателя.

Анализ стиха 2

Мир пейзажной лирики А. А. Фета – это удивительное сочетание пейзажных зарисовок и личных переживаний лирического героя.

В стихотворении «На стоге сена ночью южной» автор подчеркивает мысль о том, что без слияния природы с человеком он не может существовать. Взаимоотношения окружающего мира и героя начинаются с обычного прикосновения друг с другом. Любование поэтом красот родного края происходит в одиночестве. На фоне ночной завесы писатель погружается в безграничное мерцающее пространство, поддерживая еле ощутимую грань между реальным и таинственным мирами. Среди ночной мглы со стога сухой травы автор наслаждается видом небес, усыпанных бесконечным потоком звездной сыпи. Лирический герой делится с читателем мыслями о смысле бытия, которые не дают ему покоя. Он остается один на один с природой, чувствует себя частицей темной бесконечной бездны.

А. А. Фет наделяет природу признаками, характерными для человека, используя для этого олицетворения: «хор дрожал», «земля уносилась». Любовь и понимание законов природы привели к тому, что лирический герой достиг абсолютной душевной гармонии, раскрыл свой внутренний мир, будто увидел что-то новое в привычном, но загадочном своде звезд ночного неба.

Сравнения «хор светил», «земля как сон», «как первый житель рая» также придают развитие тексту, оживляя образы, которые становятся вспомогательными в определении темы и основной мысли стихотворения. Состояние героя близко многим, так как каждому человеку доступен и стог сена, и ночное время суток. Тем более, если человек не равнодушен к природе, к любым ее проявлениям, наверняка может испытать подобное эмоциональное состояние и глубину размышлений. Эпитеты «земля немая», «смутный сон» позволяют говорить о том, что поэт не ощущает в этот момент реальности, только пространство вверху, наполненное иным смыслом, имеющим высокое значение.

Стихотворение настраивает на оптимистичный лад. Чувствуется жизнелюбие и неравнодушие его ко всему живому вокруг. Авторская позиция понятна. Через обращение к явлениям природы, то есть при обыкновенном приближении к небу, уединении с природой человек способен вступить в диалог с окружающим миром, погружаясь в философию жизни, раскрывая свои сокровенные мысли о вечном. В подобные моменты приходит понимание того, что за привычными вещами скрывается тайна, которая связана с такими понятиями, как вечность и мимолетность, жизнь и смерть. Ничто не вечно, но каждый такой миг бесценен.

Поэт растворяется в безмолвии, в кромешной мгле, которая не имеет границ. Он признается, что настолько велико влияние глубины небес, что он испытывает настоящую радость о соприкосновении с этой гранью, и колебания («И с замираньем и смятеньем»). При этом осознает, что это неизбежно, в душе будто благодаря Бога за момент просветления.

На первый план во время прочтения стихотворения выходит восхищение роскошным пейзажем, доступны каждому читателю, но способному по-разному воспринять новизну переживаний в ночной период времени на лоне природы.

Анализ стихотворения На стоге сена ночью южной по плану

Афанасий Афанасьевич Фет – человек необычный и самобытный. Недаром про него много критиков писали, что пишет он весьма экзотично, и что не каждый сможет понять его смысл стихов. Его произведение «Поэтам» было написано в 1890 году пятого июня

  • Анализ стихотворения Пушкина Бесы 6, 9 класс

    Одно из знаменитых стихотворений великого русского писателя Пушкина Александра Сергеевича Бесы с самого начала отличается своей многоплановостью и разносторонностью.

  • ← Вернуться

    ×
    Вступай в сообщество «tvmoon.ru»!
    ВКонтакте:
    Я уже подписан на сообщество «tvmoon.ru»