В чем необычность композиции герой нашего времени. Особенности композиции романа. Как соотносятся сюжет и фабула в романе

Подписаться
Вступай в сообщество «tvmoon.ru»!
ВКонтакте:

Критики определили жанр «Героя нашего времени» как психологический роман . При написании этого произведения М. Ю. Лермонтов ставил целью показать «историю души человеческой», раскрыть внутренний мир главного героя. Работу над романом М. Ю. Лермонтов начал под впечатлением своей первой ссылки на Кавказ. Сначала были написаны отдельные повести, которые выходили в печать по мере написания: «Бэла», «Фаталист» были опубликованы в журнале «Отечественные записки» в 1839 году, следом вышла в свет повесть «Тамань». Позже все пять повестей: «Бэла», «Максим Максимыч», «Тамань», «Княжна Мери», «Фаталист» - были объединены в роман под заглавием «Герой нашего времени».

Критики, читатели неоднозначно восприняли образ главного героя: одни считали Печорина карикатурой на современного человека, а сам роман - безнравственным; другие - что образ Печорина - портрет самого автора. М. Ю. Лермонтов вынужден был написать предисловие ко второму изданию, в котором прокомментировал свое восприятие героя и объяснил свои творческие принципы. Автор пишет, что основной его принцип при написании романа - следование правде жизни и критическая оценка героя.

Повести, из которых составлен «Герой нашего времени», расположены в определенной последовательности. Сделано это было с определенной целью: автор постепенно погружает читателя во внутренний мир главного героя, раскрывает его характер.

В произведении три рассказчика. В повести «Бэла» мы видим Печорина глазами Максима Максимыча, штабс-капитана, который отмечает «странности» в поведении Григория Александровича, эгоистичность, загадочность. В «Максиме Максимыче» роль рассказчика отдана странствующему офицеру - человеку, более близкому по мироощущению и социальному положению к герою. Он отмечает в облике Печорина черты сильной, но внутренне одинокой личности. В последующих трех повестях - «Тамань», «Княжна Мери», «Фаталист» - в роли рассказчика уже сам Печорин, который повествует о своих приключениях в приморском городишке, о пребывании в Пятигорске, о происшествии в казачьей станице. Читатель узнает о чувствах, переживаниях героя из уст самого героя, который беспристрастно анализирует свои поступки, свое поведение, побуждения. Впервые в русской литературе было уделено большое внимание не событиям, а именно «диалектике души», и показать все «движения души» Печорина позволяет форма дневниковой исповеди. Сам герой признает, что его душе знакомы такие чувства, как зависть, жалость, любовь, ненависть. Но рассудок все же преобладает над чувствами: это мы видим в сцене погони за Верой.

Автор показывает героя в различных жизненных ситуациях, окружает самыми разными персонажами (Печорин среди горцев, в кругу «честных контрабандистов» и «водяного общества»). Я считаю, что это исключительный и одновременно типичный герой того времени: он ищет любви, но сам несет лишь страдания и даже смерть; это человек, живущий сложной духовной жизнью, но абсолютно бездейственный или растрачивающий энергию на пустяки; сознающий свои пороки и безжалостно осуждающий их в других людях; человек, который, по словам В. Г. Белинского, «бешено гоняется...за жизнью, ища ее повсюду» и в то же время ищет смерти.


«Герой нашего времени»: роман или сборник новелл?

Роман Лермонтова «Герой нашего времени» создан на стыке двух художественных методов: романтизма и реализма. Согласно романтическим канонам образ главного героя разработан глубоко и противостоит всем прочим персонажам. Вся система образов выстроена так, что под разными углами зрения высвечивается центральный персонаж. Каждый герой наделен сложным характером. Это вполне реалистические образы.

Само название романа «Герой нашего времени» говорит о том, что автор рассматривает личность в контексте общества и эпохи. «Герой нашего времени» - социально-психологический, философский роман. Конфликт личности и общества здесь острее, чем в «Евгении Онегине». Печорин «бешено гоняется за жизнью», но ничего от нее не получает. Конфликт воплотился не только в типическом показе личности, но и в изображении представителей «водяного общества», их жизни, развлечений.

С каждым героем у Печорина складываются свои отношения. Он стремится любыми средствами прорваться за внешнюю маску героев, увидеть их истинные лица, понять, на что каждый из них способен" Печорин противостоит ненавидящему его «водяному обществу», стреляется с Грушницким, вмешивается в жизнь «мирных контрабан­дистов», влюбляет в себя юную Бэлу, дочь мирного князя.

История взаимоотношений Печорина и Вернера полна драматизма. Это история несостоявшейся дружбы людей духовно и интеллектуально близких.

В отношениях с Верой Печорин наиболее противоречив, здесь доведены до максимума, до высшего накала те силы, которые определяют все его связи с людьми.

Проблема личности раскрывается в психологическом плане через психологический портрет, построенный на антитезах и оксюморонах («...пыльный бархатный сюртучок его позволял разглядеть ослепительно чистое белье», глаза «не смеялись, когда он смеялся»), через самоанализ, через внутренние монологи («Я иногда себя презираю... не оттого ли я презираю и других?..», «.. .зачем я жил? Для какой цели я родился?.. А, верно, она существовала, и, верно, было мне назначение высокое...»)

Без философского аспекта романа нельзя понять ни смысла эпохи, ни сути образа главного героя. «Журнал Печорина» наполнен размышлениями о смысле жизни, о взаимоотношениях личности и общества, о месте человека в череде поколений, о вере и безверии, о судьбе. Композиционно эту тему завершает глава «Фаталист», насыщенная философской проблематикой.

Основная черта характера Печорина - рефлексия. Он постоянно анализирует свои мысли, поступки, желания, пытается раскрыть корни добра и зла в одном человеке. Но рефлексия Печорина гипертрофирована, она уродует душу, искажает развитие личности, делает и героя, и тех, с кем его сводит судьба, несчастными.

Своеобразие романа заключается в том, что, несмотря на то, что части различаются в жанровом отношении, роман не распадается и не представляет собой сборник новелл, так как все части объединены одним главным героем; раскрываются характеры героев от внешнего к внутреннему, от следствия к причине, от эпического через психологическое к философскому.

Другие материалы по творчеству Лермонтов М.Ю.

  • Краткое содержание поэмы "Демон: восточная повесть" Лермонтова М.Ю. по главах (частях)
  • Идейно-художественное своеобразие поэмы "Мцыри" Лермонтова М.Ю.
  • Идейно-художественное своеобразие произведения "Песня про царя Ивана Васильевича, молодого опричника и удалого купца Калашникова" Лермонтова М.Ю.
  • Краткое содержание "Песня про царя Ивана Васильевича, молодого опричника и удалого купца Калашникова" Лермонтова М.Ю.
  • «Пафос поэзии Лермонтова заключается в нравственных вопросах о судьбе и правах человеческой личности» В.Г. Белинский

М. Ю. Лермонтов писал, что в романе «Герой нашего времени» он хотел исследовать «историю души человеческой», которая «едва ли не любопытнее и не полезнее истории целого народа». Этой цели подчинена вся сюжетно-композиционная структура произведения.

«Герой нашего времени» включает в себя пять повестей, каждая из которых рассказывает о какой-либо необыкновенной истории в жизни Печорина. Причем в расположении по вестей («Бэла», «Максим Максимыч», «Тамань», «Княжна Мери», «Фаталист») Лермонтов нарушает жизненную хронологию эпизодов романа. В действительности же события происходили в следующем порядке: встреча Печорина с контрабандистами в Тамани («Тамань»); жизнь героя в Пятигорске, его роман с княжной Мери, дуэль с Грушницким («Княжна Мери»); пребывание Григория Александровича в крепости N (в это же время происходит история с Бэлой) («Бэла»); двухнедельная поездка Печорина в казачью станицу, спор с Вули-чем о предопределении, а затем вновь возвращение в крепость («Фаталист»); встреча с Максимом Максимычем по пути в Персию («Максим Максимыч»); смерть Печорина (Предисловие к «Журналу Печорина»).

Таким образом, Лермонтов завершает роман не смертью героя, а тем эпизодом, где Печорин, подвергаясь смертельной опасности, все же избежал смерти. Более того, в повести «Фаталист» герой ставит под сомнение существование предопределения, судьбы, отдавая приоритет собственным силам и интеллекту. Таким образом, писатель не снимает с Печорина ответственности за все совершенные им поступки, включая и те, которые он совершил после пребывания в казачьей станице. Однако Лермонтов говорит об этом в конце романа, когда читателям уже известна история с Бэлой, когда они прочли о встрече героя со штабс-капитаном. Как же объяснить такое несоответствие?

Дело в том, что характер Печорина статичен, в романе не представлена эволюция героя, его духовный рост, мы не видим происходящих с ним внутренних изменений. Лермонтов лишь варьирует жизненные ситуации и проводит по ним своего героя.

Благодаря специфической композиции Лермонтов изображает героя в «тройном восприятии»: сначала глазами Максим Максимыча, потом издателя, затем Печорин сам рассказывает о себе в своем дневнике. Подобный прием использовал А. С. Пушкин в новелле «Выстрел». Смысл подобной композиции состоит в постепенном раскрытии характера героя (от внешнего к внутреннему), когда автор вначале заинтриговывает читателя необычностью ситуаций, поступков героя, а затем открывает мотивы его поведения.

Сначала мы узнаем о Печорине из разговора издателя с Максимом Максимычем. Издатель едет «на перекладных из Тифлиса». В повести «Бэла» он описывает свои дорожные впечатления, красоту природы. Попутчиком его становится штабс-капитан, давно служивший на Кавказе. Максим Максимыч и рассказывает попутчику историю с Бэлой. Таким образом, «авантюрная новелла оказывается входящей в «путешествие», и наоборот — «путешествие» входит в новеллу как тормозящий ее изложение элемент».

Рассказ штабс-капитана, таким образом, перемежается его замечаниями, репликами слушателя, пейзажами, описанием трудностей пути героев. Такое «торможение» сюжета «основной истории» писатель предпринимает для того, чтобы еще сильнее заинтриговать читателя, чтобы середина и финал повести были резко контрастны.

«Кавказская история» Печорина дается в восприятии Максима Максимыча, который давно знаком с Печориным, любит его, однако совершенно не понимает его поведения. Штабс-капитан простодушен, духовные запросы его невелики — внутренний мир Печорина для него непостижим. Отсюда — странность, загадочность Печорина, невероятность его поступков. Отсюда и особая поэтичность повествования. Как замечает Белинский, штабс-капитан «рассказал ее по-своему, своим языком; но от этого она не только ничего не потеряла, но бесконечно много выиграла. Добрый Максим Максимыч, сам того не зная, сделался поэтом, так что в каждом слове его, в каждом выражении заключается бесконечный мир поэзии».

В «Бэле» перед нами предстает мир горцев — сильных, бесстрашных людей, с дикими нравами, обычаями, но целостными характерами и чувствами. На их фоне становится заметной противоречивость сознания героя, мучительная раздвоенность его натуры. Но здесь становится особенно заметной и жестокость Печорина. Черкесы в «Бэле» также жестоки. Но для них такое поведение является «нормой»: оно соответствует их обычаям, темпераменту. Справедливость поступков горцев признает даже Максим Максимыч. Печорин же — образованный, воспитанный молодой человек, обладающий глубоким, аналитическим умом. В этом смысле для него подобное поведение противоестественно.

Однако штабс-капитан никогда не критикует Печорина, хотя в душе нередко осуждает его. Максим Максимыч воплощает здесь мораль здравого смысла, «который прощает зло везде, где видит его необходимость или невозможность его уничтожения» (Лермонтов «Герой нашего времени»). Однако для Лермонтова подобное поведение — духовная ограниченность штабс-капитана. За рассуждениями «издателя», пораженного гибкостью ума и здравым смыслом русского человека, угадывается мысль самого автора о необходимости бороться со злом, невзирая на какие-либо посторонние условия.

Повесть «Бэла» является своеобразной экспозицией в раскрытии образа Печорина. Здесь мы впервые узнаем о герое и его жизненных обстоятельствах, его воспитании, образе жизни.

Далее о герое рассказывает «издатель», проезжий офицер и литератор. В восприятии «издателя» даны встреча Печорина с Максимом Максимычем и подробный психологический портрет героя (повесть «Максим Максимыч»),

В этой повести практически ничего не происходит — здесь нет того сюжетного динамизма, который присутствует в «Бэле» и «Тамани». Однако именно здесь начинает раскрываться психология героя. Думается, эту повесть можно считать завязкой в раскрытии образа Печорина.

«Тамань» — история взаимоотношений Печорина с «честными контрабандистами». Как и в «Бэле», Лермонтов вновь помещает героя в чуждую для него среду — мир простых, грубых людей, контрабандистов. Однако романтический мотив здесь (любовь цивилизованного героя и «дикарки») почти что пародируется: Лермонтов очень быстро обнажает истинный характер отношений Печорина и «ундины». Как замечает Б. М. Эйхенбаум, «в „Тамани" снимается налет наивного „руссоизма", который может почудиться читателю в „Бэле"».

Красавица-ундина из дикого, свободного, романтического мира оказывается помощницей контрабандистов. Она по-мужски решительна и коварна: Печорину чудом удается избежать смерти в схватке с ней. Таким образом, мир природы и цивилизации вновь оказываются несовместимыми у Лермонтова. Однако в определенном смысле повесть восстанавливает смысловое равновесие в романе. Если в «Бэле» Печорин грубо вторгается в мерный ход жизни горцев и разрушает его, «оскорбляя» в их лице саму природу, то в «Тамани» «природный мир» не желает больше терпеть вмешательств извне и едва не забирает жизнь Печорина.

Как и в «Бэле», в «Тамани» герой сопоставляется с окружающими персонажами. Храбрость и удаль соседствуют в характерах контрабандистов с бессердечием и жестокостью. Снявшись с постоянного места, они бросают на произвол судьбы слепого мальчика, несчастную старуху. Жизнь человеческая в их глазах не имеет никакой ценности: ундина могла бы с легкостью утопить Печорина, если бы он не оказывал сопротивления. Но черты эти в героях психологически мотивированы и оправданы их «дикой, бесприютной жизнью», принадлежностью к «преступному миру», постоянной угрозой опасности, постоянной борьбой за выживание.

Но, отмечая храбрость и бессердечие в характере Печорина, мы не находим в его жизни подобных мотивировок. Для контрабандистов (как и для горцев в «Бэле») такое поведение — «норма». Для Печорина оно противоестественно.

Следующая часть повествования, «Княжна Мери», напоминает нам светскую повесть и психологический роман одновременно. Печорин здесь изображен в окружении людей своего круга — светской аристократии, собравшейся на водах. Как замечает Б. М. Эйхенбаум, после фиаско Печорина, которое он потерпел в Тамани, он «оставляет мир дикарок» и возвращается в гораздо более привычный и безопасный для него мир «знатных барышень и барынь».

С этим обществом героя многое объединяет, хотя он и не хочет признавать этого. Так, Печорин прекрасно ориентируется в мире интриг, сплетен, клеветы и фарса. Он не только разоблачает заговор против себя, но и наказывает его инициатора — убивает на дуэли Грушницкого. От скуки Печорин начинает ухаживать за княжной Мери, но, добившись ее любви, откровенно признается ей в собственном равнодушии. В Кисловодске появляется Вера, единственная женщина, которую Печорин «никогда не смог бы обмануть», но и ей он не может дать счастья.

Несостоятельность в любви — в русской литературе едва ли не самая яркая и многозначительная характеристика персонажа, являющаяся предпосылкой несостоятельности жизненной позиции героя. Печорин нравственно несостоятелен, и в повести «Княжна Мери» он задумывается об этом, анализирует собственный характер, свои мысли и чувства. Повесть является кульминационной в понимании образа Печорина. Именно здесь он раскрывает свою психологию, свои жизненные установки.

Перед дуэлью с Грушницким он размышляет о смысле собственной жизни и не находит его: «Зачем я жил? для какой цели я родился?.. А верно, она существовала, и, верно, было мне назначенье высокое, потому что я чувствую в душе моей силы необъятные, но я не угадал этого назначенья, я увлекся приманками страстей пустых и неблагодарных; из горнила их я вышел тверд и холоден, как железо, но утратил навеки пыл благородных стремлений, лучший цвет жизни...».

«Княжна Мери» в определенном смысле является и развязкой в сюжетной линии Печорина: здесь он доводит до логического завершения особенно важные для него человеческие связи: убивает Грушницкого, открыто объясняется с Мери, порывает с Вернером, расстается с Верой.

Кроме того, стоит отметить схожесть сюжетных ситуаций трех повестей — «Бэлы», «Тамани» и «Княжны Мери». В каждой из них возникает любовный треугольник: он — она — соперник. Таким образом, стремясь избежать скуки, Печорин попадает в похожие жизненные ситуации.

Последняя повесть, завершающая роман, носит название «Фаталист». В раскрытии образа Печорина она играет роль эпилога. Лермонтов поднимает здесь философскую проблему судьбы, рока, фатума.

Вулич погибает в повести, как и предсказал Печорин, и это наводит на мысль о том, что предопределение существует. Но вот Печорин сам решил испытать судьбу и остался жив, мысли героя уже более оптимистичны: « ..как часто мы принимает за убеждение обман чувств или промах рассудка!... Я люблю сомневаться во всем: это расположение ума не мешает решительности характера — напротив, что до меня касается, то я всегда смелее иду вперед, когда не знаю, что меня ожидает».

Таким образом, завершение «Героя нашего времени» философской повестью многозначительно. Печорин часто творит зло, прекрасно сознавая истинный смысл своих поступков. Однако «идеология» героя разрешает ему подобное поведение. Сам же Печорин склонен объяснять свои пороки злым роком или судьбой, жизненными обстоятельствами и т. д. «С тех пор, как я живу и действую, — замечает герой, — судьба как-то всегда приводила меня к развязке чужих драм, как будто без меня никто не мог ни умереть, ни прийти в отчаяние. Я был как необходимое лицо пятого акта: невольно я разыгрывал жалкую роль палача или предателя». Лермонтов же не снимает с Печорина ответственности за его поступки, признавая автономность свободной воли героя, его возможность выбора между добром и злом.

Таким образом, роман проникнут единством мысли. Как отмечал Белинский, «линия круга возвращается в точку, из которой вышла»1. Основная идея романа — вопрос о внутреннем человеке, о его поступках и наклонностях, мыслях и чувствах и причинах, породивших их.

Начинается роман с того, что Илья Ильич весь день лежит в халате на диване в грязной комнате и перебранивается со своим слугой Захаром.

«По стенам, около картин лепилась в виде фестонов паутина, напитанная пылью, зеркала, вместо того чтобы отражать предметы, могли быть скорее для записывания на них по пыли, каких-нибудь заметок на память… на столе редкое утро не стояла не убранная от вчерашнего ужина тарелка с солонкой и обглоданной косточкой да не валялись хлебные крошки. Если бы не эта тарелка, да не прислоненная к постели только что выкуренная трубка, или не сам хозяин, лежащий на ней, то можно было бы подумать, что здесь никто не живет, так все запылилось, полиняло, и вообще лишено было следов человеческого присутствия».

Из деревни от старосты идут тревожные письма – доход от имения все уменьшается и уменьшается. Илья Ильич строит грандиозные планы всяческих преобразований в своем имении, но для их осуществления нужно по крайней мере встать с постели.

«Он уже приподнялся со своего ложа и чуть было не встал, поглядывая на туфли, он даже начал спускать к ним одну ногу с постели, но тотчас же подобрал ее». Да и зачем вставать, бумаги нет, чернила засохли, а письмо от старосты затеряно.

Также изображается «галерея типов», все эти герои приходят один за другим к Обломову. У них в основном «говорящие» фамилии. У Обломова на все, что он слышит от них, однотипная реакция: их стремления кажутся ему «суетой», они все - «несчастными». Затем описывается положение героя на момент повествования: взаимоотношения с Захаром, дается экспозиция, воссоздающая более ранние этапы жизни Обломова, помогающая понять психологические истоки его теперешнего состояния. «Сон Обломова», опубликованный отдельно до завершения всего романа, обладает композиционной самостоятельностью и законченностью мысли. Содержание сна можно отнести и к нему лично, и ко всей старой дворянской России, символом которой является Обломовка. Этот сон занимает в идейном отношении, может быть, центральное место в романе, так как показывает, что стоит за понятием «обломовщина» - ключевым словом в романе.
Вот такому одному обычному дню Ильи Ильича посвящена 1 часть романа. Жизнь эта ограничена пределами комнаты, в которой лежит и спит Обломов. Внешне здесь происходит мало событий, но картина полна движения: изменяется душевное состояние героя; через предметы быта угадывается характер Обломова.

Заканчивается первая часть появлением Штольца - это появление производит впечатление завязки. Подобные композиционные приемы вообще характерны для романа: конец очередной части или начало следующей ознаменованы появлением какого-либо персонажа, по видимости меняющим всю картину. Однако в действительности после этого ничего не меняется, развития действия не происходит. Такая композиция, полная «ложных ходов», соответствует содержанию романа: Обломов постоянно говорит и думает о том, как начать новую жизнь, и даже делает попытки в этом направлении, но они ни к чему не приводят.



Любовная тема включает несколько важных моментов, которые можно лишь условно назвать кульминационными: например, письмо Обломова и последующее объяснение с Ольгой (конец второй части), за которым следует еще несколько встреч и объяснений. Это своего рода растянутая кульминация, которую трудно даже назвать кульминацией - жизнь героев проходит в ожидании перемен, они считают себя женихом и невестой, в то время как уже произошла встреча Обломова с вдовой Пшеницыной и у него постепенно меняется настроение. Все еще думая, что хочет жениться на Ольге, Обломов чувствует, что инерция жизни побеждает, ему не хочется делать усилия, которых от него требует Ольга, да и тот образ жизни, который представляется ей идеалом, совсем не то, о чем мечталось самому Обломову. Посещение Обломова Ольгой в VII главе выглядит как своего рода кульминационное объяснение, когда Обломов клянется в любви и в твердых намерениях быть вечно с Ольгой и начать новую жизнь. Однако это лишь очередной «обманный ход»; сама Ольга уже не слишком верит в то, что этот разговор может оказаться переломным в их отношениях и действительно начнется новая жизнь («Нежен, нежен, нежен», - мысленно твердила Ольга, но со вздохом, не как, бывало, в парке, и погрузилась в глубокую задумчивость»).
Наконец, очередная встреча с Ольгой в конце третьей части (глава XI) неожиданно оказывается развязкой их любовного конфликта: становится ясно, что они расстаются, но эта развязка не вызвана какими-то кульминационными событиями, она как бы медленно подготовлена всем ходом обломовской жизни. Начало четвертой части выглядит как эпилог по отношению к завершившемуся на глазах читателя любовному сюжету: «Год прошел со времени болезни Ильи Ильича». Однако оказывается, что именно теперь наступает настоящее, поворотное изменение в жизни героя - сближение с вдовой Пшеницыной.
Композиционно выглядит как новый сюжет, но начинается он исподволь, незаметно для самого героя. Две любовные истории, таким образом, перекрываются, накладываются одна на другую. Существенно, что любовная линия «Обломов - Пшеницына» рисуется совсем иными средствами, чем линия «Обломов - Ольга». Столь важные события в жизни героя, как союз с Агафьей Матвеевной, и даже рождение сына - не описываются так подробно и последовательно, как встречи и разговоры с Ольгой, - обо всех этих переменах читатель узнает уже постфактум. Получается, что после большого сюжета (где была юность, учеба, служба, петербургская жизнь, Ольга и все прочее) Обломов теперь участвует в некоем новом, малом, сюжете, который единственно подходит для него. Именно это (в противоположность утопическим планам брака с Ольгой) становится началом его новой жизни, которая одновременно является продолжением жизни в Обломовке.
Фраза «Вдруг все это переменилось» выглядит как завязка. За этим следует сообщение об апоплексическом ударе, перенесенном Ильёй Ильичом, после которого Агафья Матвеевна переменила режим и распорядок дня в доме.
Приезд Штольца и последнее объяснение его с Обломовым кажется кульминационным событием в этом сюжете. После этой встречи становится понятно, что больше изменений и событий в жизни героя не последует. Поэтому смерть Обломова, которую можно считать развязкой и этой новой истории, и всего романа, хотя и закономерна, но тоже не вызвана никакими конкретными событиями, а просто жизнь его идет к закату.
Композиция романа, таким образом, чрезвычайно своеобразна и уникальна в русской литературе.
Композиция сюжета выглядит растянутой, нединамичной, осложнена и нагружена параллельными сюжетными линиями, деталями. Добролюбов пишет, что как раз эти композиционные вставки, которые замедляют действие (например, «Сон Обломова»), имеют важнейшее значение в романе. Возможно, именно такая композиция, несмотря на упреки некоторых критиков, в большей степени соответствует авторской идее, служит задаче ее выражения. Композиция «Обломова» интересна даже своим несовершенством, своей расплывчатостью, соответствующей характеру главного героя.



Гончаров – мастер детали дает подробное описание кабинета, любимых вещей И. Обломова: туфель, халата. Через детали показана комичность положения; внутренние переживания Обломова показаны через туфли и халат – привязанность к вещам, зависимость от них. Но нельзя сказать, что только этим исчерпывается характер героя. Обломов не только комический герой, но за юмористическими эпизодами проскальзывают глубокие драматические начала. Через внутренние монологи мы узнаем, что Обломов – живой и сложный человек.

Антиподом Обломову является его приятель, обрусевший немец Андрей Штольц. Он упорен, трудолюбив, всем достигнутым в жизни обязан только себе, крепок и надежен, но сам писатель признавал, что образ Штольца «бледен, нереален, не живой, а просто идея». Рациональный, практичный человек расчетливый, коммуникабельный, стремится к деловым связям. В отличие от Обломова он энергичный, деятельный человек, постоянно трудится. Но никаких идеалов широких – нет, что практика направлена на личное преуспевание.

Именно Штольц в виде искушения подсовывает Обломову – Ольгу Ильинскую для того, чтобы поднять с кровати лежебоку - Обломова, вытащить его в большой свет. Ольга Ильинская привлекательна (особенно глаза), хорошо сложена, умна, рассудительна. В конце романа Ольга, окруженная комфортом, испытывает тоску и грусть. Штольц ее не понимает.

Проблематика.

1. Социальные проблемы.

2. Нравственные

3. Философские.

Роман проникнут «иронией отчаяния». Почему, если человек тонок и глубок, он плохо приспособлен к суровой действительности. Почему у тех, кто занят делом, чувства и восприятие проще и грубее. Роман «Обломов» - антикрепостнический роман.

Вопросы

1. Как характер И.А. Гончарова отразился на его творчестве?

2. Какие факты биографии писателя нашли свое отражение в его произведениях?

3. В чем заключается особенность Гончарова-художника?

4. В чем вы видите историко-философский смысл романа?

5. В чем состоит особенность композиции романа?

6. Какие детали использует Гончаров для раскрытия образа Обломова?

7. Каков композиционный смысл изображения многочисленных гостей Обломова? Почему автор делает их представителями разных социальных слоев?

8. Было ли возможно счастье Ольги и Обломова? За что она полюбила героя? И полюбила ли?

9. Антиподы ли Обломов и Штольц?

Вступление

Композиция - это одно из важнейших средств, при помощи которых писатель изобретает интересующие его явления жизни так, как он их понимает, и характеризует действующих лиц произведения.

Идейная задача автора обусловило и своеобразное построение романа. Особенностью его является нарушение хронологической последовательности событий, о котором рассказывается в романе. Роман состоит из пяти частей, пяти повестей, имеющих каждая свой жанр, свой сюжет и свое заглавие.

«Максим Максимыч»

«Тамань»

«Княжна Мери»

«Фаталист»

Герой, который объединяет все эти повести в нечто цельное, в единый роман,- Григорий Александрович Печорин. Если расположить историю его жизни, изобретаемую в романе, в определенной последовательности, получится следующее.

Бывший гвардейский офицер, за что - то переведенный на Кавказ, Печорин едет к месту своего наказания. По дороге он заезжает в Тамань. Здесь с ним случилось приключение, о котором рассказывается в повести «Тамань».

Отсюда он приезжает в Пятигорск («Княжна Мери»). За дуэль с Грушницким он сослан на службу в крепость. Во время его службы в крепости происходят события, рассказанные в повестях «Бэла» и «Фаталист». Проходит несколько лет. Печорин, вышедший в отставку, уезжает в Персию. По дороге туда он встречается последний раз с Максимом Максимычем («Максим Максимыч»).

Расположение частей романа должно быть таким:

«Тамань»

«Княжна Мери»

«Фаталист»

«Максим Максимыч»

И мне захотелось разобраться: почему М.Ю. Лермонтов совсем по-другому построил свой роман, почему расположил главы совершенно в другом порядке какие цели ставил перед собой автор, какова идея романа.

Композиционное и художественное своеобразие романа "Герой нашего времени"

В 1839 году в третьем номере журнала "Отечественные записки" была опубликована повесть Михаила Лермонтова "Бэла". Затем, в одиннадцатом номере появилась повесть "Фаталист" и во второй книжке журнала за 1840 год - "Тамань". В том же 1840 году уже известные читателю три новеллы, повествующие о различных эпизодах жизни некоего Печорина, вышли в печати как главы романа "Герой нашего времени". Критика встретила новое произведение неоднозначно: завязалась острая полемика. Наряду с бурными восторгами "неистового Виссариона" - Белинского, назвавшего роман Лермонтова произведением, представляющим "совершенно новый мир искусства", увидевшего в нем "глубокое знание человеческого сердца и современного общества", "богатство содержания и оригинальность", в печати зазвучали голоса критиков, абсолютно не принявших роман. Образ Печорина показался им клеветнической карикатурой, подражанием западным образцам. Понравился противникам Лермонтова лишь "истинно русский" Максим Максимыч. Показательно, что абсолютно так же оценил "Героя..." и император Николай I. Сам он объяснял, что, начав читать роман, было, обрадовался, решив, что именно Максим Максимыч и есть "герой нашего времени". Однако, обнаружив в дальнейшем свою ошибку, очень на автора негодовал. Реакция критики заставила Лермонтова при переиздании дополнить роман авторским предисловием и предисловием к "Журналу Печорина". Оба эти предисловия играют важную, определяющую роль в произведении: выявляют максимально объемно авторскую позицию и дают ключ к разгадке лермонтовского метода познания действительности. Композиционная сложность романа неразрывно связана с психологической сложностью образа главного героя.

Неоднозначность характера Печорина, противоречивость этого образа выявлялась не только в исследовании самого его духовного мира, но и в соотнесении героя с остальными персонажами. Автор заставляет читателя постоянно сопоставлять главного героя с теми, кто его окружает. Таким образом, было найдено композиционное решение романа, согласно которому читатель постепенно приближается к герою.

Опубликовав сначала вразбивку три повести, которые в окончательном варианте романа не являлись даже главами одной части, Лермонтов "сделал заявку" на произведение, по жанру родственное "Евгению Онегину". В "Посвящении" Пушкин назвал свой роман "собраньем пестрых глав". Это подчеркивало доминанту авторской воли в изложении событий: повествование подчиняется не только и не столько последовательности происходящего, сколько его значимости; эпизоды выбираются не по остроте сюжетных коллизий, но по психологической насыщенности. Задуманный Лермонтовым как "длинная цепь повестей" роман предполагал ту же, что и у Пушкина, художественную задачу. И вместе с тем "Герой нашего времени" создает в русской литературе особый, абсолютно новый тип романа, легко и органично сочетающий в себе черты традиционных романных жанров (нравоописательного, авантюрного, личного) и черты "малых жанров", широко распространенных в русской литературе в 30-х годах: путевого очерка, рассказа на бивуаке, светской повести, кавказской новеллы. Как отмечал Б. Эйхенбаум, ""Герой нашего времени" явился выходом за пределы этих малых жанров по пути к объединяющему их жанру романа".

Композиция романа подчинена логике раскрытия образа главного героя. В. Набоков в "Предисловии к "Герою нашего времени" писал о расположении новелл: "В первых двух - "Бэла" и "Максим Максимыч" - автор, или, говоря точнее, герой-рассказчик, любознательный путешественник, описывает свою поездку на Кавказ по Военно-Грузинской дороге в 1837 году или около того. Это Рассказчик 1. Выехав из Тифлиса в северном направлении, он знакомится в пути со старым воякой по имени Максим Максимыч. Какое-то время они путешествуют вместе, и Максим Максимыч сообщает Рассказчику 1 о некоем Григории Александровиче Печорине, который, тому пять лет, неся военную службу в Чечне, севернее Дагестана, однажды умыкнул черкешенку. Максим Максимыч - это Рассказчик 2, и история его называется "Бэла". При следующем своем дорожном свидании ("Максим Максимыч") Рассказчик 1 и Рассказчик 2 встречают самого Печорина. Последний становится Рассказчиком 3 - ведь еще три истории будут взяты из журнала Печорина, который Рассказчик 1 опубликует посмертно. Внимательный читатель отметит, что весь фокус подобной композиции состоит в том, чтобы раз за разом приближать к нам Печорина, пока, наконец, он сам не заговорит с нами, но к тому времени его уже не будет в живых. В первом рассказе Печорин находится от читателя на "троюродном" расстоянии, поскольку мы узнаем о нем со слов Максима Максимыча да еще в передаче Рассказчика 1. Во второй истории Рассказчик 2 как бы самоустраняется, и Рассказчик 1 получает возможность увидеть Печорина собственными глазами. С каким трогательным нетерпением спешил Максим Максимыч предъявить своего героя в натуре. И вот перед нами три последних рассказа; теперь, когда Рассказчик 1 и Рассказчик 2 отошли в сторону, мы оказываемся с Печориным лицом к лицу.

Из-за такой спиральной композиции временная последовательность оказывается как бы размытой. Рассказы наплывают, разворачиваются перед нами, то все как на ладони, то словно в дымке, а то вдруг, отступив, появятся вновь уже в ином ракурсе или освещении, подобно тому, как для путешественника открывается из ущелья вид на пять вершин Кавказского хребта. Этот путешественник - Лермонтов, а не Печорин. Пять рассказов располагаются друг за другом в том порядке, в каком события становятся достоянием Рассказчика 1, однако хронология их иная; в общих чертах она выглядит так:

Около 1830 года офицер Печорин, следуя по казенной надобности из Санкт-Петербурга на Кавказ в действующий отряд, останавливается в приморском городке Тамань (порт, отделенный от северо-восточной оконечности полуострова Крым нешироким проливом). История, которая с ним там приключилась, составляет сюжет "Тамани", третьего по счету рассказа в романе.

В действующем отряде Печорин принимает участие в стычках с горскими племенами и через некоторое время, 10 мая 1832 года, приезжает отдохнуть на воды, в Пятигорск. В Пятигорске, а также в Кисловодске, близлежащем курорте, он становится участником драматических событий, приводящих к тому, что 17 июня он убивает на дуэли офицера. Обо всем этом он повествует в четвертом рассказе - "Княжна Мери".

19 июня по приказу военного командования Печорин переводится в крепость, расположенную в Чеченском крае, в северо-восточной части Кавказа, куда он прибывает только осенью (причины задержки не объяснены). Там он знакомится со штабс-капитаном Максимом Максимычем. Об этом Рассказчик 1 узнает от Рассказчика 2 в "Бэле",с которой начинается роман.

В декабре того же года (1832) Печорин уезжает на две недели из крепости в казачью станицу севернее Терека, где приключается история, описанная им в пятом, последнем рассказе - "Фаталист".

Весною 1833 года он умыкает черкесскую девушку, которую спустя четыре с половиной месяца убивает разбойник Казбич. В декабре того же года Печорин уезжает в Грузию и в скором времени возвращается в Петербург. Об этом мы узнаем в "Бэле".

Проходит около четырех лет, и осенью 1837 года Рассказчик 1 и Рассказчик 2, держа путь на север, делают остановку во Владикавказе и там встречают Печорина, который уже опять на Кавказе, проездом в Персию. Об этом повествует Рассказчик 1 в "Максиме Максимыче", втором рассказе цикла.

В 1838 или 1839 году, возвращаясь из Персии, Печорин умирает при обстоятельствах, возможно, подтвердивших предсказание, что он погибнет в результате несчастливого брака.

Рассказчик 1 публикует посмертно его журнал, полученный от Рассказчика 2. О смерти героя Рассказчик 1 упоминает в своем предисловии (1841) к "Журналу Печорина", содержащему "Тамань", "Княжну Мери" и "Фаталиста". Таким образом, хронологическая последовательность пяти рассказов, если говорить об их связи с биографией Печорина, такова: "Тамань", "Княжна Мери", "Фаталист", "Бэла", "Максим Максимыч". Маловероятно, чтобы в процессе работы над "Бэлой" Лермонтов уже имел сложившийся замысел "Княжны Мери". Подробности приезда Печорина в крепость Каменный Брод, сообщаемые Максимом Максимычем в "Бэле", не вполне совпадают с деталями, упомянутыми самим Печориным в "Княжне Мери» В первой части мы видим Печорина глазами Максима Максимыча. Этот человек искренне привязан к Печорину, но духовно глубоко ему чужд. Их разделяет не только разница социального положения и возраст. Они люди принципиально различных типов сознания и дети разных эпох. Для штабс-капитана, старого кавказца, начинавшего службу еще при генерале Ермолове и навсегда сохранившего "ермоловский" взгляд на жизнь, его молодой приятель - явление чужеродное, странное и необъяснимое. Поэтому в рассказе Максима Максимыча Печорин предстает как человек таинственный, загадочный: "Ведь есть, право, эдакие люди, у которых на роду написано, что с ними должны случаться разные необыкновенные вещи!" Что может объяснить читателю эта сентенция? Да ничего, кроме того, что Максим Максимыч Печорина не понимает и понять особо не стремится, любя его просто как "славного малого".

Максим Максимыч выбран первым рассказчиком неслучайно. Его образ - один из важнейших в романе, ибо этот человеческий тип очень характерен для России первой половины минувшего века. В условиях кавказской войны формировался новый тип "русского кавказца" - чаще всего это были люди, подобные Ермолову, превыше всего ставящие закон силы и власти, и их подчиненные - добрые, искренние и не рассуждающие воины. Такой тип и воплощен в образе Максима Максимыча. Нельзя забывать, что Кавказ называли "теплой Сибирью", туда в действующую армию ссылали неугодных - в частности, и многих декабристов. На Кавказ ехали и молодые люди в жажде побывать в "настоящем деле", туда стремились и как в экзотическую страну чудес, в край свободы...

Все эти черты Кавказа есть в лермонтовском романе: мы видим и буднично-бытовые картины, и экзотические; перед нами мелькают образы "сказочных" горцев и обычные, знакомые всем завсегдатаи светских гостиных. Так или иначе, все они сродни Печорину: в нем есть нечто от черкеса (вспомните его безумную скачку на коне по горам без дороги после первого свидания с Верой!); он естествен в кругу княжны Лиговской. Единственный человек, с кем у Печорина нет ничего общего, это Максим Максимыч. Люди разных поколений, разных эпох и разных типов сознания; штабс-капитан и Печорин абсолютно чужды друг другу. Потому и запомнился Максиму Максимычу его давний подчиненный, что так и не смог он понять, разгадать его. В рассказе Максима Максимыча Печорин предстает романтическим героем, встреча с которым стала одним из ярчайших событий в его жизни; тогда как для Печорина и сам штабс-капитан, и история с Бэлой - лишь эпизод в ряду других. Даже при случайной встрече, когда Максим Максимыч готов кинуться ему в объятья, Печорину не о чем с ним говорить: вспоминать Бэлу - болезненно, рассказать старому приятелю - нечего... "Мне пора, Максим Максимыч." Итак, из новеллы "Бэла" (кстати, написанной позже других) мы узнаем о существовании некоего Печорина - героя романтической истории с черкешенкой. Зачем Печорину понадобилась Бэла; почему, едва добившись ее любви, он скучает и томится; отчего бросился отбивать ее у Казбича (ведь разлюбил!); что мучило его у постели умирающей Бэлы и почему засмеялся, когда добрейший Максим Максимыч попытался его утешить? Все эти вопросы остаются без ответа; в Печорине - все тайна, поведение героя читатель волен объяснять в меру собственного воображения. В главе "Максим Максимыч" завеса тайны начинает приподниматься.

Место рассказчика занимает давешний слушатель штабс-капитана, путешествующий офицер. И таинственному герою "кавказской новеллы" придаются какие-то живые черты, его воздушный и загадочный образ начинает обретать плоть и кровь. Странствующий офицер не просто описывает Печорина, он дает психологический портрет. Он человек того же поколения и близкого, вероятно, круга. Если Максим Максимыч ужаснулся, услышав от Печорина о томящей его скуке: "...жизнь моя становится пустее день ото дня...", то его слушатель принял эти слова без ужаса, как вполне естественные: "Я отвечал, что много есть людей, говорящих то же самое; что есть, вероятно, и такие, которые говорят правду..." И поэтому для офицера-рассказчика Печорин гораздо ближе и понятнее; он многое может объяснить в герое: и "бури душевные", и "некоторую скрытность", и "нервическую слабость". Так загадочный, ни на кого не похожий Печорин становится более или менее типичным человеком своего времени, в его облике и поведении обнаруживаются общие закономерности. И все же загадка не исчезает, "странности" остаются. Повествователь отметит глаза Печорина: "они не смеялись, когда он смеялся!" В них рассказчик попытается угадать "признак - или злого права, или глубокой постоянной грусти"; и поразится их блеску: "то был блеск, подобный блеску гладкой стали, ослепительный, но холодный... Именно поэтому так рад путешественник, заполучив записки Печорина: "Я схватил бумаги и поскорее унес их, боясь, чтоб штабс-капитан не раскаялся. Написанное от лица повествователя предисловие к "Журналу Печорина" объясняет его интерес к этой личности.

Он говорит о бесконечной важности изучения "истории души человеческой", о необходимости понять истинные причины побуждений, поступков, характера человека: "...и может быть, они найдут оправдания поступкам, в которых до сих пор обвиняли..." Все это предисловие подтверждает духовную близость повествователя и героя, их принадлежность к одному поколению и одному человеческому типу: вспомните, например, рассуждения рассказчика о "коварной неискренности истинного друга", оборачивающейся "неизъяснимой ненавистью, которая, таясь под личиной дружбы, ожидает только смерти или несчастия любимого предмета, чтоб разразиться над его головою градом упреков, советов, насмешек и сожалений". Как близки эти слова горьким мыслям самого Печорина о дружбе, как объясняют они его убеждение "я к дружбе не способен"!

Мнение рассказчика о Печорине выражено однозначно: "Мой ответ - заглавие этой книги". Это же и объяснение его напряженного интереса к герою: перед нами не только своеобразный человек, типичный для своей эпохи. Герой времени - это личность, сформированная данным веком, и ни в какую другую эпоху подобный человек появиться не мог бы. В нем сконцентрированы все черты, все достоинства и недостатки его времени. В предисловии к роману Лермонтов полемически заявляет: "Герой нашего времени, милостивые государи мои, точно портрет, но не одного человека: это портрет, составленный из пороков всего нашего поколения, в полном их развитии". Но свой роман "едких истин" он создает не для того, чтобы бичевать пороки: он подносит обществу зеркало, чтобы люди увидели себя, взглянули в собственное лицо, постарались понять себя самих. Это и есть главная задача Лермонтовского романа. Как бы ни был близок Печорин рассказчику, полностью понять его он не может. Для полного, глубокого понимания Печорин должен сам сказать о себе. И две трети романа составляет его исповедь.

Важно, что Печорин, ни в коей мере не являясь автопортретом Лермонтова ("Старая и нелепая шутка!" - говорится в предисловии о подобном толковании), все же часто бесконечно близок автору в своих оценках, эмоциях, рассуждениях. Это создает особое ощущение общности судьбы людей лермонтовского поколения. Как и в "Думе", поэт, ощущая себя внутри поколения, разделяя его вину и судьбу, своим пониманием общей трагедии, яростным негодованием и всей горечью размышлений выходит из общей массы, поднимается над ней - на недосягаемые высоты духа.

Композиция "Журнала Печорина" очень своеобразна. Это как бы "роман в романе".

Первая новелла "Тамань" - единый рассказ о происшествии, приключившемся с героем. В ней намечены основные мотивы всего "журнала": стремление Печорина к активным действиям; "любопытство", толкающее его ставить "эксперименты" над собой и окружающими, вмешиваться в дела, до него не касающиеся; его безрассудная храбрость и романтическое мироощущение. И - главное! - стремление понять, что движет людьми, выявить мотивы их поступков, постичь их психологию. Мы еще не понимаем, зачем ему это надо, но нам уже яснее становится его поведение в истории с Бэлой.

"Княжна Мери" построена из дневниковых записей - это почти ежедневная летопись жизни Печорина. Он описывает события дня. Но не только и не столько их. Обратите внимание: Печорин ничуть не интересуется "общими вопросами". Мы мало что узнаем о Пятигорске, о публике, о событиях в стране, в самом городке, о ходе военных действий (а ведь ежедневно, наверное, прибывают новички - и рассказывают!). Печорин пишет о своих мыслях, чувствах, о своем поведении и поступках. Не будь Грушницкий его прежним знакомым, Печорин не обратил бы на него внимания, но, принужденный возобновить знакомство, разражается в журнале едкой эпиграммой на самого Грушницкого и ему подобных. А вот доктор Вернер Печорину интересен: это особый человеческий тип, в чем-то близкий ему, во многом чуждый. При виде прелестной княжны Мери Печорин начинает рассуждать о ножках и зубках, а появление Веры, с ее глубокой, трагической любовью, заставляет его страдать. Видите закономерность? Печорину неинтересен играющий роль "разочарованного", насквозь подражательный Грушницкий, неинтересна поначалу и обычная московская барышня Мери Лиговская. Он ищет самобытные, естественные и глубокие натуры, исследуя, анализируя их, так же, как исследует собственную душу. Ибо Печорин, как и офицер-повествователь, как и сам автор романа, считает, что "история души человеческой... едва ли не любопытнее и не полезнее истории целого народа..."

Но Печорину мало просто наблюдать характеры: жизнь в ее будничном, неторопливом течении дает недостаточно пищи для размышлений. Прав ли был наивный Максим Максимыч, считавший Печорина "эдаким" человеком, у которого "на роду написано, что с ним должны случаться разные необыкновенные вещи"? Разумеется, нет. Дело не в том, что Печорину суждены разные приключения - он сам их себе создает, постоянно активно вмешиваясь в свою судьбу и в жизнь окружающих, меняя ход вещей таким образом, чтобы он привел к взрыву, к столкновению. Так было в "Бэле", когда он круто изменил судьбу девушки, Аромата, их отца, Казбича, сплетая их пути в немыслимый клубок. Так было в "Тамани", где он вмешался в жизнь "честных контрабандистов", в "Княжне Мери"...

Всюду Печорин не просто изменяет и усложняет жизнь окружающих. Он вносит в их судьбы свою неприятность, свое бездумье и тягу к разрушению Дома - символа мирной жизни, непричастности к общей судьбе, укрытия от ветров эпохи. Лишает дома Бэлу - ее любовь не позволяет ей вернуться к отцу; заставляет бежать из дома, опасаясь родительского гнева, Аромата; заставляет "честных контрабандистов" бросить кров и плыть в неизвестность; рушит возможные дома Грушницкого и Мери... Духовная не успокоенность, вечный поиск, жажда истинной жизни и истинной деятельности ведут Печорина вперед и вперед, не дают ему остановиться, замкнуться в кругу семьи и близких, обрекают на бездумье и вечное скитальчество. Мотив разрушения Дома - один из главных в романе: появление "героя времени", человека, воплотившего в себе все черты эпохи, создает "ситуацию взрыва" - заставляет людей почувствовать на себе всю трагичность века, ибо перед лицом общих законов времени человек беззащитен. На себе и на окружающих испытывает Печорин эти законы. Сталкивая людей, друг с другом и с их судьбами, он заставляет их души проявляться в полной мере, абсолютно раскрываться: любить, ненавидеть, страдать - жить, а не убегать от жизни. И в этих людях, в их душах и судьбах стремится Печорин разгадать их истинное предназначение.

Повесть "Фаталист", завершающая "Журнал Печорина", концентрирует в себе основные философские проблемы романа: роль фатума в жизни человека и противостояние ему индивидуальной человеческой воли. Но "главной задачей главы является не философская дискуссия сама по себе, а определение в ходе этой дискуссии характера Печорина"

В заключение хочу привести слова В. Г. Белинского из статьи «Герой нашего времени»

Я поместил в этой книге только то, что относилось к пребыванию Печорина на Кавказе; в моих руках осталась еще толстая тетрадь, где он рассказывает всю жизнь свою. Когда - нибудь и она явится на суд света; но теперь я не смею взять на себя эту ответственность по многим важным причинам.

Благодарим автора за приятное обещание, но сомневаемся, чтоб он его выполнил: мы крепко убеждены, что он навсегда расстался со своим Печориным. В этом убеждении утверждает нас признание Гете, который говорит в своих записках, что, написав «Вертера», бывшего плодом тяжелого состояния его духа, он освободился от него и был так далек от героя своего романа, что ему смешно было видеть, как сходила от него с ума пылкая молодежь… такова благородная природа поэта, собственною силою своею вырывается он из всякого момента ограниченности и летит к новым, живым явления мира, в полное славы творения… объектируя собственное страдание, он освобождается от него; переводя на поэтические звуки диссонансы духа своего, он снова входит в родную ему сферу вечной гармонии… если же г. Лермонтов и выполнит свое обещание, то мы уверены, что он представит уже не старого и знакомого нам Печорина, о котором еще можно много сказать. Может быть, он покажет его нам исправившимся, признавшим законы нравственности, но, верно, уже не в утешение, а в пущее огорчение моралистов; может быть, он заставит его признать разумность и блаженство жизни, но для того, чтобы увериться, что это не для него, что он много утратил сил в ужасной борьбе, ожесточился в ней и не может сделать эту разумность и блаженство своим достоянием.… А может быть и то: он сделает его и причастником радостей жизни, торжествующим победителем над злым гением жизни.… Но то или другое, а, во всяком случае, искупление будет совершенно через одну из тех женщин, существованию которых Печорин так упрямо не хотел верить, основываясь не на своем внутреннем созерцании, а на бедных опытах своей жизни... Так сделал и Пушкин со своим Онегиным: отвергнутая им женщина воскресила его из смертного усыпления для прекрасной жизни, но не для того, чтобы дать ему счастье, а для того, чтобы наказать его за неверие в таинство любви и жизни и в достоинстве женщины.

Список использованной литературы

1. Белинский В.Г. «Герой нашего времени»: Сочинения М.Лермонтова. Белинский В.Г. Статьи о Пушкине, Лермонтова, Гоголь - М. 1983г.

2. Герштейн Э. Судьба Лермонтова М.1986

3. Коровин В.И. Творческий путь Лермонтова М 1973г.

4. Мануйлов В.А. Роман М.Ю. Лермонтова «Герой нашего времени»: Комментарий. 2 - е изд. доп.- Л., 1975.

5. Михайлова Е. Проза Лермонтова. - М., 1975

6. Удодова В.Т. Роман М.Ю. Лермонтова «Герой нашего времени». - М., 1989.

1.1 Принципы композиции в романе

Особенности композиции романа «Герой нашего времени» М. Лермонтова. “Постепенное проникновение во внутренний мир героя... Во всех повестях одна мысль, и эта мысль выражена в одном лице, которое есть герой всех рассказов”, -- говорил Белинский о романе “Герой нашего времени”. Данное произведение - первый русский психологический роман, так как в нем повествование определяется не хронологией событий, а развитием характера главного героя.

Сам М.Ю. Лермонтов сказал о своем романе следующее: «Тут нет ни страницы, ни слова, ни черты, которые были бы наброшены случайно: тут все вытекает из одной главной идеи и все в нее возвращается». Также, раскрытию основной идеи романа у Лермонтова служит и содержание, и форма произведения. Главная идея произведения касается проблемы личности необычного человека, с его пороками и достоинствами в современном обществе. В предисловии к роману Лермонтов писал: «Ему (автору) просто было весело рисовать современного человека, каким он его понимает... Будет и того, что болезнь указана, а как ее излечить -- это уж бог знает!» .

В 1839 году в третьем номере журнала "Отечественные записки" была опубликована повесть Михаила Лермонтова "Бэла". Затем, в одиннадцатом номере появилась повесть "Фаталист" и во второй книжке журнала за 1840 год - "Тамань". В том же 1840 году уже известные читателю три новеллы, повествующие о различных эпизодах жизни некоего Печорина, вышли в печати как главы романа "Герой нашего времени". Критика встретила новое произведение неоднозначно: завязалась острые споры. Наряду с бурными восторгами "неистового" Виссариона Белинского, назвавшего роман Лермонтова произведением, представляющим "совершенно новый мир искусства", увидевшего в нем "глубокое знание человеческого сердца и современного общества", "богатство содержания и оригинальность", в печати зазвучали голоса критиков, абсолютно не принявших роман. Образ Печорина показался им клеветнической карикатурой, подражанием западным образцам. Понравился противникам Лермонтова лишь "истинно русский" Максим Максимыч.

Из-за такой реакции критики Лермонтов решил добавить в роман авторское предисловие и предисловие к "Журналу Печорина". Оба предисловия играют очень важную роль в произведении: они показывают максимально точно авторскую позицию и объясняют лермонтовский метод познания действительности. Композиционная сложность романа неотъемлемо связана с психологической сложностью образа главного героя.

Неоднозначность характера Печорина, противоречивость этого образа показана не только в исследовании духовного мира, но и в сравнении героя с другими персонажами. Читателю постоянно приходится сравнивать главного героя с людьми, которые его окружают. Таким образом, было найдено композиционное решение романа, согласно которому читатель постепенно приближается к герою. Лермонтов опубликовал сначала отдельно три повести, которые в итоге не являлись даже главами одной части, тем самым "Герой нашего времени" создает в русской литературе особый, абсолютно новый тип романа, легко и органично сочетающий в себе черты очень многих жанров. Как отмечал Б. Эйхенбаум, ""Герой нашего времени" явился выходом за пределы этих малых жанров по пути к объединяющему их жанру романа".

Таким образом, мы видим, что композиция романа подчинена логике раскрытия образа главного героя.

Главные герои романа А.С. Пушкина "Евгений Онегин"

Все вложено в эту книгу: ум, сердце, молодость, мудрая зрелость, минуты радости и горькие часы без сна - вся жизнь прекрасного, гениального и веселого человека. Н...

Драматизм и психологизм "Сказания о Борисе и Глебе" и повестей о княжеских преступлениях

В композиционном отношении произведений, о которых пойдет речь, обязательны три части - вступление, описание факта мученической кончины князя и его страданий, т.е. преступления против него других князей или слуг, и заключение...

Жанр элегии в творчестве Е. Баратынского

Творчество Е. Баратынского - одно из наиболее своеобразных явлений русского романтического движения. С одной стороны, Баратынский - романтик, поэт нового времени, обнаживший внутренне противоречивый...

Идейно-художественное своеобразие поэмы Н.В. Гоголя "Мертвые души"

Композиция «Мертвых душ» стройна и по-пушкински соразмерна. Всего в 1-м томе 11 глав. Из них глава I представляет собою развернутую экспозицию. Следующие 5 глав (II-VI), завязывая и развивая действие...

Искушение в повести Н.В. Гоголя "Портрет"

Композиционно повесть состоит из двух частей, каждая из которых тематически завершена. Объединяющая составляющая обеих частей - портрет ростовщика, выполняющий в повести роль главного предмета, влияющего на судьбы многих людей. Итак...

Кинематографичность стиля Сергея Довлатова на примере сборника рассказов "Чемодан"

Классицизм. Основные принципы. Своеобразие русского классицизма

Классицизму как художественному направлению свойственно отражать жизнь в образах идеальных, тяготеющих ко всеобщей "норме" образцу...

Композиционно-стилистические особенности романов Джаспера Ффорде

В чём секрет популярности Джаспера Ффорде? Почему смесь детектива с альтернативной историей, разбавленная знакомыми с детства персонажами школьной классики, стала в англоговорящем мире практически культовой...

Лирическое стихотворение

Как было сказано выше, под композицией понимается только организация стихотворения на, назовем его, «техническом» уровне. То есть для рассмотрения важно не то, «что» говорит субъект, а то «как» он это говорит. Теперь следует определить...

Особенности жанра антиутопии в творчестве Замятина и Воннегута

Композиция (от лат. Сompositio, сочинение, составление) - построение, структура художественного произведения: отбор и последовательность элементов и изобразительных приемов произведения...

Поэтическое своеобразие А. Ахматовой (на примере двух сборников - "Четки" и "Белая стая")

Главной особенностью ранних сборников Ахматовой является их лирическая направленность. Их основная тема - любовь, их героиня - лирическая героиня, жизнь которой сосредоточена на ее чувствах...

Религиозно-философские поиски М.Ю. Лермонтова в романе "Герой нашего времени"

«Героя нашего времени» причисляют к шедеврам мировой классики. Но если это и вправду так -- значит, «история человеческой души», созданная Лермонтовым, -- отнюдь не только некий исторический источник...

Роль символики в раскрытии идейного замысла поэмы "Двенадцать" А.А. Блока

И опять идут двенадцать. А. Блок Александр Александрович Блок -- гениальный мастер слова, одним из первых русских поэтов сумевший услышать и перелить в стихи «музыку революции»...

Сборники стихов Г. Иванова в отзывах современников

Принципы (от латprincipium -«начало основа») - это правила, основные положения и нормы, которым должны следовать руководители и специалисты в процессе управления персоналом...

← Вернуться

×
Вступай в сообщество «tvmoon.ru»!
ВКонтакте:
Я уже подписан на сообщество «tvmoon.ru»